Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Русской православной церкви произошли серьезные кадровые изменения


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Тамара Ляленкова.

Александр Гостев: В Русской православной церкви произошли серьезные кадровые изменения. Решением Священного Синода, заседание которого впервые проходило под председательством новоизбранного патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, конкурент патриарха на выборах - митрополит Климент был понижен до главы издательского синодального отдела, а участники предвыборной кампании нынешнего предстоятеля РПЦ, напротив, получили повышение. Какой цели послужат новые кадровые и структурные перемены в Московской патриархии, разбиралась Тамара Ляленкова.

Тамара Ляленкова: Казалось бы, ничего особенного, обычная история - один из самых верных соратников, епископ Венский Илларион занял бывшее место патриарха, кресло председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, и проигравший соперник митрополит Климент получил, что называется "почетное" назначение. И.о. управделами назначен мало кому известный иерарх - архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий (Судаков).
Интересно другое - появились новые структуры синода, отчетливо пропагандисткой направленности: отдел по связям церкви и общества, секретариат по зарубежным учреждениям и информационный отдел. Первый возглавил бывший заместитель главы ОВЦС Московской Патриархии протоиерей Всеволод Чаплин. Второй - другой экс-заместитель главы ОВЦС епископ Егорьевский Марк, а главой информотдела стал мирянин, редактор православного журнала "Фома", профессор МГИМО Владимир Легойда. Я спросила у него.
Вы стали первым мирянином, который попал на пост главы синодального отдела? Как вы себя чувствуете в связи с этим? Не удивило ли вас это назначение?

Владимир Легойда: Удивило - это немножко не то слово. Это было неожиданно. Я, скорее, стал испытывать другие чувства. Во-первых, это очень ответственно, это очень почетно для меня, это радостно, потому что работать в такое время, с такими людьми, с патриархом, которого я глубочайшим образом уважаю и люблю, то это, конечно, радость. Современная ситуация для тысячелетней истории православия в России уникальная. Как мне представляется, эта ситуация очень ценна для церкви. Люди церкви очень ценят сложившуюся именно ситуацию. Представление о церкви, как о корпорации священнослужителей, оно не соответствует действительности. Безусловно, священнослужители, священники - это особая категория в церкви, поскольку они являются носителями того, что церковь называет апостольское преемство. Но миряне - это тоже члены церкви.

Тамара Ляленкова: Тем более, насколько я понимаю, что важная политика даже, может быть, продолжение политики, но более активное продолжение - это как раз вхождение в общество Русской православной церкви. Это так?

Владимир Легойда: Что касается взаимодействия церкви и общества, то, конечно, мы живем в этом обществе. В каком-то смысле церковь тоже часть общества. Поэтому это же органичная деятельность. Церковь должна, старается и сейчас мы будем стараться еще больше говорить на понятном для аудитории языке, то есть на понятном языке для разных аудиторий. Собственно, это та задача, которая была очень четко сформулирована, поставлена и, в общем-то, выполнялась еще в Евангелии и в эпоху апостольскую. Поэтому это не новая задача. Это задача, которая перед церковью стояла и стоит всегда. И вот для решения этой задачи, собственно, и предпринимаются те шаги, которые сейчас происходят.

Тамара Ляленкова: Недавно в качестве доступного для молодежи языка два молодых мирянина выбрали язык мюзикла. Первый православный мюзикл "Чудотворец" рассказывает историю православного Святого Серафима Саровского. Я спросила у автора идеи Вячеслава Анисимова.
Почему была выбрана именно эта тема - православие, конкретно по мотивам жития Серафима Саровского? Может быть, это конъюнктура? Это не такое плохое слово.

Вячеслав Анисимов: Идея пошла... Это благословение. Причем, оно пришло ко мне на моей исповеди не по моей просьбе. Это мне было сказано заниматься этим-то и этим. Форма была такая принята только потому, что она является более доступной по всем позициям.

Тамара Ляленкова: У микрофона автор музыки "Первого православного мюзикла" Андрей Александрович.

Андрей Александрович: Такое есть негласное правило, что никогда нельзя навязывать православную веру, да и вообще любую веру. Совсем ненавязчиво нужно как бы предлагать. Даже не то, что предлагать, не побоюсь такого слова - выставить на витрину, чтобы прошел интересно. Можешь попробовать.

Тамара Ляленкова: На ваш взгляд, молодые люди сейчас склонны идти в церковь?

Андрей Александрович: Нет. Не склонны, потому что это совсем другие ценности, совсем другие мысли. Может быть, кто-то и ходит в церковь, но идей очень мало у людей.

Тамара Ляленкова: Если бы православие стало государственной религией, как вы думаете, это улучшило бы ситуацию среди молодых?

Андрей Александрович: Это невозможно. Сейчас такое смешение вообще всего, что может только быть, что урезание чего-то приведет к проблемам. Главное, чтобы люди сами понимали, к чему они идут и пришли, а не то, что у них штамп какой-то в паспорте, либо документ о том, что он такой-то. РПЦ, грубо говоря, как и мы, действует в определенных рамках. У них свой сегмент, грубо говоря, а у нас - свой.

Тамара Ляленкова: Любопытно, что денег на постановку первого православного мюзикла организаторы попросили и у РПЦ, и у президента Российской Федерации Дмитрия Медведева. И там, и там внимательно их выслушали, но отнеслись, как они говорят, формально. Цели и средства современной православной пропаганды комментирует мой коллега, священник Яков Кротов.

Яков Кротов: Кто ничего не может произвести, производит слова. У Бога слово становится плотью, у ханжи плоть становится словами - мысль Бердяева. Это справедливо по отношению к социализму, справедливо и по отношению к первому заседанию синода Московской патриархии при новом патриархе. Как и раньше синод попросту оформил волю патриарха, теперь Кирилла. Воля любопытная.
В России учрежденческие и кадровые реформы сводятся к повышению роли пропаганды. Образован издательский отдел. А ведь есть уже издательство Московской патриархии, которое когда-то именовалось именно издательским отделом. Произошло раздвоение. Создан информационный отдел патриархии, во главе которого поставлен преподаватель МГИМО, много лет издающий журнал "Фома". Еще один отдел - по общественным связям - выделен из отдела внешних церковных сношений, который при этом все равно продолжает свое существование. Цену всей этой пропагандистской жизни нужно спросить у главы Информационной службы синодального отдела по делам молодежи иеромонаха Дмитрия Першина. Ему его начальник архиепископ Костромской Александр предписал, цитирую, "в дальнейшем воздерживаться от публичных выступлений в прессе". Что будет, если человека поставить говорить свободно и вдохновенно, но обязать его не говорить свободно и вдохновенно? Будет гламур. Гламур был и при советской власти. Это был экспортный вариант пропаганды. Теперь появился и гламур для внутреннего потребления. Не случайно тут МГИМО всплывает. Делают те же самые люди типа Познера, которые раньше гнали продукцию только за бугор.
Самое ужасное не то, что гламур потребляют те самые люди, которых гламурщики и их заказчики обобрали и довели до убогости. Они сами потребляют гламур. Им, кажется, нравится то, что они изготавливают. Ну, дали из казны миллион долларов издавать православный гламур - издавай, но сам-то знай ему цену! Кажется - не знают!

Тамара Ляленкова: Замечательно, что решительность патриарха Московского и Всея Руси Кирилла подействовала на всех - на приходского священника, подавшего и укоренившего идею православного мюзикла в голове молодого прихожанина, на премьер-министра России Владимира Путина, который передал в дар Православной гимназии в Тольятти Иверскую икону Божьей Матери, на главного судебного пристава России, который в Красноярске обсуждал способы сотрудничества с архиепископ Красноярским и Енисейским, и даже на ректора МГУ, академика Садовничего. При таком размахе дальнейшего расширения синодального аппарата, скорее всего, не избежать.
XS
SM
MD
LG