Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стиль фестиваля "Кинотавр" стал более предпринимательским


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.



Андрей Шарый: В Сочи начал работу кинофестиваль "Кинотавр". Один из самых известных российских киносмотров заметно изменился в этом сезоне. Новые хозяева фестиваля - кинопредприниматели и продюсеры Александр Роднянский и Игорь Толстунов, купившие фестиваль у его основателя и многолетнего организатора Марка Рудинштейна, судя по всему, намерены сделать "Кинотавр" более строгим и деловым. Об этом я беседовал со специальным корреспондент Радио Свобода в Сочи, обозревателем нашего радио Мариной Тимашевой.


У фестиваля новые владельцы. Как это сказалось на программе и вообще характере кинофестиваля?



Марина Тимашева: Очень серьезно сказалось. В этом году фестиваль начался задолго до торжественной церемонии его открытия, в самолете. Когда все члены делегации, участники фестиваля вошли в самолет, то они получили очень смешную инструкцию, своего рода комиксы с надписями "ходи в кино", "не перегрейся на пляже". В самих номерах гостиницы нас поджидали большие сумки. Помимо полагающихся в таких случаях буклетов или программок, каталога фестиваля, мы все получили джентльменский набор, в него вошли "Альказельтцер", презервативы и самое главное - жизненно необходимые всем постояльцам гостиницы "Жемчужина" бируши, потому что без них спать совершенно невозможно, здесь музыка играет на всем берегу, грохот и шум всю ночь мучает обитателей гостиницы.



Андрей Шарый: Означает ли это, что фестиваль несколько изменит свой светско-пляжный характер? Будет ли фестиваль серьезнее теперь?



Марина Тимашева: Мне кажется, что это, безусловно, так. Хотя, конечно, людям, желающим погреться на солнышке, никто помешать не в состоянии. Но мне кажется, что нынешнее руководство фестиваля гораздо пристальнее и внимательнее следит за тем, кто и как проводит свое время. Например, вчера вечером фестиваль открылся, произошла эта торжественная церемония, но уже днем критики все сидели в кинозале и смотрели на самом деле чрезвычайно серьезную вещь, а именно историко-киноведческий проект, который называется "Реконструкция погибших фильмов". Считается по статистике, что к настоящему времени вообще изо всех фильмов мирового кино немого периода погибло около 80 процентов. Многие из этих фильмов имели значительное влияние на дальнейшее развитие кинематографии. На основе архивных изысканий, собирания материалов человек по фамилии Николай Изволов, он киновед, и его продюсер Арнольд Дискин сделали в виде небольших фильмов реставрацию, реконструкцию старого кино. Это фильмы, например, Льва Кулешова "Тахунда" 1936 года или "На красном фронте" 1920 года, фильмы Григория Козинцева и Леонида Траурберга "Мишки против Юденича", первая режиссерская работа Эраста Гарина "Женитьба". То есть это фантастическая, совершенно сложная работа, люди восстанавливали фильмы на основании иногда монтажных листов, иногда кадров из фильмов, иногда просто фотографий, которые были сделаны во время съемок. И вот с такой совершенно серьезной научной работой начинается фестиваль задолго до его светской части.



Андрей Шарый: Раньше фестиваль "Кинотавр", собственно, было два фестиваля, был фестиваль российского кино и международного. Теперь с этой практикой тоже покончено и "Кинотавр" - это фестиваль российского кино. Насколько сильна конкурсная программа "Кинотавра" сегодня?



Марина Тимашева: Фильмов я еще не видела. Надо сказать, что практически никто не видел, что тоже отличает принципиально этот "Кинотавр" ото всех фестивалей предыдущих лет. В программе основного конкурса 15 фильмов, из них 14 практически никто не видел. То есть это настоящие премьеры. Причем они сделаны людьми очень известными, например, Валерием Рубинчиком, Александром Рогожкиным, Юлием Гусманом, Константином Лобушанским, Алексеем Балабановым. С другой стороны, и дебюты. Скажем, актер и автор текстов для собственных спектаклей Иван Воропаев сделал фильм "Эйфория".


Характерно, между прочим, что в этом году не "Кинотавр" упрашивал продюсеров отдать фильмы в конкурс фестиваля, а ровно наоборот. И объясняется это, видимо, во-первых, более уживчивым, чем у Марка Рудинштейна, характером Александра Роднянского и Игоря Толстунова, новых лидеров фестиваля, а также, думаю, их возможностями, связанными с каналом "СТС" и с другими телевизионными компаниями.



Андрей Шарый: Изменился ли характер в принципе формирования жюри? Кто будет решать, какой фильм из конкурсной программы лучший?



Марина Тимашева: Нет, характер формирования жюри не изменился никоим образом. Основной конкурс будет судить жюри под руководством Рустама Ибрагимбекова, в него входят представители самых разных кинематографических профессий, от актеров и режиссеров до киноведов и кинокритиков. Например, фильмы короткого метра (есть еще одна конкурсная программа на фестивале, сделанная молодыми совсем людьми) их будет судить жюри под руководством очень известного режиссера-документалиста Виталия Манского.



Андрей Шарый: В прежние годы по пляжу ходили такие знаменитости, как Пьер Ришар и Жерар Депардье. Приедет кто-то из международных звезд на "Кинотавр"?



Марина Тимашева: Это тоже, между прочим, довольно любопытство. Почему-то Александру Роднянскому и Игорю Толстунову даже не задают вопросов о том, будут ли какие-то значительные имена европейского или мирового кино на этом фестивале. Именно потому, что, как правило, люди это появлялись, честно говоря, не очень понятно, для чего. Просто для такого светского, сенсационного, гламурного, как это теперь называется, вида. А поскольку фестиваль нынче гораздо более деловой, то, видимо, никакой особой необходимости в появлении этих звезд нет.



Андрей Шарый: У вас не создается впечатление, что фестиваль в прошлом его обличии просто выработал свой ресурс, и продажа его была каким-то явлением закономерным? Времена того кино или того отношения к кино, может быть, просто прошли в России?



Марина Тимашева: Мне кажется, что такой более купеческий стиль вообще в России мало-помалу (во всяком случае, хочется в это верить) меняется на более деловой, более предпринимательский стиль. Может быть, тут дело даже не в кино, а вообще в каких-то тенденциях, которые происходят в стране.


XS
SM
MD
LG