Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путешествия на автомобиле за рубеж


Вероника Боде: Сегодня мы будем говорить о путешествиях на автомобиле за рубеж. В программе участвуют: наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», и его супруга, замечательная актриса Марина Дюжева, которую наши слушатели наверняка хорошо помнят по фильмам «Мимино», «Трактир на Пятницкой», «По семейным обстоятельствам», по многим другим картинам, ну, и, конечно, помнят Анну Адамовну из фильма «Покровские ворота», которая «вся такая внезапная и противоречивая». Вы только что вернулись из автомобильного путешествия по нескольким европейским странам. Понравилась поездка?



Юрий Гейко: Потрясающая была поездка.



Марина Дюжева: Ой! Это единственное, что я могу сказать.



Вероника Боде: Почему, Марина?



Марина Дюжева: Потому что очень сильные впечатления. Столько всего… Хотя у меня не было такой мечты - увидеть Францию. Я спокойно к этому относилась. Но, когда я это увидела, я поняла, что я должна была это увидеть. Париж – совершенно удивительный город. Он, конечно, абсолютно музейный и в то же время это город, который абсолютно приспособлен для жизни.



Юрий Гейко: За 19 дней - 10,5 тысяч километров, 13 гостиниц, 6 стран. Причем ехал я за рулем, а устали мои попутчики.



Вероника Боде: В самом деле, ехать иногда тяжелее, чем вести автомобиль…



Марина Дюжева: Да, а мы сидели там, как груз.



Вероника Боде: Итак, что вам больше всего запомнилось в этой поездке?



Марина Дюжева: Запомнилась, кончено, культура Франции – она просто подавляет. Понимаешь, насколько Россия отстала - объективно, исторически отстала. Когда там возводились уже здания (мало того, что стоят до сих пор, до сих пор на это смотришь и не можешь понять, как это было сделано), наша страна только-только начинала развиваться. Очень наглядно это все видишь. Но меня, как ни странно, больше всего потряс прилив, который я видела, когда море… Мы не видели, как оно уходило на 14 километров, но мы видели, как оно приходило. Когда суша, по которой ты ходишь, превращается вдруг в море! Ты не можешь понять, как это?! Ведь только что это была абсолютная суша! И это происходит каждый день.



Вероника Боде: Потрясающе! Юрий, а вам что больше всего запомнилось?



Юрий Гейко: Я не ожидал таких дорог во Франции увидеть. Ведь все говорят о том, что немецкие дороги даже лучше американских. А французские дороги ничуть не хуже немецких. Сеть их очень густая, подходят практически к каждому городишке – скоростные дороги, между прочим. Вообще, Франция удивительная страна.



Марина Дюжева: А можно я добавлю, как штурман?



Юрий Гейко: (Смеется). Штурман! Завезла нас в Лионе в самый центр города!



Марина Дюжева: Потому что там просто неправильно было написано…



Юрий Гейко: Да, на карте ошибка.



Марина Дюжева: Да, конечно. Там достаточно легко быть штурманом. Главное – понять систему. В Германии мы ехали просто мокрые от ужаса, потому что мы не знали, куда нам поворачивать.



Юрий Гейко: Там скорости бешеные.



Марина Дюжева: Во-первых, бешеные скорости. Во-вторых, такая сетка дорог, что непонятно, куда сворачивать, когда сворачивать. Во Франции гораздо понятнее, то есть можно смело ехать, естественно, предварительно изучив карту, но не бояться.



Юрий Гейко: Кроме того, нас было четверо - с нами были еще друзья. Машина была груженая. Сейчас мы почти все знаем. Я думаю, что сможем ответить на любой вопрос. Поэтому я обращаюсь к нашим радиослушателям: спрашивайте все, что вам интересно… Я вообще не понимаю, почему мы не видели за 10 тысяч километров ни одной русской машины!



Марина Дюжева: Да, действительно!



Юрий Гейко: Люди не ездят в Европу на машинах, а ведь это дешево.



Марина Дюжева: Да, это гораздо дешевле.



Вероника Боде: Может быть, они берут машину на прокат? Приезжают, скажем, во Францию и берут машину.



Марина Дюжева: Мы просчитали этот вариант.



Юрий Гейко: Это дороже. Мы подсчитали, что примерно на 20 дней нам пришлось бы где-то по 3-3,5 тысячи евро на человека. Мы же уложились за 20 дней в 3 тысячи 100 евро на двоих. Это очень немного.



Вероника Боде: Юрий, вы ведь не в первый раз оказались на автомобиле на европейских дорогах. Есть что-то такое, к чему трудно привыкнуть? Я имею в виду, именно на дороге: правила, знаки, дорожная этика или, может быть, что-то еще?



Юрий Гейко: Знаете, к хорошему привыкают легко. Я сейчас тоскую по западной езде. В это трудно поверить. Я тоскую по предсказуемости всех и каждого. Как комфортно соблюдать правила! Это может понять только тот, кто их соблюдал, причем соблюдал там, где соблюдают все. В Москве это понять невозможно! Соблюдающий правила в Москве просто будет иметь немного больший комфорт и безопасность.



Вероника Боде: Ходят слухи, что французы, например, правила не очень любят соблюдать.



Юрий Гейко: Да, это было. Все знают о том, что Николя Саркози, имя которого на слуху, он министр внутренних дел, лидер правящей партии, стал им после того, как сократил количество жертв на дорогах на треть. Да, они навели порядок довольно быстро – поставили телекамеры на всех дорогах. Мы поехали на собственной шкуре испытывать метод Николя Саркози, потому что его изучают сейчас во всем мире. Мы видели эти телекамеры. Наверное, все дело в менталитете. Представьте, по всей стране всего-то два с половиной десятка камер. Это значит, камера на 100 километров. Причем камеры стационарные. О них заранее предупреждает огромный плакат. Потому что это недемократично - наблюдать за человеком и не ставить его об этом в известность. У них нет засады с радарами в кустах, как в Польше, например. Про камеры знают все французы. Они есть в Интернете. Наши люди нанесли бы их заранее на карту, сбрасывали бы перед ними скорость - и все дела.



Вероника Боде: Да, конечно.



Юрий Гейко: Вот, вы знаете, Маша не даст мне соврать (Маша – это домашнее имя Марины), скоростное безумие кончилось на границе Бельгии с Францией. Как ножом отрезало!



Марина Дюжева: В Германии мы ехали быстро. Юра там превышал скорость.



Юрий Гейко: Да, существует мнение, что в Германии нет ограничения скорости. Это неправда.



Вероника Боде: То есть там превышают скорость?



Юрий Гейко: Та же самая скорость в Германии, что и по всей Европе: 130 на скоростных магистралях, 50 – в населенках. Просто когда в Германии стоит знак «конец ограничений», то - гуляй душа – 200, 220, сколько можешь! Неслись все! Нас обгоняли даже грузовики. Я, естественно, шел под 200, хотя машина была…



Марина Дюжева: Не надо насчет под 200!



Юрий Гейко: 180 мы ехали.



Марина Дюжева: Да, 180 мы ехали.



Юрий Гейко: Да, но машина была груженая до предела. В багажнике было 70 килограммов и 4 не худеньких пассажира.



Марина Дюжева: Нашим приятелям, не привыкшим к такой езде, было не по себе, конечно.



Вероника Боде: Зато вы быстро доехали. Как я понимаю, за три дня добрались до Парижа?



Юрий Гейко: За два дня!



Марина Дюжева: Но зато в Париже (там везде одностороннее движение в центре) мы два часа не могли понять, как найти свою улицу.



Юрий Гейко: Да, свою улицу со своей гостиницей.



Вероника Боде: У нас вопрос с пейджера: «Какая марка машины? Сколько бензина? Сколько денег на эту поездку надо?» - спрашивает Георгий Георгиевич из Санкт-Петербурга. Сколько денег, вы уже сказали, Юрий. А на какой машине вы ездили, сколько бензина ушло?



Юрий Гейко: Мы ездили на машине «КИА Спектра» ижевской сборки, которую я приобрел в декабре. Пробег всего 5 тысяч, то есть машина новая, не обкатанная, показала себя великолепно. Я три раза залезал под капот: не дадут мне соврать, не долил ни капли, ничего. Уровень масла понизился за 10 тысяч километров на 2 миллиметра. Единственная у нас была неприятность: мы в Монако пробили колесо, и то по моей вине, и довезли его до Москвы. Потому что, оказывается, на Западе боковые пробои не вулканизируют. А средний расход бензина на этом огромном пути, причем с кондиционером, с полной нагрузкой - в среднем, в городах и на шоссе, составил 9,2 литра на 100 километров, причем это с автоматической коробкой передач.



Вероника Боде: А какие-то другие сложности в дороге возникали, помимо проколотого колеса?



Юрий Гейко: Могу сказать о технических сложностях, а Маша может рассказать о бытовых. Технические – многие боятся: выхлоп, СО, экология… Нигде в Европе, ни на каких границах, никто: ни в городе, ни на шоссе никаких выхлопов не проверяет. Брестская граница – это особый разговор. Это огромная сложность. Это многочасовые пробки, сделанные специально для вымогательства. Я бы в отчаянии, честно говоря. Париж горел ярким пламенем. Мы просто не успевали. У нас там гостиница была заказана начиная с определенного дня. Но спасибо жене: она же снималась в «Государственной границе», и ее узнали белорусские пограничники. Целовали ей руки. Она сидела красная (не привыкла к целованию рук). Но мы прошли брестскую границу за 10 минут.



Вероника Боде: Марина, а для вас что было самое сложное в поездке?



Марина Дюжева: Дело в том, что мы с собой (я и моя приятельница) взяли по чемодану одежды на всякие случаи жизни.


А в результате получилось так, что 13 гостиниц мы поменяли, и естественно, не будешь каждый раз чемодан вытаскивать, заносить, выносить. И я поняла, что если я поеду в следующий раз, то надо брать минимум вещей. Потому что все равно, в основном, в чем ты едешь, в том в музей и выходишь. Потом опять садишься, опять куда-то выходишь… В общем, некогда переодеваться.



Юрий Гейко: Вечерних-то приемов у нас не было никаких, хотя мы и посетили Каннский фестиваль, кстати.



Марина Дюжева: И еще я могу посоветовать, как человек командировочный: нам очень пригодился электрочайник, который я с собой взяла, несмотря на протесты моих приятелей.



Марина Дюжева: Да, электрочайник. Еще я с собой взяла утюг.



Юрий Гейко: Утюжок, утюг бы я тебе не дал взять!



Марина Дюжева: Утюжок, да. Чай, кофе. Мы там заходили в магазинчики. Наши приятели были настроены на рестораны, на то, чтобы вечером где-нибудь посидеть. А я говорю: вот мы походим по музеям, и я на вас после этого посмотрю. Действительно, сваливались просто!



Юрий Гейко: Утром во французских гостиницах завтрак.



Марина Дюжева: Просто чудовищный!



Юрий Гейко: 7,5 евро.



Марина Дюжева: Круассан, масло, какой-то джем и чашка кофе.



Юрий Гейко: Еще бокал апельсинового сока. Все!



Марина Дюжева: Крошечная чашечка.



Юрий Гейко: Это же не завтрак!



Вероника Боде: Безусловно.



Марина Дюжева: Нет, круассан – это просто ужас.



Юрий Гейко: Кстати, они едят столько мучного! Почему они не толстые?



Марина Дюжева: Да, все такие худенькие, и постоянно все везде едят эти круассаны. Мы, например, к такому не привыкли. Нам надо колбасы кусок, сыра кусок, еще чего-нибудь.



Юрий Гейко: Поэтому позавтракав утром, если завтрак входил в стоимость номера, мы потом, после завтрака в гостинице, шли в номер и завтракали по-русски. Кстати, далеко не везде во Франции завтрак входит в стоимость. Обязательно, останавливаясь в гостинице, надо спрашивать, входит завтрак или не входит.



Вероника Боде: «По вашим словам, во Франции все замечательно, только факты говорят об обратном» - пишет наш слушатель, который подписывается «Добрый».



Юрий Гейко: А какие факты?



Вероника Боде: Не знаю, какие у него факты.



Марина Дюжева: Я так думаю…



Юрий Гейко: Дорого.



Марина Дюжева: После того как мы уехали, начались опять волнения. Но я думаю, что этого не избежать. Я знаю, что покажусь не слишком политкорректной, но я считаю, что французы делают гигантскую ошибку, вернее, они ее уже сделали, и как выходить из этой ситуации, я даже не представляю. Потому что большая часть парижан сильно отличается от первоначальной и по цвету кожи, и по вероисповеданию. Причем в трудовых районах (мы же проехали всю Францию) - там, где делается благосостояние, там, где вкалывают, там, где обработан каждый клочок земли, - там не встретишь эмигрантов вообще. А Париж ими наводнен. И Лазурный берег – тоже.



Вероника Боде: У нас звонок от Александра из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Приходится повторяться. Я в первую очередь обратил внимание на то, что, как вы говорите, во Франции все в порядке. Но у меня другое мнение. Я вспоминаю исконных парижан, которым жгли машины арабские дикари. Кого они к себе пригласили в дом?



Юрий Гейко: Знаете, давайте не будем здесь дискриминацией заниматься...



Марина Дюжева: Я так думаю, что надо отдавать предпочтение тем людям, которые способны воспринять культуру страны, куда они едут. Если они хотят там жить, значит, их что-то привлекает.



Юрий Гейко: Уровень жизни и зарплата привлекает.



Марина Дюжева: Все равно.



Юрий Гейко: Пособие социальное.



Марина Дюжева: Но зачем же ехать со своим уставом в чужой монастырь? Это абсолютно неправильно.



Вероника Боде: Давайте поговорим о том, как вы оформляли эту поездку в Москве. Насколько это было легко – сделать визы, какие документы нужны были для этой поездки, какие страховки? Сколько это все стоит?



Юрий Гейко: Это все очень просто. Я обратился во французское туристическое агентство (Я не буду его называть, а то меня могут упрекнуть, что я его рекламирую.), в одно из французских агентств, имеющих в Москве представительства, у них «накруток» гораздо меньше, чем у российских. Они заказали нам гостиницу в Париже. Мы ее оплатили здесь рублями. Они же сделали визы и медицинскую страховку, а также грин-карт на автомобиль – 60 евро.



Вероника Боде: Это страховка, да?



Юрий Гейко: Да, это страховка на автомобиль. Она стоит от 30 до 60. У нас была дорогая немецкая.



Вероника Боде: А что она в себя включает – гражданскую ответственность или ущерб тоже?



Юрий Гейко: Она все включает в себя. Если вас стукнули или вы стукнули - неважно, звоните по телефону, и у вас нет проблем с эвакуацией. Слава богу, нам не довелось проверить это на себе. Медицинская страховка на четверых стоила 20 евро. Визы стоили 60 евро. Мы легко все это сделали, даже без захода во францзуское посольство.



Вероника Боде: У нас звонок, Валерий Аркадьевич из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. У меня первый вопрос. На вас лично, на одежде, на автомобиле были какие-то опознавательные знаки принадлежности к России?



Марина Дюжева: Да, номера на машине.



Слушатель: Только номера, да?



Юрий Гейко: Нет, любой россиянин, выезжающий за границу, обязан вешать на задний бампер наклеечку « RUS ».



Вероника Боде: Предлагаю послушать выпуск автоновостей, который подготовил наш коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : С 1 июня подразделения ГИБДД будут по-новому принимать экзамены на водительские права, сообщает "Коммерсант". Билеты приведены в соответствие с поправками в Правила дорожного движения, которые действуют с 1 января этого года. Кроме того, если раньше будущий водитель отвечал на 20 вопросов и при этом имел право сделать две ошибки, то с 1 июня за одну ошибку сдающему экзамен придется ответить на пять дополнительных вопросов.


Автомобили зарубежного производства, не соответствующие стандартам «Евро-2», которые находятся на таможенных площадках морских портов российского Дальнего Востока, будут отправлены назад в страны-производители или разобраны на запчасти. Об этом заявил исполняющий обязанности начальника Дальневосточного таможенного управления Вячеслав Голоскоков. До 1 сентября 2006 года таможенники будут оформлять иномарки по упрощенной схеме – согласно таблицам соответствия экологическим стандартам. Но этот порядок не распространяется на автомобили, не отвечающим требованиям «Евро-2».


Тем временем депутаты Госдумы Российской Федерации намерены добиться отсрочки запрета на ввоз подержанных иномарок, не имеющих экологического сертификата "Евро-2". По мнению парламентариев, экологические требования грешат противоречивостью, процедура сертификации не установлена, и подтвердить соответствие автомобилей стандарту "Евро-2" невозможно. Напомним, что согласно новым правилам, нельзя ввозить машины старше 11 лет, выпущенные в США, старше 10 лет, сделанные в Евросоюзе, старше 9, произведенные в Японии и машины китайского производства старше 3 лет. Эти автомобили, по мнению Минпромэнерго, не отвечают современным экологическим требованиям.


В России будут созданы два новых производства по сборке иностранных автомобилей. В августе этого года в Калужской области начнется строительство завода по сборке автомобилей Volkswagen и Skoda. С сентября 2008 года с конвейера будет сходить до 115 тысяч автомобилей в год. Стоимость автомобиля Volkswagen с кузовом седан на базе модели «Поло», разработанного специально для российского рынка, составит менее 10 тысяч евро.


Другой завод с участием корпорации General Motors разместится под Санкт-Петербургом. Автосборочное производство начнут возводить в июне этого года. На заводе предполагается выпускать три модели General Motors, также рассчитанные на российского потребителя. Поскольку иностранные компании получают возможность ввозить комплектующие для своих автомобилей по льготному тарифу, то цена автомобилей российской сборки будет ниже цены их зарубежных аналогов.


Компания Renault объявила о начале продаж «заряженной» версии компактного хэтчбека Clio Sport. Автомобиль отличается от серийной модели спортивными решениями в стиле Формулы-1. Новинка получила первый в своем классе функциональный задний диффузор, который обеспечивает прижимную силу до 70 килограмм. Спорт ивный Clio имеет форсированный 2-литровый 16-клапанный двигатель Renault мощностью 197 лошадиных сил. В сочетании с 6-ступенчатой коробкой передач с близкими передаточными числами силовой агрегат разгоняет Clio Sport до 100 километров в час за 6,9 секунды.


Компания Volvo Car Corporation создала автомобиль для людей, страдающих астмой и аллергией на пыль, говорится в сообщении компании. Новый Volvo S80— это первая модель автомобиля, отвечающая стандартам Шведской ассоциации по проблемам астмы и аллергических заболеваний. В автомобиле используется система, которая снижает содержание формальдегидов, мелких частиц и компонентов, вызывающих раздражение, а также летучих углеводородов и запахов. Пока система предлагается в качестве опции для нового Volvo S80, но со временем будет использована на других моделях автомобилей Volvo.



Вероника Боде: У нас есть вопросы с пейджера. «Можно ли за границей ночевать непосредственно в автомобиле, минуя гостиницу?» - спрашивает Георгий Георгиевич из Санкт-Петербурга.



Юрий Гейко: На стоянках - конечно, а кто запрещает? Ради бога, спи в машине. Но не на дороге, не на шоссе, конечно.



Марина Дюжева: Надо сказать, что там очень много великолепно оборудованных стояночек, где можно перекусить, зайти в туалет. Везде такие городские туалеты – буквально через каждые, наверное, километров 5. С этим нет проблем. Но ночевать в машине, а потом вести машину - это очень тяжело, я думаю.



Юрий Гейко: Не советуем.



Марина Дюжева: Да, лучше этого не делать. Там много кемпингов. Это намного дешевле, чем мотели и гостиницы. Лучше уж этим воспользоваться.



Юрий Гейко: Кстати, мы останавливались в дешевых гостиницах – 2-3 звезды.



Марина Дюжева: Но они великолепны!



Юрий Гейко: Да, а стоимость номера в них - от 40 до 90 евро. Кемпинги раза в два дешевле.



Вероника Боде: Но это все - в специально отведенных местах, то есть палаточку у дороги по-российски не поставишь?



Юрий Гейко: Нет, конечно.



Марина Дюжева: Такого мы не видели.



Вероника Боде: Еще с пейджера: «Я жил в центре Парижа. На завтрак подавали столько, что я съесть не мог». Повезло нашему слушателю!



Юрий Гейко: Наверное, но у нас было везде одно и тоже.



Вероника Боде: Еще вопрос от Виктора из Москвы: «Можно ли путешествовать по Германии и Франции, не зная языков?»



Юрий Гейко: Можно. Язык жестов есть, в конце концов. А потом есть какой-то международный сленг, на котором можно самое необходимое объяснить.



Марина Дюжева: Самое главное – не теряться, не тушеваться. Все люди нормальные. Мне кажется, нас воспринимают абсолютно адекватно.



Юрий Гейко: (Смеется) Как нас воспринимали!



Марина Дюжева: Как? Абсолютно нормально. Потом, кстати, как женщина я хочу заметить, что раньше русского можно было увидеть и сразу сказать – о, это русский! А сейчас я только по разговору могла понять, что это русские идут. Внешне мы перестали отличаться от иностранцев. Мы одеты абсолютно одинаково.



Юрий Гейко: Мы поспорили в своей компании – будет ли хоть один объект (город, городишко, где мы останавливались) без русских? Ни одного!




Однажды в Каркассоне (это такой небольшой старинный городишко на юге Франции) мы вдруг видим, что по центральной площади идут Денис Евстигнеев и Михаил Ширвиндт с трубкой. Я тут же подбежал и спросил: «Вы случайно не из Испании?» Потому что очень много автобусов приезжают на экскурсию из Испании. Я хотел спросить, как там Средиземное море, мы же ехали купаться. На что мне Денис Евстигнеев сказал: «Нет, по моему каннскому опыту (а фестиваль в Каннах всегда в мае - как раз, видимо, они на него и приехали), море еще холодное». На следующий день мы купались. Но это надо было видеть, как французы на нас смотрели!



Марина Дюжева: Но потом тоже полезли в воду.



Юрий Гейко: Вода была где-то 19-20. Для нас, в принципе, нормально.



Марина Дюжева: А для них, наверное, холодно. Но потом они полезли тоже.



Юрий Гейко: А мы входили в воду не так, как у себя входим – поеживаясь, а гордо, как северные русские люди, разрезали коленками. Жена идет, смотрит на французика, который в шезлонге сидит в свитере, и говорит: «И они хотели нас победить?!»



Смех в студии



Юрий Гейко: А в Нормандии, где-то на Северном море, городишко какой-то...



Марина Дюжева: Деревушка.



Юрий Гейко: Когда я заходил, первая фраза у меня была – мсье, мы из России, есть ли у вас стоянка для машины, мы приехали на автомобиле. Видели бы вы их лица! Во-первых, русские, которых там не видели. Во-вторых, русский, да еще и говорит по-французски. Это как говорящая обезьяна, наверное. А, в-третьих, на автомобиле! Для них Москва - это вообще абстракция - за 4 тысячи километров… Относились к нам хорошо.



Марина Дюжева: Везде очень доброжелательные люди. Всегда готовы прийти на помощь: и показать, и рассказать.



Юрий Гейко: Конечно. Один француз пришел нам в Париже на помощь.



Марина Дюжева: Юр, да он сам заблудился, несчастный.



Юрий Гейко: Он согласился быть гидом. На своей машине поехал впереди. Он нас возил, возил. В итоге…



Марина Дюжева: Он сам заблудился, бедный человек.



Вероника Боде: С пейджера: «Хотя я не автолюбитель, но очень приятно и радостно слышать Марину Дюжеву. Чудесная встреча! Самые лучшие ей пожелания и ее супругу».


А вот совет: «За границей, чтобы общаться на другом языке, можно скачать программу FineRieder , 8 версия для карманного компьютера. Любая набранная фраза тут же переводится на другой язык. Стоит программа недорого. Никаких проблем с языком не будет», - Кирилл из Москвы.



Марина Дюжева: О, как хорошо, спасибо!



Юрий Гейко: Пригодится.



Марина Дюжева: А ответ как? Сказать-то я могу.



Юрий Гейко: Сказать-то можно, а как понять, что ответили?



Вероника Боде: Это сложнее. У нас звонок. Наталья Павловна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, насколько безопасна поездка по территории Белоруссии и Польши, я имею в виду по трассе, нет ли там так называемых наездов?



Юрий Гейко: Я много раз ездил по этой трассе. Никакой опасности для людей, едущих на своем личном автомобиле, нет. Есть опасности для перегонщиков. Они были и остаются для тех, кто гонит машины с Запада в Россию и в Белоруссию.



Марина Дюжева: Кстати, в Белоруссии очень хорошие дороги, просто великолепные. А по Польше ехать очень тяжело, потому что дорогая такая же, как наша.



Юрий Гейко: Очень узкая дорога с ограничениями сплошными.



Марина Дюжева: 50-90.



Юрий Гейко: 800 километров можно одолевать два дня. Поэтому даю совет тем, кто едет по Польше. Цепляйтесь за польскую фуру, езжайте за ней. Они знают, как и где ехать. Резко повышается средняя скорость - сами понимаете. Если фура уезжает в сторону, то цепляйтесь за другую. Вот так мы и проехали Польшу туда и обратно.



Марина Дюжева: Да, но сейчас там стали уже строить новую дорогу. Так что уже почти половина Польши идет по хорошей дороге, по такому автобану.



Юрий Гейко: Кстати, во Франции все дороги платные скоростные.



Марина Дюжева: Только там, где есть дублирующие дороги.



Юрий Гейко: Это закон международный, что платная дорога строится там, где есть дублирующая, бесплатная. Нам стоило пересечь Францию с севера на юг – это тысяча километров – где-то около 100 евро.



Вероника Боде: А что касается пересечения границы… Можно ли, например, ехать за рубеж на старом автомобиле зарубежного производства? Или, наоборот: я слышала, что на новых больше проблем возникает?



Юрий Гейко: На новых автомобилях проблема только в том, что при выезде из Польши и при въезде в Германию все новые иномарки (до 4 лет, насколько я сумел убедиться) идут в отстойник. Их данные направляют по Интернету в Интерпол куда-то в центр Европы. Приходится ждать максимум час-два, пока не придет информация о том, что ваш автомобиль не в угоне. На иномарки старше 4-5 лет это не распространяется. Я не видел никаких ограничений. Поляки въезжали в Германию на старых, чуть ли не утильных, автомобилях.



Вероника Боде: Впускают ли в европейскую страну автомобиль, не соответствующий европейским экологическим стандартам?



Юрий Гейко: Никаких проверок на экологию нигде, ни в какие годы, когда я там был (а мы с Машей еще ездили в Италию в 1997 году) нет.



Марина Дюжева: По крайней мере, мы не видели.



Юрий Гейко: Нет их, Маша, нет.



Вероника Боде: А полицейские часто вас останавливали в пути?



Марина Дюжева: Ни разу.



Юрий Гейко: Ну, здрасьте! В Белоруссии.



Марина Дюжева: Ну, это свои. Это не полицейские.



Юрий Гейко: Ничего себе – свои! 450 рублей за 12 километров в час превышения скорости просили. Я, правда, с ними договорился: книжку с автографом подарил. Но за все 10 с лишним тысяч километров один раз была встреча - на белорусской земле. У них строго.



Марина Дюжева: А на Западе мы вообще не видели дорожных полицейских.



Юрий Гейко: Только в Монако три полицейских, на которых мы выехали…



Марина Дюжева: В Монако вообще их было очень много.



Юрий Гейко: Причем, видели бы вы! Они стояли и между собой разговаривали. Было жарко. Стекло было опущено. Ехал я медленно, махнул им ручкой. Они были живые до тех пор, пока не увидели наши номера. Когда они увидели наклейку «RUS» на заднем бампере, они стали как стеклянные: замерли. И пока мы не скрылись из глаз, они так стояли, просто потрясенные тем, что машина из России.



Вероника Боде: А во время прежних поездок, Юрий, вы сталкивались с дорожной полицией в Европе?



Юрий Гейко: В Америке сталкивался.



Вероника Боде: Как себя нужно вести, когда тебя останавливают?



Юрий Гейко: Взяток не предлагать, упаси бог, даже в Польше! Наши гаишники - просто детский сад по сравнению с поляками. Если они обнаружат радар, например: даже в багажнике, не подсоединенный, то готовься к неприятностям – можно даже сесть на несколько дней в тюрьму. С итальянской полицией сталкивались: помнишь, Маш, когда мы в Ватикан приехали, на площадь Святого Петра, и я решил сфотографировать «десятку» (мы тогда на «десятке» приехали). Они тогда только-только пошли в производство. Надо было мне сделать рекламный снимок на фоне папского дворца. А там стоянка вообще запрещена. Я подбежал к карабинерам (это были две женщины), объяснил им по-французски: «Мадам, вот 5 минут, можно я сниму?» Пожалуйста, нет проблем.



Марина Дюжева: Очень доброжелательны.



Юрий Гейко: Полиция на Западе не наказывает, а сначала помогает, если видит, что ты испытываешь какие-то затруднения. К ним можно подойти, спокойно с ними поговорить. Они разрешат даже повернуть там, где нельзя повернуть, если видят, что ты издалека, что у тебя проблемы.



Вероника Боде: А правила парковки в разных европейских странах разные или они похожи? Сложно в них разобраться?



Юрий Гейко: Парковка – это вообще головная боль!



Марина Дюжева: Юра - вот уж на что умеет человек ездить - а он в Париже говорил: подождите, надо дождаться и посмотреть, как они отсюда буду выезжать.



Юрий Гейко: Паркуются по звуку. Это не анекдот.



Марина Дюжева: У них нет расстояния. У них 10 сантиметров от бампера до бампера.



Юрий Гейко: Какие 10! 2 сантиметра от бампера до бампера, спереди и сзади.



Марина Дюжева: Вообще непонятно...



Юрий Гейко: Они упираются в бампер. Причем машины не на ручнике. Двигают другие машины - и только так выезжают.



Марина Дюжева: Но как они туда въезжают, чтобы так встать? Я не представляю!



Юрий Гейко: Парковка в Европе, в Германии, стоила 1 евро в час – и на улицах (во Франции везде все расписано), и на парковках со шлагбаумом.



Вероника Боде: Скажите, а дорожные знаки все понятны? Легко разобраться в устройстве дорог, в дорожных знаках, правилах?



Юрий Гейко: Все одно и тоже. Мы присоединились же давным-давно к Европейской конвенции. Но вот что интересно. Мы всю Францию проехали, видя под каждым знаком табличку « rappelle ». Мы не понимали, что это за слово. И только в конце я залез в словарь и увидел, что это означает «напоминаем», «напоминание». Вот и все.



Вероника Боде: Мне бы хотелось в этой программе поговорить о путешествиях не только по Европе, но также и по США. О специфике поездок на автомобиле по этой стране я попросила рассказать моего коллегу Александра Гениса.



Александр Генис : Если в Старом Свете все дороги ведут в Рим, то в Новом - только из Рима. Е сли в Старом Свете дороги, связывающие узлом страны, города и соседей - главное орудие цивилизации, то в Новом Свете - способ бегства от нее.


В Америке все наоборот: дороги не сокращают, а увеличивают расстояние, помогая разъехаться всем друг от друга. Густая сеть скоростных магистралей позволяет американцам привольно рассредоточиться по стране. Как великие реки, большие дороги ведут за собой вглубь континента, рассыпаясь по пути целой сетью автомобильных тропинок-потоков, каждая из которых способна забраться уже в совершенные дебри. Но и в самых укромных уголках, среди первобытных гор и лесов, всегда слышен отдаленный гул шоссе, мерно несущего автомобильное стадо от одного океана к другому. И это значит, что путнику в Америке никогда не потеряться.


Следуя ясным, избегающим всяких абстракций и символов знакам, пользуясь пластмассовыми, чтоб не рвались, картами, интернетскими инструкциями и сателлитными позиционирующими устройствами, которые подсказывают вам маршрут грудным женским голосом, каждый может пересечь страну в произвольном направлении. В крайнем случае, можно ехать прямо, ибо любая дорога, как ручей, выведет к устью, населенному бензоколонками, закусочными и полицейскими. Труднее всего обойти последних, ибо полиция - самое надежное препятствие для быстрой езды, которую так любят наши соотечественники, начиная с Чичикова.


Страж американского закона, молчаливый, в черных очках и с расстегнутой кобурой, конечно, – лучший друг попавшего в беду моториста, но не стоит обгонять машину с сиреной, чтобы заглянуть в душу ее водителя. Впрочем, американская дорога полна приключений, вроде полицейских машин, замаскированных под штатские. Если попались, никогда не спорьте, ничего не объясняйте и ни на что, кроме суда, не надейтесь.


Друзья из России меня часто спрашивают, что будет, если дать полицейскому взятку. Я честно отвечаю, что не знаю, но, подозреваю, что у вас будет достаточно времени, чтобы об этом поразмыслить в неволе. Проще следить за знаками, помня, что на густонаселенном Востоке ограничение 55 миль в час, на среднем Западе – 65, на Дальнем – 75. Но даже в бескомпромиссно пустынной Канаде меня оштрафовали, указав на опасность, которую я представляю для выходящих из тундры лосей. (Если вы видели лося, то догадываетесь, кто из нас больше рисковал).


При всем том, американская дорога, как греческая философия, учит во всем блюсти меру, включая и законопослушие. Даже полицейские не рассчитывают на то, что вы строго соблюдаете ограничение скорости, если не превышать ее за пределы транспортного ритуала – миль пять-семь в час.


Другими словами, в автомобильном этикете Нового Света нет ничего специфического, кроме здравого смысла. Вооружившись им, вы сможете насладиться главной достопримечательностью Америки - дорогой. Что, надо сказать, несложно всюду, кроме грубого Нью-Йорка. Остальная Америка ведет себя на шоссе учтиво, как в церкви – если вы не висите на хвосте, не мечетесь, не изображаете знаками, что вы думаете о встречных, и не отдаетесь импульсивному желанию разбить бивак, справить нужду или устроить пикник на обочине.



Вероника Боде: Рассказывал мой коллега Александр Генис. Юрий, как я понимаю, вам приходилось и по Соединенным Штатам путешествовать на автомобиле, да?



Юрий Гейко: Я проехал Штаты вдоль и поперек на машине, причем на «Москвиче». Но что меня поразило в Америке, знаете? Очень похоже на Россию - пространства, необжитые пространства, какие-то комбайны ржавые стоят, трактора. Если бы, действительно, не великолепные дороги… Кстати, не сказал бы, что в Америке дороги лучше, чем в Европе. Многие даже и хуже. Еще - американские флаги чуть ли не над туалетами, то есть над любой постройкой американские флаги.



Марина Дюжева: Юр, а, помнишь, ты рассказывал, что там резервная полоса даже при жутких пробках всегда остается свободной?



Юрий Гейко: Это везде. Это не отличие Америки. В Европе то же самое. Вот мы с тобой ехали, а справа полоса всегда свободна, даже если пробка на 10 километров.


Что еще от американских дорог осталось? Дикое желание спать.



Вероника Боде: Почему?



Юрий Гейко: Потому что ничего вокруг нет. Отбойники, сетки, идеальное покрытие… Особенно вечером: пятна фар лежат, машина дрожит, скорость, допустим, 130-140…



Вероника Боде: А что, на ваш взгляд, там самое сложное для россиян, путешествующих на автомобиле?



Юрий Гейко: Читать на асфальте надписи.



Смех в студии



Юрий Гейко: Не все это могут. Мы в Сан-Франциско въезжаем по мосту. Все забито, шесть рядов, как у нас на МКАД. Левый ряд свободен. Не могу понять, в чем дело. Не знаю английского. Но мне друзья помогли: читают – оказывается, для машин, где больше трех человек. У меня было четверо. И что вы думаете? Вышел на «Москвиче» в левый ряд, и все эти «Доджи» и «Бьюики» нюхали мой выхлоп.



Вероника Боде: А теперь давайте вернемся к Европе. Например, по Парижу имеет смысл путешествовать на своем автомобиле?



Марина Дюжева: Нет, вы знаете, лучше этого не делать. Пробок, конечно, таких мы не видели, как в Москве…



Юрий Гейко: Там есть, действительно, дикие пробки, но мы их не видели.



Марина Дюжева: Но очень тяжело ориентироваться в городе, где много улиц, переулочков. Но в Париже нам очень повезло, что там есть линии, которые называются красная и желтая.



Юрий Гейко: Экскурсионные.



Марина Дюжева: Экскурсионные автобусы двухэтажные. Второй этаж - открытый.



Юрий Гейко: Кстати, экскурсии на русском языке!



Марина Дюжева: Да, по-русски гид в наушниках рассказывает. У нас такая экскурсия стоила 22 евро на человека - на два дня. И вот ты два дня целиком можешь ездить на этом автобусе, а можешь просто выходить на каждой остановке, гулять, а потом где угодно снова садиться на автобус. Мы два дня были в Париже. И мы два дня путешествовали на этом автобусе. Это очень удобно!



Юрий Гейко: Удобно, да.



Вероника Боде: С пейджера: «Назовите сумму денег, которую надо иметь на руках на двоих, чтобы совершить подобное автопутешествие?»



Юрий Гейко: На руках 300-400 евро надо иметь, но лучше на кредитной карточке, которые принимают практически везде. Только в самой глухой провинции не принимают.



Вероника Боде: Кстати, о бензине. Самый дорогой – где?



Юрий Гейко: В Польше он стоит где-то 1,37-1,38 евро литр, то же самое в Германии – где-то 1,35-1,36 евро. А во Франции самый дорогой – от 1,4, да?



Марина Дюжева: Нет, 1,3 там тоже был бензин - в провинции.



Юрий Гейко: Средняя цена 1,38 евро.



Марина Дюжева: В Париже - 1,5 евро.



Вероника Боде: А качество его заметно отличается от российского?



Юрий Гейко: О!!! Небо и земля? Как только въезжаешь в Германию (в Польше, кстати, он, видно, российский) и заправляешь полный бак, мощность двигателя прибавляется процентов на 15. Какой же, извините, ослиной мочой заправляемся мы в России! Это просто безобразие!



Вероника Боде: Если вернуться к бытовым проблемам, везде ли легко в отеле остановиться, например, во Франции?



Марина Дюжева: У нас не было затруднений. Едешь и ищешь. Отелей навалом.



Юрий Гейко: Да, отелей навалом, только со скоростной дороги указателей нет ни во Франции, ни в Германии. В Польше, кстати, полно мотелей, но их много близ границы и крупных городов. А вот в этих странах (кстати, и в Бельгии) приходится съезжать со скоростной дороги в любой город и там устраиваться.



Вероника Боде: Соответственно, можно заранее заказать, если вы знаете маршрут?



Марина Дюжева: Ой, нет! Это сложно рассчитать.



Юрий Гейко: Вот, если базово – приехали в Париж и остановились – то можно.



Марина Дюжева: А потом это ни к чему.



Вероника Боде: И конечно же, надо иметь с собой путеводитель по Европе, по отдельным странам?



Марина Дюжева: Знаете, надо почитать какие-то книжки, надо с собой здесь купить, можно и там купить. Но вот там, например, не было путеводителей на русском языке. И не во всех музеях Франции есть в наушниках гид. Но надо покупать книжки и просто ходить и читать.



Юрий Гейко: Их в Москве полно. Кстати, насчет атласов. Я купил атлас, вроде бы как новый, в Москве. На нем дорога, которая уже построена в Польше, была пунктиром. Мы ее наполовину прошляпили. Есть хороший совет – покупайте карту страны, как только въезжаете в нее, на заправке. Там уже точно самые новые, самые потрясающие.


Вероника, вы еще не спросили о том, о чем я хотел бы сказать - самое сильное впечатление.



Вероника Боде: Я задавала такой вопрос в самом начале.



Юрий Гейко: Мы когда ехали из Москвы во Францию, мы как-то этого не замечали. Но когда мы возвращались из Франции в Москву – это било по глазам.



Марина Дюжева: Это грустные впечатления.



Вероника Боде: Что, прежде всего, в глаза бросается?



Марина Дюжева: Сытые, благополучные Франция, Германия (мы так про них говорим), там обработан каждый клочок земли. Мы не видели там нигде необработанной земли. В Польше практически…



Юрий Гейко: В меньшей степени.



Марина Дюжева: Да, похуже. Очень чистая, вылизанная Белоруссия с новыми деревнями, со стадами коров, которые пасутся.



Юрий Гейко: Все живет!



Марина Дюжева: Все живое! Заезжаем в Россию…



Юрий Гейко: В Белоруссии живет глубинка – новые строения, стада, тракторы и так далее. Заезжаем в Россию – на сотни километров разруха. Коровники, скотные дворы разрушены, избы разваливаются. Я скажу так: если Россия – это Москва, то Россия, конечно, богатеет и процветает. Но если Россия – это деревни и провинция, то Россия погибает.



Марина Дюжева: Не надо так печально, Юра. Просто совершенно разные ощущения, когда летишь из одного большого города в другой и когда едешь по дороге.



Вероника Боде: Конечно.



Юрий Гейко: Грустно было финальное ощущение.



Вероника Боде: Юра, а на российской дороге что бросается в глаза?



Юрий Гейко: К Москве подъезжаешь - сгущается атмосфера агрессивности. Это так чувствуешь после месячного скитания по Европе! Она просто напоена агрессивностью.



Марина Дюжева: Водительской.



Юрий Гейко: Да, в этом смысле.



Вероника Боде: Наша программа подходит к концу. На прощание –традиционная рубрика «Автомобильные байки и анекдоты». Своей историей делится популярный телеведущий Андрей Максимов.



Андрей Максимов : Когда меня спрашивают про популярность, то один из признаков популярности - это узнают или не узнают тебя гаишники. Я всегда рассказываю историю про то, что если узнают – это не всегда хорошо.


Тогда выходил «Ночной полет» ночью. Я ехал с эфира и вез своего редактора. Меня остановил гаишник. «Права». Пожалуйста. «Техосмотр». Есть. «Выйдете из машины». Я вышел из машины. «Коврик поднимите». Я поднял коврик. «Откройте багажник». Я открыл багажник. «Что у вас в сумке лежит?» Я говорю, помидоры лежат. «А что тут лежит?» Я говорю: «Капитан, ты конкретно меня не любишь или все телевидение?» И он минут 5 говорил, как он ненавидит мою передачу: сидят два человека, треплются, болтают, а я тут на посту. Я стоял и ждал. Мне было очень интересно, чем все это дело кончится. Он высказался, выдохнул, отдал мне права и сказал: «Счастливого пути!» Я сказал «большое спасибо» и уехал. Это была одна из замечательных встреч.


И другая была встреча. Я живу на Кутузовском проспекте, а телекомпания, где выходит моя передача, находится на Полянке. Я каждый день езжу по Новому Арбату. Вдруг меня один гаишник остановил, второй гаишник остановил, пока я еду по Новому Арбату. Когда меня остановил третий, я уже открыл окно и говорю: «Что вам от меня надо?» Он говорит: «А познакомиться?».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG