Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке


Юрий Жигалкин: 60-летний юбилей НАТО, собственно как и все дни рождения Североатлантического союза в последние 20 лет, неизбежно дают поводы для вопросов о его будущем и жизнеспособности организации, созданной для противостояния советской опасности. Некоторые из этих вопрос Ян Рунов задал американскому политологу сотруднице фонда «Наследие» Салли Макнамаре.

Салли Макнамаре: Если прочитать устав НАТО, то там не говорится, что задача организации - победа над Советским Союзом. Задача - защита стран - членов НАТО. Члены НАТО по-прежнему нуждаются в обеспечении своей безопасности. Если открыть статью пятую договора, там ясно сказано, что нападение на одного члена НАТО расценивается, как нападение на все страны НАТО. Это положение актуально и сегодня. В задачи входит и отражение так называемых «ассиметричных» атак, и координация действий в войне против терроризма. После холодной войны необходимость в НАТО отнюдь не отпала. Оказались неправы те, кто говорили, что терроризм грозит только Соединённым Штатам из-за их политики на Ближнем Востоке. После 11 сентября 2001 года европейские страны тоже подверглись нападениям исламских террористов. Вспомним хотя бы Мадрид и Лондон. Поэтому страны - союзники по НАТО воюют в Афганистане. Их борьба против террористов "Аль-Каиды" и "Талибана" столь же в интересах Европы, сколь в интересах США. Тот факт, что многие страны Центральной и Восточной Европы стремятся попасть в НАТО, показывает, насколько актуально дальнейшее существование этого оборонительного союза. Хотя у организации немало проблем, она нужна сегодня так же, как нужна была 60 лет назад.

Ян Рунов: Говоря о проблемах, что вы имеете в виду?

Салли Макнамаре: НАТО - это долгосрочный проект. Время от времени в организации возникают кризисы. Вспомним, например, 1980-е годы, когда в сенате США рассматривалось предложение о выводе американских войск из Европы. Сейчас острые споры вызывает вопрос о расширении НАТО. Если Украина и Грузия будут соответствовать нормам демократического процесса, то они будут иметь право вступить в НАТО, как бы не выступала против этого Россия, которая не имеет права вето на вступление любой страны в Североатлантический союз. Но этому препятствуют Франция и Германия, желающие улучшить отношения с Россией. США не считают, что за такое улучшение надо платить отказом Украине и Грузии в приёме в НАТО. Среди других проблем НАТО - выработка новой стратегической концепции, новых правил принятия решений. С подобными проблемами периодически сталкивается любая международная организация. Это нормальный процесс. Есть все основания полагать, что НАТО успешно преодолеет трудности и будет существовать и далее.

Ян Рунов: Так считает политолог Салли Макнамара из вашингтонского фонда «Наследие».

Юрий Жигалкин: Отношения с Россией и кампания в Афганистане, скорее всего, определят облик НАТО в ближайшие годы. Так считает Тэд Карпентер, известный американский политолог, сотрудник Института Катона. С ним беседовал Аллан Давыдов.

Тед Карпентер: Для меня очевидно стремление НАТО и Соединенных Штатов, как его лидера, поправить отношения с Россией, которые были сильно испорчены в последние несколько лет. Новую надежду на это дала очень успешная, как полагают, встреча в Лондоне президента США Обамы и президента России Медведева. Она открыла путь переговорам о значительном сокращении стратегических вооружений. Президенты заявили о готовности двух стран противостоять террористической угрозе, исходящей из Афганистана. Они хотят усилить взаимодействие по проблеме иранской ядерной программы. Думаю, что большинство союзников по НАТО, особенно в Западной Европе, приветствуют намечающееся улучшение отношений. Дальнейшее развитие событий зависит от ряда факторов. Прежде всего - от судьбы предлагаемой Соединенными Штатами программы размещения объектов противоракетной обороны в Чехии и Польше. У меня ощущение, что администрация Обамы намерена, по крайней мере, отложить ее реализацию, если вообще не отменить. Это намного улучшило бы отношения с Москвой. Но, в конечном счете, ключевым долговременным фактором доверия между НАТО и Россией будет вопрос о расширении НАТО за счет Украины и Грузии. Если НАТО пойдет на это, тогда мы вернемся к очень напряженным взаимоотношениям с Россией. Сейчас, я думаю, пока невозможно сказать станет ли для нынешней администрации вопрос о членстве в НАТО Украины и Грузии приоритетной задачей.

Аллан Давыдов: Какою вы видите роль НАТО в Афганистане?

Тэд Карпентер: Несомненно, НАТО столкнулось с серьезными проблемами в своей миссии в Афганистане. Некоторые страны-члены союза не выполняют свою часть серьезных обязательств. И в целом, думаю, США и их союзникам по НАТО следует снизить свои ожидания относительно того, что может быть достигнуто в Афганистане. В лучшем случае это может выглядеть как фрагментарная победа, в результате которой "Аль-Каиде" будет нанесен ощутимый урон, она утратит способность планировать крупномасштабные нападения. Но нам не удастся превратить Афганистан в единую страну с сильным либерально-демократическим светским правительством. К сожалению, миссия НАТО в Афганистане в последние семь лет была не совсем конкретно определена. На вопрос к натовским представителям о том, чего мы пытаемся добиться в Афганистане, мы не можем получить однозначный ответ. Поэтому сейчас НАТО необходимо определить эту миссию более точно и с более реалистичными ожиданиями, а не с раздутыми надеждами на обустройство целой страны. Думаю, что миссия в Афганистане подчеркивает проблему формулирования ясной стратегии НАТО, организация испытывает явные трудности в поиске адекватных решений многочисленных проблем в области безопасности. Да и сама структура НАТО в определенной степени устарела. Несмотря на это, членство в нем остается привлекательным, и в будущем НАТО может пополниться множеством новых членов.

Аллан Давыдов: Это был Тед Карпентер, вице-президент по исследованиям в области обороны и внешней политики вашингтонского Института Катона.

Юрий Жигалкин: Бывший губернатор Иллинойса Род Благоевич заявил о том, что он опечален и испытывает душевную боль после известия о решении прокуратуры предъявить ему официальные обвинения в коррупции. Он призывает жителей штата не спешить с выводами и дождаться суда, где он докажет свою невиновность. Отбиваться ему придется по 19 пунктам обвинения. Самое громкое среди них - утверждение о том, что Благоевич, имея в роли губернатора возможность назначить сенатора на место, освобожденное Бараком Обамой, пытался предложить это кресло тому, кто мог отплатить ему различными услугами. Среди вариантов услуг якобы обсуждалось министерское кресло для Благоевича в кабинете Обамы, помощь в сборе средств для предвыборной кампании или высокооплачиваемая корпоративная должность. Благоевича также обвиняют в том, что он организовал финансирование проектов близких ему предпринимателей за счет штатных средств. В числе обвиняемых также брат бывшего губернатора, два его помощника, известный лоббист и глава группы по сбору пожертвований. По словам следователей, бывший начальник канцелярии Благоевича, также проходящий по этому делу, согласился сотрудничать с ними.
В то время как финансовые рынки четвертую неделю подряд находятся в плену восторженных ожиданий, курсы акций рвутся вверх, статистика свидетельствует об усугублении рецессии. Рекордное количество американцев, больше 32 миллионов человек, то есть, один из десяти получают бесплатные продовольственные купоны. Это означает, что доходы все большего числа семей снизились ниже уровня бедности. На прошлой неделе заявление о выдаче пособий по безработице поднялись до самого высокого за четверть века уровня. Воодушевленные инвесторы, впрочем, обращают внимание не редкие признаки оживления экономики: некоторого роста активности на рынке недвижимости и слабое оживления промышленного производства.
У Джулии Робертс неприятности. За новый фильм, который называется "Двойная игра", она получит не 20 миллионов, как обычно, а всего лишь 15. Еще хуже дела у Скарлетт Йоханссон. Той вместо 5 или 7 миллионов светит каких-то 400 тысяч. Как Голливуд дошел до жизни такой?

Владимир Морозов: Кризис помог выяснить, что незаменимых в Голливуде нет. Если звезда не соглашается на пониженный гонорар, то ей для острастки предъявляют список других звезд, к которым тут же обратится студия. Могут немного поторговаться. Так, за роль в фильме «Железный человек-2» Скарлетт Йоханссон надеялась получить несколько миллионов. Но ей предложили оскорбительные 250 тысяч. С большим трудом ее агенты повысили сумму до 400 тысяч. Какие там миллионы, не до жиру!
Но нет худа без добра. Один из голливудских агентов, пожелавший остаться неназванным, завил, что “студии давно пытались найти способ понизить звездные гонорары, и вот теперь кризис позволяет это сделать».
Чем еще угрожает кризис Голливуду? На этот вопрос отвечает режиссер фильма «День, когда Земля остановилась» Скотт Дерриксон.

Скотт Дерриксон: Пока есть Америка, будут существовать и кино и люди будут их смотреть. Да, кризис касается всех. Из-за него могут делать поменьше фильмов и поменьше за них платить. Но людям нужно кино, особенно в трудные времена. Вы же помните, что, например, самые трогательные ленты сделаны во времена Великой депрессии.

Владимир Морозов: Будем надеяться, что и рецессия тоже повысит идейно-художественный уровень продукции Голливуда. И не наша печаль, что бедные суперзвезды больше не участвуют в доходах, полученных от показа данной ленты. Так, в 2000 году треть прибылей от фильма «Как Гринч украл Рождество» получили - Джон Керри и Рон Ховард. Теперь такое невозможно. Притесняют звезд и в другом: им все реже дают покататься на частных самолетах, которые принадлежат студиям. Да и самолетов становится все меньше.
Кризис повлиял и на политические симпатии Голливуда, который традиционно был за демократов и либералов. Но теперь здесь собираются снимать ленту, направленную против помощи частному сектору, которую оказывает Белый дом. Причина понятная - всем деньги дают, а Голливуду нет. В основе фильма роман Эйн Рэнд «Атла́нт расправил плечи». Напечатан он аж полвека назад, но вот вдруг снова оказался злободневен, потому что прославляет американский индивидуализм и враждебно относится к попыткам правительства помочь или помешать бизнесу. На главную роль намечали Анджелину Джоли. Потом, видимо, чтобы она не запросила слишком много, в список претендентов включили Шарлиз Терон, Джулию Робертс и Энн Хатауэй.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG