Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Библиотечная конференция в Екатеринбурге и развитие туризма на Урале


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимают участие директор Свердловской областной научной библиотеки имени Белинского Надежда Цыпина и заместитель министра физической культуры и спорта Свердловской области по туризму Константин Брыляков



Светлана Кулешова: Библиотечной столицей России в 2006 году в итоге конкурса стал Екатеринбург . Главное событие года – встреча библиотекарей со всей страны и из-за границы. Они съезжались на Урал, чтобы на заседаниях 35 секций обменяться опытом, наладить связи с издательствами, обсудить проблемы и решить, как вернуть любовь к книгам жителям страны, которая в свое время считалась самой читающей в мире. Об этом мы беседуем с директором Свердловской областной научной библиотеки имени Белинского Надеждой Цыпиной - членом оргкомитета 11-й конференции Российской библиотечной ассоциации.


Конференция, о которой мы сегодня говорим, проходит ежегодно в разных городах России. Каждый год российские библиотекари обсуждают, как вернуть любовь читателей, или темы поднимаются самые разные?



Надежда Цыпина: И города самые разные, и темы самые разные. Мы работали с 8 утра до 8-9 вечера. Проблем у нас очень много. Да, мы обсуждали и вопросы финансирования. Но мы понимаем, что не только деньги определяют престиж библиотечной профессии. А определяют люди, которые в ней работают, в этой профессии. Это же уникальные люди, женщины, мужчины, которые имеют не одно образование, которые могут ответить на самые разные вопросы.



Светлана Кулешова: Значит, это не проблема, а это гордость библиотек. А в чем главная проблема библиотек России?



Надежда Цыпина: Вы знаете, я вам не скажу за всю Одессу, но за наши библиотеки, и именно за библиотеку Белинского я могу сказать, и это очень странно, все удивятся. Все думают: денег не хватает, мало читателей. Это все мифы журналистов. А самая главная проблема в последнее время, как это ни странно, это новые законы, которые не дают нам работать. Так, например, последние поправки к закону «Об авторском праве», это 2004 год, запрещают библиотекам и библиотекарям копировать для читателей на электронные носители. Вот кто-нибудь это может представить? Почему и зачем? На бумаге, на ксероксе мы можем делать от 30 до 50% текста.



Светлана Кулешова: Так странно. Столько денег вкладывалось в компьютеризацию библиотек. И вдруг запрет.



Надежда Цыпина: Естественно. Если учесть, что, конечно, к нам приходят не бомжи и не совсем пенсионеры, а это самая прогрессивная часть нашего человечества. Это студенты старших курсов, это старшеклассники, которые приходят с такими запросами, что не всегда знаешь, где искать, куда бежать. Аспиранты, преподаватели. И, конечно, они приходят со своими компьютерам, со своими дискетами, с флэшками. А мы им говорим: «Вот вам, пожалуйста». Закон «Об авторском праве».


Еще один пример. Библиотекам, в которых ближе всего, доступнее всего электронные базы, где бесплатный интернет, нам запрещают предоставлять читателям услуги интернета без лицензии. С другой стороны, лицензию получить просто невозможно. Мы не совсем покорные люди, конечно, мы будем добиваться, бороться, лоббировать, искать каких-то своих близких знакомых и друзей в правительстве. Потому что мы понимаем, что это дичь, это несовременно. Эта проблема стала везде одинакова, везде не хватает книг, конечно, не хватает интернета. И по статусу наша библиотека областная, мы должны работать на область, с читателями области и с библиотеками области. И программа, которую поддерживает правительство Свердловской области, «Точка опоры» рассчитана как раз на это. В 70 городах и селах области мы установили интернет. И читателям Серова или Камышлова, или села Медведкова доступны наши электронные базы данных. Вот я думаю, это самое главное дело и самая главная миссия современной библиотеки.



Светлана Кулешова: О Транссибирской магистрали во второй половине мая российские журналисты вспоминали чаще обычного. По ней проехал бразильский писатель Паоло Коэльо. Дорога оказалась разнообразной: белые перья в подарок от поклонников, знакомство с русской кухней, купание в Байкале, столкновения с милиционерами и так далее. О том, почему Коэльо выбрал Транссиб, и какой кажется Россия из окна президентского вагона, екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Путешествие Паоло Коэльо из Москвы до Владивостока через Екатеринбург , Новосибирск, Иркутск и байкальский поселок Листвянка длилось 17 дней. Транссиб и местность, по которой проходит магистраль, не могут не впечатлять. Самая протяженная в мире железная дорога – 9 тысяч 288 километров от Москвы до берега Тихого океана. Самое глубокое в мире озеро Байкал – 1637 метров. Единственный на планете вокзал из мрамора – станция Слюдянка-1 и так далее. Но, по словам писателя, для него важна не столько география, сколько общение с людьми. На промежуточных станциях даже ночью Коэльо выходил из вагона и общался со встречающими.



Паоло Коэльо: Я думаю, что самая большая магия, самое большое волшебство заключается в этих встречах, неожиданных встречах. Я думаю, что жизнь – это искусство встреч. В моих книгах все те люди, с которыми я встречался, но это не сознательное описывание их, это что-то подсознательное.



Ирина Мурашова: Для путешествия «Российские железные дороги» предоставили Паоло Коэльо два вагона. Особых запросов у писателя не было. Вагон по-роскошнее, так называемый президентский, он отдал журналистам, священнику и другим сопровождающим. А сам в вагоне повышенной комфортности, который от обычного отличается душем и купе, рассчитанным на два места, с удовольствием знакомился с русской кухней, слышал в стуке колес ритм самбы и учился у проводниц русскому языку. Любимым слово стало «спасибо». Проводницы к встрече пассажира готовились, прочитали его книги. Сам он в дороге предпочитал не читать, приготовил много книг о России, но посчитал, что тряска вредна для глаз, а страну лучше узнавать не по книгам, а по людям.



Паоло Коэльо: Транссибирская магистраль – это символически. Я думаю, что, может быть, у меня будет возможность рассказать людям об этом. Разочарование человек испытывает, если у него есть какие-то готовые ожидания. Если он ждет этого, того и разочаровывается, когда не получает. Я ничего специально от своей дороги не ожидаю, я просто по ней иду.



Ирина Мурашова: Писателя приглашают многие страны, но пересечь Россию прямо через ее сердце он мечтал с 1982 года. Сам Коэльо сравнивает свое путешествие с путем Александра Солженицына и называет поездку духовным паломничеством. Поезд для него – метафора жизни. Главное – двигаться вперед. Так он и делает 200 дней в году.



Паоло Коэльо: Часто бывает так, что мы мечтаем о чем-то, но не имеем решимости и смелости осуществить, потому что мы боимся опасностей, боимся поражений, боимся страданий. Но я сказал себе: «Все. Начиная с этого момента, хватит. Либо я осуществляю свою мечту, либо все останавливается».



Ирина Мурашова: Впечатления Паоло Коэльо от России – свобода, энергетика, сила, оптимизм, щедрость, тепло, доброта, любовь, эмоциональность и уникальная природа. Итогом путешествия станет документальный фильм и, возможно, книга. Кроме того, фотографии и путевые заметки писатель выкладывал на свой сайт. Так что названия больших и маленьких населенных пунктов России теперь известны всей армии поклонников Коэльо. Не исключено, что они совершат свое паломничество в те же места. Правда, сам писатель этого бы не хотел, считает, что превращение того же Байкала в модный курорт уничтожит самобытность и магию этого места. Единственное, о чем Коэльо жалел по итогам поездки, - это что Транссиб не проходит через Санкт-Петербург. Следующий раз Коэльо обещает приехать туда.



Светлана Кулешова: В Екатеринбург ской студии Радио Свобода Константин Брыляков, заместитель министра физической культуры и спорта Свердловской области по туризму. Доброе утро, Константин Геннадьевич. Такая вот реклама путешествия кумира по Транссибу, наверное, самая действенная. Правильно?



Константин Брыляков: Доброе утро! Да, вы совершенно правы. Паоло Коэльо этим летом действительно стал своеобразным символом путешествия по Транссибу. Иностранец, величина мирового значения, вдруг мы его видим здесь, у нас на улицах города спокойно гуляющим по проспекту Ленина в сопровождении весьма немногочисленной группы тележурналистов.



Светлана Кулешова: А Транссибирская магистраль – это туристический путь для иностранцев или и для россиян тоже?



Константин Брыляков: Я хочу сказать, что железные дороги – это, наверное, по-прежнему самый популярный вид отдыха у россиян, с точки зрения передвижения.



Светлана Кулешова: Вот это именно передвижение из пункта А в пункт Б, но отнюдь не сам отдых, не сами экскурсии, познавательные отчасти.



Константин Брыляков: Наши российские граждан е относятся к железной дороге именно как к способу доставки пока. Что касается иностранцев, для них Транссиб – это, безусловно, сама цель путешествия.



Светлана Кулешова: Екатеринбург – это всего лишь один из 87 городов, которые расположены на Транссибирской магистрали. И все-таки вы считаете, что с развитием Транссиба как туристического маршрута и для Екатеринбург а туристического будет определенный добавочный стимул.



Константин Брыляков: Екатеринбург на Транссибе – один из главных городов. Я могу с уверенностью сказать, что тот въездной поток, который у нас на сегодня есть, туристы путешествуют именно с целью отдыха, это на 90% иностранцы, путешествующие по Транссибу.



Светлана Кулешова: Ничего себе, не ожидала, что такая серьезная статистика окажется. Они транзитом или выходят, здесь останавливаются, живут? Я имею в виду транзит из окна.



Константин Брыляков: Вот сейчас летом, если придти на вокзал, вы в течение дня можете пронаблюдать следующую картину. Может подъехать большой роскошный поезд, на нем подъезжают примерно 200-300 человек, встречают этот поезд порядка 10 экскурсионных автобусов, и вот такая достаточно большая для нашего города группа иностранных туристов на этих экскурсионных автобусах совершает трех-четырехчасовую экскурсию по городу с обзором главных местных достопримечательностей. Такие люди, к сожалению, денег здесь оставляют немного. Но они знакомятся с городом и затем свои впечатления передают своим друзьям, родственникам и так далее.



Светлана Кулешова: Я прочитала одно из впечатлений путешественника, который ехал по Транссибирской магистрали в 2002 году, и ехал без экскурсионного обслуживания, он ехал, как это у нас называется, «дикарем» и самостоятельно. Он написал, что Екатеринбург – очень милый город и приятный, единственное, что смущает, очень мало надписей для иностранцев, все на русском языке, и очень тяжело ориентироваться.



Константин Брыляков: Вот таких, как вы сказали самостоятельных путешественников очень и очень много. Если я вам сказал о группе в 200-300 человек, то вот этих индивидуалов за сезон проходит несколько тысяч через наш город. И эти люди как раз останавливаются, зачастую их отдых не организован турагентством, и у них только здесь забронированы гостиницы, и все. Но эти люди реально тратят деньги, потом уже обращаются здесь в экскурсионное бюро за каким-то туристическим продуктом. Они выезжают активно и на наши областные достопримечательности посмотреть.



Светлана Кулешова: На днях исполнилось 115 лет с начала строительства Великого Сибирского пути – Транссибирской магистрали - дороги, давшей толчок освоению восточных районов России и вовлекшей их в экономическую жизнь остальной части громадной страны. Теперь это не только транспортная магистраль, но и великий туристический путь, - так считают в правительстве Свердловской области.


Константин Геннадьевич, мы с вами остановились на том, как встречают путешественников, проезжающих по Транссибирской магистрали, в Екатеринбург е. Что им Екатеринбург и Свердловская область способны предложить?



Константин Брыляков: У нас есть несколько туристических компаний, которые очень давно уже специализируются на прием путешествующих по Транссибу иностранцев. Это и индивидуалы, и мини-группы, а также те большие группы, о которых я рассказывал. Для нас наиболее интересны, конечно же, люди, которые предпочитают здесь останавливаться на несколько дней. Это, как правило, молодые, активные, заинтересованные в том, чтобы как можно больше здесь увидеть, путешественники. И они зачастую экономят немножко на гостиницах, на средствах проживания, но готовы тратить приличные деньги на впечатления. Поэтому они смотрят наиболее интересные достопримечательности нашего города, затем активно едут, как они говорят, на Урал, в горы.



Светлана Кулешова: В горы далеко или не далеко, и что им кажется наиболее значимым, знаковым в Екатеринбург е и Свердловской области?



Константин Брыляков: Они вообще об Урале имеют смутное представление до своего появления в нашем регионе. Поэтому немножко удивляются, что гор в самом Екатеринбург е не видно.



Светлана Кулешова: И медведей, деревянных тротуаров.



Константин Брыляков: Буквально приятно удивляются тому высокому уровню цивилизации, который они здесь встречают. Они отмечают высокий культурный уровень города, насыщенность музеями, театрами, всевозможными культурными событиями. Им очень нравятся наши девушки. Это один из главных отзывов у молодых людей, путешествующих по Транссибу. Они говорят, что люди очень стильно одеты, что они доброжелательны, что в городе очень дружелюбная, приятная атмосфера. Что касается их выездов за пределы Екатеринбург а, то они бы хотели какую-либо активную программу, связанную с горно-пешеходным туризмом, с водным туризмом зачастую, с нашими уральскими пещерами. Люди постарше едут по местам, связанным с трагедией Романовых. А также очень хорошо идут программы, связанные с агротуризмом. Это Алапаевский район, у нас есть 300-летние деревни, там они видят крестьянский сибирский, с их точки зрения, быт, пьют чай, едят шаньги, танцуют, поют, катаются на лошадках – получают массу удовольствия от простой сельской жизни.



Светлана Кулешова: Вообще, в глазах туриста из-за рубежа великий сибирский железнодорожный путь – именно так, по-моему, называют в туристических зарубежных буклетах наш Транссиб – не менее привлекателен, чем, к примеру, африканская гора Килиманджаро или другие туристические объекты мирового масштаба. Когда это произошло, когда Транссиб стал туристическим маршрутом? И благодаря чему?



Константин Брыляков: Мне кажется, еще когда Транссиб строили, вкладывали деньги не только в строительство, но и в саму тему такого великого сибирского трансконтинентального пути. Действительно, через всю страну путешествует поезд, и этот поезд проходит плавно из западной культуры в восточную. Получается, что это не прыжок на самолете из одного часового пояса в другой, из одной культуры в другую, а медленное сползание. И на пути такого путешественника культура плавно перетекает из одной среды в другую. Наверное, вот в этом секрет успеха Транссиба.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: согласны ли лично вы провести отпуск, путешествуя по Транссибирской магистрали?


Константин Геннадьевич, каково соотношение иностранных туристов, путешествующих по Транссибирской магистрали, и российских путешественников, которые едут по Транссибу не просто для того, чтобы доехать из Иркутска во Владивосток, допустим, а для того, чтобы посмотреть Транссибирскую магистраль?



Константин Брыляков: Можно сказать, что Транссиб – это все-таки тема для иностранных туристов. Но по железной дороге из городов, расположенных на Транссибе, на сегодня также в наш город приезжают туристические группы. И здесь, я думаю, что перспектива роста не менее значимая для нас, с точки зрения развития внутреннего туризма, и эта пропорция будет выравниваться. Потому что наши люди точно так же на сегодня видят привлекательность такого вида путешествия в том, что оно более комфортно, оно сопряжено с большим количеством впечатлений и по цене более доступно, чем путешествие на самолете.



Светлана Кулешова: Ну, вот по цене более доступно, если действительно просто ехать откуда-то куда-то, а если путешествовать по-настоящему и смотреть Транссибирскую магистраль, я посмотрела предложения туристических агентств, дешевый вариант – это 2100 долларов США для того, чтобы проехать по Транссибирской магистрали 18 дней и 17 ночей. Мне кажется, для российского туриста невозможная совершенно сумма для того, чтобы заманить его ехать из Москвы во Владивосток на поезде.



Константин Брыляков: Я думаю, что это не единственное предложение на рынке. И также призвал бы потенциальных путешественников делать так же, как их западные коллеги. Они берут путеводитель в руку и в соответствии с рекомендациями этого путеводителя, предпочитают через интернет бронировать многие вещи самостоятельно. А уж нам, россиянам, бронировать железнодорожные билеты, мне кажется, можно вполне самостоятельным образом, не прибегая к услуге профессионального оператора. Вот что касается экскурсий, туристического обслуживания на месте пребывания, там, конечно, лучше обратиться к профессионалам, у которых можно получить хорошего экскурсовода, гида, и я думаю, что таким образом стоимость будет значительно снижена. Для нас путешествие по Транссибу связано, как правило, с направлением восточным, то есть предлагаются варианты отдыха на Байкале. После Байкала можно поехать дальше в Монголию теоретически, можно доехать до Китая, вплоть до Пекина. Вот такой вариант, когда будет Россия (Байкал) – Монголия (Улан-Батор) – Пекин, и дальше осмотр достопримечательностей в Китае, я считаю, что за такой продукт не грех и деньги приличные отдать.



Светлана Кулешова: А Россия развивает вот это туристическое направление по Транссибирской магистрали? Какие-то есть осознанные шаги для того, чтобы его раскрутить именно среди россиян? Или упор на иностранцев по-прежнему?



Константин Брыляков: Пока основной упор, с точки зрения маркетинга, это иностранные рынки. Это обоснованно, потому что там этот продукт уже известен очень хорошо, востребован и не требует больших вложений в рекламу. Поэтому на международных туристических выставках, куда Россия сейчас выезжает с ассоциированным стендом, мы видим также стенд «Российских железных дорог» и предложения от туроператоров, которые на рынке Транссиба за рубежом эти туры предлагают. В России я пока, к сожалению, не вижу вот такого организованного маркетинга, который бы направлял российских туристов именно в путешествие по Транссибу через весь континент, например, из Москвы до Владивостока. Пока таких предложений на рынке очень мало.



Светлана Кулешова: В Европе вышел даже путеводитель по Транссибирской магистрали. Причем готовили его чешские журналисты, которые путешествовали по Транссибу. В России есть подобная литература?



Константин Брыляков: В мире путеводителей по Транссибу это целый ряд издательств, которые готовят такую продукцию, и мы попали в такой путеводитель лет десять назад. « Lonely planet » - один из самых авторитетных, издается на множестве языков мира. То, что сейчас в Чехии издан путеводитель, это еще один плюс. В России по Транссибу специальные книжки для путешественников не было. Я думаю, что ее появление было бы не лишним, безусловно.



Светлана Кулешова: Такой у меня еще к вам вопрос. Екатеринбург на карте – это Екатеринбург , Екатеринбург на железной ветке – это Свердловск-пассажирский. Не вызывает ли это каких-то сложностей для иностранных туристов?



Константин Брыляков: Происходили всевозможные конфузные ситуации с этим. Но нужно сказать, что иностранные путешественники очень ответственные, читают книжки, готовятся, получают инструкции. Мы объясняем, что название вокзала – Свердловск-пассажирский, название города – Екатеринбург . Это понятно для них.



Светлана Кулешова: Когда-нибудь это изменится или нет?



Константин Брыляков: Это вопрос к Российской железной дороге, потом вопрос это экономический, это не политический вопрос. так как я думаю, очень много пришлось бы заменить указателей и карт, должностных инструкций, программ, возможно, каких-то. Так что будем спрашивать, насколько это актуально.



Светлана Кулешова: Екатеринбург сейчас справляется с потоком туристов, путешествующих по Транссибирской магистрали? Или есть какие-то проблемы? Вы хотите, чтобы туристов было больше, или сейчас в самый раз?



Константин Брыляков: В самый раз никогда не бывает. Чем больше – тем лучше. Уж с потоком нарастающим, я думаю, что мы бы коллективными усилиями все справились. Мы заинтересованы в том, чтобы не просто больше людей здесь останавливались на 2-3 часа, а чтобы больше людей здесь останавливались с ночевками, чтобы люди с собой привозили деньги, и эти деньги они здесь тратили на хорошие впечатления.



Светлана Кулешова: А почему не останавливается та часть, которая едет? Потому что гостиницы дорогие, или потому что рекламы недостаточно?



Константин Брыляков: Это специфический очень продукт. Потому что такой чартерный поезд, «Восточный экспресс» он называется, - это гостиница на колесах, там созданы все условия для комфортного стандартного западного проживания. У нас же останавливаются люди, которые не столько в комфорте заинтересованы, сколько заинтересованы в том, чтобы увидеть реальную жизнь, чтобы окунуться в культуру поглубже. И для них Екатеринбург – идеальный город с этой точки зрения. Он очень репрезентативен.



Светлана Кулешова: Значит, им нужны более дешевые гостиницы по логике вещей?



Константин Брыляков: Да, средства размещения, которые принимают таких туристов, - это ценовой диапазон, как правило, 2-3 звезды, не более.



Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, может ли Свердловская область конкурировать с Сибирью по степени привлекательности для путешествующих по Транссибирской магистрали? Все-таки Байкал, Алтай, Дальний Восток – это гораздо более привлекательные бренды для зарубежного туриста.



Константин Брыляков: Для зарубежного туриста не так много известно регионов в России, как вы перечислили.



Светлана Кулешова: Но Сибирь известна.



Константин Брыляков: Сибирь – это очень обширный регион, она начинается прямо у нас, здесь, буквально к востоку от Урала. Поэтому при правильной подаче мы можем Екатеринбург , скажем, позиционировать как ворота в Сибирь или первый город в Сибири. Это не будет каким-то лукавством, потому что люди пересекают Уральский хребет, и первый восточный западный город для них – это как раз Екатеринбург .



Светлана Кулешова: Очень такой момент, который принято упоминать в связи со Свердловской областью и Екатеринбург ом, это то, что именно на территории Свердловской области проходит граница между Европой и Азией, Транссибирская магистраль проходит из одной части света в другую.



Константин Брыляков: Этот факт отмечен в путеводителях, которыми пользуется западный путешественник. И обелиски, которые символизируют эту границу, это одна из наиболее востребованных достопримечательностей. Их несколько, один рядом с железной дорогой, два у нас на Московском тракте пути расположены. И все эти места востребованы.



Светлана Кулешова: А еще какие места востребованы? Как-то мы с вами коснулись этой темы, но очень уж галопом получилось.



Константин Брыляков: В городе смотрят в обязательном порядке, по сути, Храм-на-Крови. Кроме того, стандартная пешеходная экскурсия по исторической части города, которая у нас захватывает практически все площади, основные памятники наши архитектуры, многие места, связанные с жизнью замечательных людей, которые каким-то образом перекликаются с историческим опытом наших путешественников. Это, скажем, военно-исторический музей на площади Советской Армии. Там хотели бы иностранцы посмотреть обломки самолета-шпиона, который пилотировал Гарри Пауэрс. Очень большой интерес вызывает Уральский политехнический институт, где учился Борис Николаевич Ельцин, памятник человеку-невидимке или памятник счастливому сантехнику. Наряду с достопримечательностями, вполне привычными нам, официальными, такими как мемориал «Черный тюльпан», посвященный ветеранам войны в Афганистане и ветеранам других конфликтов.



Светлана Кулешова: Что вы предлагаете иностранцам в дальнейшем? Какие направления развивать будете?



Константин Брыляков: Вы бы хотели увеличить продолжительность пребывания такого среднестатистического иностранного туриста на территории Свердловской области? Это можно сделать только за счет насыщения программ, большим разнообразием. Здесь есть нам куда двигаться. У нас есть ряд новых перспективных проектов, это межрегиональные маршруты, когда люди смотрят достопримечательности Среднего Урала, а затем садятся на поезд и выезжают в Тобольск и смотрят город, который считается отцом всех сибирских городов, и доезжают до деревни Покровское, где родился и жил Григорий Распутин – тоже своеобразный бренд мирового значения. Потом они приезжают снова к нам и отправляются дальше по Транссибу. Вот это такой межрегиональный маршрут, который мы сейчас с нашими тюменскими коллегами разрабатываем.



Светлана Кулешова: Ну, вот этот маршрут должен быть интересен и российским путешественникам, безусловно, даже, наверное, больше, чем иностранцам.



Константин Брыляков: Да, я думаю, как отдельный тур тур в Тобольск – это то, что будет востребовано.



Светлана Кулешова: В Иркутской области даже проблемы возникают – они не могут принять всех желающих приехать к ним туда, чтобы продолжить путешествие по Транссибирской магистрали, особенно это с авиаперевозками связано. У Екатеринбург а есть такие проблемы, или все-таки основное наполнение Транссиба путешественника где-то уже там начинается?



Константин Брыляков: У нас есть некие проблемы с размещением больших групп в горячий сезон, летний. Когда в городе проходят какие-то событийные мероприятия, дешевые гостиницы, на которые ориентирован такой турист, они также очень хорошо заполнены. И здесь у турфирм возникали проблемы. Мы пытаемся им помочь, предлагаем какие-то другие гостиницы, в том числе загородные.



Светлана Кулешова: Удивительно, есть сезонность, оказывается, в путешествиях по Транссибирской магистрали, да?



Константин Брыляков: Она присутствует. Конечно же, лето – это высокий сезон. Но Транссиб в этом плане все-таки более универсальный продукт, и люди путешествуют по Транссибу круглогодично. Просто летом их приезжает все же больше, чем в другие сезоны.



Светлана Кулешова: Еще немного о планах Свердловской области в продвижении себя как туристического объекта. Уже оставим за скобками Транссибирскую магистраль.



Константин Брыляков: Набор маркетинговых инструментов, которыми мы пользуемся, изобретен уже довольно давно. То есть мы будем проводить рекламно-информационные туры для профессионалов туристического бизнеса, опять же для своего соседнего региона, чтобы сделать наш Средний Урал центром регионального туризма для всего большого Уральского региона. Что касается продвижения Екатеринбург а как центра на Транссибе, мы будем активно участвовать в международных туристических выставках. В этом году запланирована участие в выставке в Лондоне в ноябре этого года. И там тема Транссиба будет звучать очень громко, потому что наш стенд будет располагаться рядом со стендом «Российских железных дорог».


XS
SM
MD
LG