Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Французский аспект лондонского саммита


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский.

Андрей Шарый: Сейчас подробнее о противоречиях, которые возникали накануне саммита "двадцатки", в частности, об особой позиции Франции. Ее я обсудил с международным парижским обозревателем Радио Свобода Семеном Мирским.

Семен Мирский: Подводя первые результаты лондонского саммита, очень хочется вспомнить французскую пословицу: "Суп никогда не едят таким горячим, каким его варят". Мудрость этой пословицы тем более очевидна, что суп в Лондоне варил не один повар, а целых 20. И здесь уместно вспомнить, что накануне открытия саммита, но уже по прибытии в Лондон Николя Саркози пригрозил хлопнуть дверью, если саммит закончится без конкретных результатов, касающихся мер преодоления мирового финансового кризиса. Его заявление, кстати, достойно дословного перевода. "Политика пустого кресла, - сказал президент Франции, - была бы равнозначна провалу саммита. Я говорил об этом с Ангелой Меркель, и мы с ней вещаем на одной волне. Мы оба хотим капитализм предпринимателей, но не капитализм спекулянтов". Итак, Николя Саркози дверью, как мы знаем, не хлопнул, но его угроза возымела действие, если судить по завершающему коммюнике саммита и по общему настроению в Лондоне. Одержала верх точка зрения, гласящая, что для урегулирования существующих проблем необходимо более активное и даже более агрессивное, чем прежде, вмешательство государств во всем, что касается упорядочения действия банковских систем отдельных стран, а также Международного валютного фонда.

Андрей Шарый: Каковы первые комментарии французских обозревателей? Суп в Лондоне сварен все-таки по французскому рецепту? Это что-то луковое или, может быть, куда более сложное, буайбес или все-таки это какое-то другое варево?

Семен Мирский: Здесь, как всегда, имеет место некое смещение фокуса или точки зрения в сторону, скажем, ну, национального самолюбования. И первые комментарии говорят, что саммит в Лондоне спас Николя Саркози, о специфически французском аспекте этого саммита. Один из его аспектов более других интригующий местных наблюдателей, касается сообщений, согласно которым Саркози урегулировали конфликт с китайским руководством, но урегулировал он его якобы ценой отказа от поддержки независимости Тибета. Саркози (опять же – якобы) обещал китайцам в будущем не встречаться с духовным лидером Тибета Далай-ламой. Эта информация, которую упорно муссируют в эти минуты французские средства массовой информации, нуждается тщательной проверке, разумеется. Но нет сомнения в том, что руководство Китая сменило, как говорят, гнев на милость в отношении Франции, и вопрос, какой ценой оно это сделало, здесь, разумеется, вполне уместен.

Андрей Шарый: Какова общая тональность оценок того, что происходит в Лондоне в эти дни, в эти часы? Говорят о том, что большая польза от этих саммитов "большой двадцатки", ожидают каких-то радикальных мер или понимают, что все-таки это такая сверка часов, не более того?

Семен Мирский: Пожалуй, саммит в Лондоне оставит по себе память, как саммит, закончившийся относительным успехом, именно потому что накануне саммита более, чем другие, были слышны пессимистические нотки: мол, ничего из этого не получится, разногласия между одними и другими, скажем, европейцами, с одной стороны, и американцами и китайцами - с другой, слишком велики для того, чтобы над ними можно было перебросить мостик.
XS
SM
MD
LG