Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фольклор – от архаики до авангарда






Марина Тимашева: В Москве прошел международный фестиваль “От фольклора до авангарда. Путивльский путь”. С участниками фестиваля встретилась Тамара Ляленкова.

Тамара Ляленкова: Нынешний - 4-й фестиваль “От фольклора до авангарда” - помимо выступлений музыкантов, состоял из выставок, этнической ярмарки, мастер класса по старинным украинским танцам, гончарному делу, презентации книг, показа документальных фильмов и мультфильмов. Следование фольклорной традиции подразумевает изучение различных видов народного творчества. Не важно - кельтского, шведского или русского. Однако, стрежень фестиваля это выступление музыкантов, и я попросила организатора фестиваля художницу Нину Кибрик рассказать о них подробнее.

Нина Кибрик: По сравнению с предыдущими годами примерно вдвое он вырос, он обогатился такими участниками, такими даже звездами, я не побоюсь сказать. Сергей Николаевич Старостин нас почтил своим присутствием, Герберт Моралес - один из патриархов в регги, “Зеленые рукава”, которые олицетворяют фолкроковую часть нашего фестиваля. Важнейшая, конечно, часть этого фестиваля это гости, которые приезжают издалека - “Божичи”, вот Илья Фетисов, Сусанна, связью с Киевом мы дорожим.

Тамара Ляленкова: Разговор о фольклоре и фестивале продолжил Илья Фетисов, участник ансамбля “Божичи”.

Илья Фетисов: Мне кажется, это замечательное такое явление, потому что, во-первых, оно позволяет в Москве заявить об украинской культуре. Украинское многоголосье - один из мировых шедевров. Он ЮНЕСКО еще пока не признан, наравне с грузинским, мировым нематериальным наследием, но я думаю, что это не за горами, потому что это уникальная многоголосая традиция. Трехголосье фактически стабильно, но вот мы записывали на днепропетровщине церковное пение для пяти голосов, при том, что исполнители поют не по нотам, а, действительно, слуховым способом. То есть, с одной стороны, многоголосье богатое, а, с другой стороны, очень широкий пласт дохристианских песен, которые до сих пор сохранились - те же колядки, веснянки.


Тамара Ляленкова: Это аутентичное пение или вы привносите что-то свое?

Сусанна Карпенко: Конечно, если просто копировать, то творчества в этом мало.


Тамара Ляленкова: На вопрос отвечает Сусанна Карпенко, также участница ансамбля “Божичи”.

Сусанна Карпенко: Очень хорошо, когда ты это слушаешь, ты уже это можешь спеть так, как поет народный исполнитель, и ты умеешь импровизировать в этой традиции. Вот это уже полнота.


Тамара Ляленкова: Очень любопытно было, что вы исполнили из Миргородского района, это, действительно, наверное, то, что мог слушать Гоголь?


Илья Фетисов: По крайней мере, мы пели очень старинную песню, она существовала еще явно задолго до того, как Гоголь появился на свет.


(Звучит песня)


Я люблю левобережье. Это логично, потому что правобережье это такая архаичная женская культура, потому что как раз женщины - носители архаики, а левобережье это мужская культура, потому что это связано с казачеством. Но мы сходимся в плане карпатской традиции, которая очень сильно отличается от украинской. Вот определенные регионы обычно говорят одним голосом. Вот все село оно обычно одним голосом говорит, другое - другим. Это не сложно - если знаешь, как получать разный голос, то это можно спокойно воспроизводить. Можем утверждать, что на фольклор влияет местность, потому что степь, например, там все песни, очень много у них колен, то есть таких распевок, и вот как степь безгранична, так и эти песни очень долго тянутся, а карпатские мелодии очень скачкоподобные, там мелодия достаточно невыразительная часто бывает, а при этом огромное количество текстов.

Тамара Ляленкова: По мнению Александра Казакова, который на фестивале выступал вместе группой “Мировое древо”, современный фольклор не может слепо копировать старые образцы.

Александр Казаков:
Нужно делать искусство, которое является качественным, вне зависимости от его стилистики. Другое дело, что фольклор не пользуется любовью СМИ, к сожалению. Соответственно, люди не имеют привычки ценить тонкость фольклора и импровизацию. В общем, это все связано с ситуацией в стране, которую я сейчас комментировать не буду, но идея заключается в том, что нужно русским людям рассказывать о том, какое у них искусство.


Тамара Ляленкова: Но получилось так, что в нынешней ситуации фольклор стал действительно неким авангардом.


Александр Казаков: Мы живем в городе, я не могу превратиться в крестьянина, поэтому в моей голове фольклор изменяется, и от фольклора до авангарда в городских условиях один маленький шаг. Но, грубо говоря, вообще-то надо сочинять новый фольклор. Фольклорную форму нужно облечь в крайне актуальный призыв. Мы пли сначала три русских песни, потом песню на венгерском языке, на португальском и на шведском. Это народный текст, но мелодию придумал ансамбль “Гармарна”. Есть такой ансамбль шведский.


(Звучит песня)

Тамара Ляленкова: Поют об одном и том же в разных народах?

Александр Казаков: Нет. Допустим, у шведов есть мужская песня о вечной любви до гроба. Это народная песня.


(Звучит песня)

Так вот русской традиции ни одной такой нет. Есть куча песен о тяжелой женской доле, но мужской песни о верной любви до гроба я не знаю ни одной.


Тамара Ляленкова: Это еще одна особенность фестиваля “От фольклора до авангарда” - смешение не только стилей, но и различных культур. Однако такая разноголосица никого не пугает, и самая старшая исполнительница, символ фестиваля Лукерья Андреевна Кошелева, которая каждый год приезжает из своего села в Москву, с одинаковым интересом относится и к испанским танцам, и к африканским.
XS
SM
MD
LG