Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли работа в астраханских селах? Ростовскую семью из семи человек выселяют в никуда. Почему в Костроме собственникам мешают самостоятельно управлять своей собственностью? Молодые жители Саранска совершенно бесплатно ремонтируют квартиры стариков. Оренбург: Сколько на самом деле стоят коммунальные услуги? Челябинск: Почему для семьи с больным ребенком закон не действует? Ижевск: Легко ли быть акционером ижевского мясокомбината? Превратится ли Ульяновск в город-сад? Саратов: Политических дураков отправили в космос


В эфире Астрахань, Галина Маркина:

Сегодня в центре занятости Астраханской области зарегистрировано почти 12 тысяч безработных, три четверти из которых - жители районов. Тем не менее, исполняющий обязанности руководителя агентства по занятости населения Анвярь Абдуллаев, это связано со спецификой сельхозработ и обстановка в целом стабильная:

Анвярь Абдуллаев: Вообще, на себе безработица связана с сезонностью. У нас всегда так было, что зимой… Сейчас еще только пока начало весны, работа сезонная начинается на земле, естественно она будет снижаться. Это каждый год так бывает. Мы не сильно волнуемся. Я думаю, что все будет хорошо.

Галина Маркина: Волнуются лишь те, кто живёт в небольших населенных пунктах, отдалённых от областного центра, и не может найти себе занятие годами. Например, Татьяна Винокурова. Она 16 лет назад вынуждена была приехать из Чечни в село Ветлянка Енотаевского района. По специальности повар женщина быстро тогда наша себе работу - готовила еду для студентов, которые приезжали помогать колхозу. Такая жизнь продлилась не более двух лет, пока колхоз совсем не пришёл в упадок. А после найти работу в селе не смогла. Сегодня они с безработным мужем живут на одну пенсию. Устраиваться на работу смысла нет, считает Татьяна Винокурова, ведь предприниматели не оформляют, как положено, документы.

Татьяна Винокурова: Предприниматель не заинтересован в том, чтобы написать, что мы у него поработали. Если я у него буду требовать это, то меня вообще никуда не возьмут.

Галина Маркина: Глава села Ветлянка Раиса Поповичева не исключает, что такое может быть, но и работники сами не хотят подписывать трудовые договоры.

Раиса Поповичева: Он сегодня пошёл к одному предпринимателю, а другой платит больше - пошёл туда, завтра пошёл к третьему. А потом, как подписывать договоры, когда сегодня он предпринимателю нужен на 3-4 дня, а потом не нужен. И так они ходят в течение сезона.

Галина Маркина: Такая кочевая жизнь по предпринимателям не всех устраивает. Конечно, в сезон уборки урожая каждый день можно зарабатывать до тысячи рублей. Но жить нужно и ранней весной, а сейчас заработки не такие высокие. В среднем по 300 рублей. Если учесть, что пока работа носит временный характер, в месяц входить заработок за тяжёлый физический труд около 4 тысяч. Хотя и эти деньги бывает негде взять. Ясно, что при таких обстоятельствах предприниматели без договора никаких записей делать не будут в трудовую. Но как выяснилось, главы крестьянско-фермерских хозяйств могут обеспечивать людей ежедневной работой. Говорит фермер Андрей Талыков, который более 12 лет выращивает овощебахчевые культуры недалеко от села Косика.

Андрей Талыков: Мы можем предоставить работу каждый день на полях, в теплицах. У меня есть человек пять, которые ходят постоянно. Троих я буду оформлять уже. Предлагает оформлять, чтобы по договору ходили каждый день на работу. Некоторые рабочие не идут на это. Они заработали за три дня какую-то сумму, потом им надо куда-то уехать, и не выходят 3-4 дня. Мне такие работники не нужны.

Галина Маркина: Людей, отвыкшие от дисциплины, которая, так или иначе, была раньше в колхозах, заставить работать почти невозможно, сетует глава Ветлянки Светлана Поповичева.

Светлана Поповичева: Что произошло в уме этих людей? То ли они привыкли, что их раньше кто-то куда-то гнал.

Галина Маркина: Несправедливо считать, что в селе остались только одни тунеядцы. Есть люди, которые формируют свои бригады, выходят на поля и за сезон делают хорошие деньги. Сегодня в агропромышленном комплексе Астраханской области есть работа для 7,5 тысяч астраханцев. Но мало кто соглашается на такой труд. Енотаевский район, например, в этом году вынужден пригласить более тысячи мигрантов.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:

Семья Шатских - а это четверо взрослых, и трое детей - готовится в скором времени пополнить ряды лиц без определённого места жительства. Трёхгодовалая Алина, скорее всего, лишится места в детском саду, 9-месячному Жене будет некуда возвращаться из больницы, а и без того серьёзный восьмилетний Сашка, наверное, и вовсе перестанет улыбаться.

Дело в том, что суд Пролетарского района Ростова-на-Дону принял решение о принудительном выселении семьи Шатских без предоставления другой жилплощади. Дом, в котором одно поколение семьи прожило полжизни, другое - всю свою жизнь, а третье просто живёт, и пока не задумывается о том, кто им фактически владеет, принадлежит одному из городских предприятий. И вот сейчас встал вопрос о выселении. На днях к ним во двор пришёл судебный пристав-исполнитель Александр Черниченко:

Александр Черниченко: На основании вышеизложенного, требую в срок до 31.03.2009 года до 11 часов 00 минут исполнить решение.

Нина Шатская: Не будем мы выполнять. Нам некуда деваться.

Александр Черниченко: В случае неисполнения решения суда, вы будете привлечены к административной ответственности и оштрафованы. Штраф в размере до 2,5 тысяч. После вынесения штрафа вручается повторное требование, в случае его неисполнения, мы заново также штрафуем. И так может в принципе продолжаться бесконечно, если суд не изменит решения.

Григорий Бочкарев: Но оказалось, что переезжать-то Шатским и некуда. Ветхий домишко на пустыре, заросшем на половину травой, дым из печной трубы, добрые дворняги у крыльца. Более четверти века здесь обитала семья Шатских. За это время выросли две дочки, появились три внука. Этот участок земли в десяти минутах ходьбы от центра города принадлежит ЗАО "Донская кожа". Нина и Григорий Шатские на этом предприятии раньше работали и ведомственное жильё за столько лет привыкли считать своим. Григорий Шатский до сих пор не может осознать, за что же его выбрасывают на улицу.

Григорий Шатский: В городе Ростове-на-Дону я проработал всё это время водителем, это всё ж я делал на благо России, и на благо Ростова. От меня требовали, я старался не подвести, в результате потерял здоровье.

Григорий Бочкарев: Шатские не ушли отсюда даже тогда, когда другие сотрудники кожзавода получали комнаты в общежитиях. Остались по договору охранять помещение и земельный участок. Таким положением дел довольны были и Шатские, и кожзавод. Но срок того договора истёк, а новый собственники предприятия заключать не стали. И вот здесь выяснилось, что у этой семьи теперь нет ничего, ни жилья, ни каких-либо реальных перспектив. Так как купить хотя бы какое-нибудь жильё не на что, остаётся идти только на улицу. Жена Григория Нина также растеряна - как же так?

Нина Шатская: Вы не волнуйтесь, жильё вам будет. Теперь, говорю, куда мне? Под Ворошиловский мост? Нет, говорит, жильё вам будет. И каждый месяц вот так переписываемся. Потом в одночасье приходит, приезжает, я ничего не знаю, присылает повестку в суд…

Григорий Бочкарев: Встал вопрос - куда идти? А действительно, куда, кроме улицы? Можно, конечно, попробовать устроиться, например, в один из немногих социальных центров. Там накормят, можно даже посмотреть телевизор, поиграть в шахматы или почитать книжку перед сном. Но центр открыт для бродяг с семи вечера до восьми утра. Как там может жить семья? К тому же, по словам заместителя директора информационно-аналитического центра "Новый стандарт" Наталии Романенко:

Наталия Романенко: Просто так, с улицы, туда сложно попасть, сейчас, наверное, даже невозможно. Людям без определённого места жительства необходимо вначале обратиться в областное Министерство труда и социального развития и получить там направление. Но пребывание в социальных центрах временное - до двух месяцев. Затем бездомные направляются в дома-интернаты или отправляются назад, то есть вновь на улицу.

Григорий Бочкарев: ЗАО "Донская кожа" в своих претензиях на эту землю с юридической точки зрения абсолютно право. А вот моральный аспект конфликта выглядит, всё же, не очень красиво. Поэтому, наверное, технический директор предприятия Наталья Лобко и приводит дополнительно, один за другим, веские, по её мнению, аргументы своей правоты.

Наталья Лобко: Мы, как собственники, не можем себе позволить, чтобы в центре города, в центре нашего любимого города находился участок в таком состоянии. Его будут благоустраивать, его надо приводить в порядок. Люди не должны проживать в производственном помещении. Во всей этой ситуации мы ведем себя очень корректно. Мы давали возможность семье Шатских спокойно на протяжении решать свой вопрос.

Григорий Бочкарев: Вряд ли каждый из взрослых членов семьи Шатских сможет долго выплачивать по 2500 рублей в виде штрафа за неисполнение судебного решения. Судя по всему, это лишь небольшая отсрочка. Так что уже скоро в нашем "правовом государстве" станет больше на семь человек без определённого места жительства.

В эфире Кострома, Ольга Вахоничева:

Кострома тяжело пережила первую зиму с новой системой управления жилищно-коммунальным хозяйством. В большинстве своем управляющие организации, выбранные или навязанные жильцам для содержания домов, с поставленными задачами справлялись с трудом. По крайней мере, по словам людей, с которыми мне довелось поговорить, теплее, чище и уютней в их домах не стало. Костромич Михаил Силин - один из немногих, кого эти проблемы не коснулись. Он и его соседи по дому, находящемуся по адресу Центральная, 31, детально изучив Жилищный кодекс, отказались от услуг управляющих компаний и товариществ собственников жилья и выбрали непопулярную, а точнее мало известную среди костромичей форму содержания жилья - непосредственное управление своим домом. Главный ее плюс - финансовая независимость и экономия говорит Михаил Силин.

Михаил Силин: ТСЖ, если проанализировать, - это колхоз наоборот. Потому что ТСЖ - это заключение договора от всего дома целиком ко всем услугам. Получается, что если вдруг люди у нас кто-то будет неплательщиком, то эти организации, поставщики, не волнует. Вы должны будете сдать за ту и ту услугу целиком. А разбираться с этими неплательщиками здесь сами внутри и как хотите. Зачем это нам нужно?! Мы каждый индивидуально живем, у нас своя семья. Почему я должен идти к соседу и разбираться с ним о том, почему он не платит, почему я за него плачу. Когда этот способ правления, это исключает. У нас прямой договор с каждой квартирой. Организация это может предъявлять только к жителю. Она не может прийти и отключить весь дома от горячей воды из-за одного неплательщика.

Ольга Вахоничева: Непосредственное управление домом жильцы выбрали на общем собрании еще в 2006 году. Тогда более 60 процентов собственников проголосовали - за. За эти годы, утверждает Михаил Силин, их 90-квартирный дом и прилегающая к нему территория выгодно отличается от домов, находящихся в собственности ТСЖ.

Михаил Силин: Деньги, вот эта часть, которая называется "содержание общего имущества", мы ее сами собираем, и сами тратим так, как считаем нужным и на что. Мы выполнили работ в десятки раз больше, чем управляющая компания в своем доме. Мы покрасили подъезды, осветили весь двор, заасфальтировали дорожки к подъездам, стояки поменяли, крышу подремонтировали, в подвале центральную трубу большого диаметра на пластмассу поменяли. Нам никакие пробки... Меняем сразу на новое, чтобы к этому больше не возвращаться десятилетия.

Ольга Вахоничева: Однако конкуренты, а именно - управляющие компании и, как считает Михаил Силин, не без поддержки госструктур, пытаются вывести дом из непосредственного управления. В деньгах, положенных по федеральному закону на капитальный ремонт жилищного фонда собственникам отказано.

Михаил Силин: Знаете, по какой причине? Оказывается, у нас счета в банке нет, потому что мы не юридическое лицо. Вот нашли такую хитрую отговорку. Мол, кому мы будем деньги перечислять? Нам некуда вам перечислять. Хотя в Москве, например, Лужков сказал, что я деньги на капитальный ремонт будут давать собственникам, а никаким компаниям давать не буду, потому что они прошли все эти компании, знаем, куда эти деньги потом деваются. Нам сказали, что нужно обратиться в Комитет по ЖКХ. Мы обратились в Комитет по ЖКХ. Нам написали кучу всяческих бумаг, чтобы мы принесли. От каждого собственника на право приватизации, собственности, в общем, кучу.... Каждый собственник должен был принести документы, чтобы нас как-то легализовали. Мы принесли документы. Мы знали, что мы больше не в жэковской системе от дворника. Ему сказали, чтобы он у нашего дома не убирался. Начались такие оскалы.

Ольга Вахоничева: Еще одна проблема - не выплата льгот ветеранам по статье "Содержание жилья", вне зависимости от формы правления положенных по закону. Правда, ветераны дома по адресу Центральная, 31, их получают. Собственники платят им за счет скудного бюджета, собираемого своими силами. Прокомментировать ситуацию я попросила первого заместителя руководителя областного Департамента социальной защиты населения Владимира Шилова.

Владимир Шилов: Если возник вопрос какой-то, потому что были у нас разные моменты, не отработанные, они обращались с письмом или куда-то? У начальника отдела, который ведет этот вопрос, тоже не припомнит на память, чтобы было какого-то обращения. У них есть кто-то старший, кто мог позвонить, прийти, обратиться, написать. Разные формы. Надо понимать - о чем речь идет.

Ольга Вахоничева: То есть не было к вам обращений?

Владимир Шилов: Навскидку так... не было.

Ольга Вахоничева: Михаил Силин категорически не согласен с этим заявлением.

Михаил Силин: Конкретно это Департамент соцзащиты области. Мы туда обращались. Нам сказали - поймите, такая у нас не стыковка законодательства. Мы никак не можем. Они говорят - вот вы заключите договора на обслуживание с кем-то (с тем же ЖЭКом, который ничего не делал), тогда мы этому ЖЭКу будем перечислять деньги льготников. А вам так мы эти деньги никак не можем перечислить. Они нам не отказывают, не говорят, что лишили приказом каким-то. Нет! Это не приказ. Просто технически у них как бы не прописано, они никак не могут принять постановления или что-то на уровне областной власти, чтобы с такими домами все урегулировать. Мы встали костью в горле кому-то. Ведется против нас скрытая война. Пошла сейчас вторая волна.

Ольга Вахоничева: Вторая волна - это смена формы собственности дома, о чем жильцы узнали из объявлений, расклеенных на дверях подъездов. Заместитель руководителя Комитета жилищно-коммунального хозяйства Костромы Владимир Коновалов утверждает, что решение о передаче дома управляющей компании было принято на общем собрании собственников.

Владимир Коновалов: В данной ситуации состоялось волеизлияние жителей. На этом собрании присутствовала прокуратура. Прокуратура признала действия той группы жителей, которые выбрали способ управления незаконными. Поэтому я здесь ничего комментировать не буду. Дом на сегодняшний день, насколько я знаю, выбрал управляющую компанию. Все документы сданы на проверку в прокуратуру. Прокуратура признала действия инициаторов собрания собственников этого дома законными. Мы согласились с позицией прокуратуры. Все дома находятся в плане поддержки в абсолютно равных условиях.

Ольга Вахоничева: Фикцией и подлогом называет решение о выведении дома из непосредственного управления другой его житель Олег Токарев.

Олег Токарев: Собрание провели неправомерно, обманным путем. Ходили по ночам, по вечерам, бабушки в темноте подписывали. Под разными предлогами - нужно ли вам дверь отремонтировать, железную поставить, подпишите... А на самом деле был вопрос о вступлении в компанию. Получилось так, что без нас женили всех. Им не помешает этот чистый дом, который будет только прибыль приносить.

Ольга Вахоничева: Жители дома номер 31 по улице Центральной считают, что нарушены их конституционные права. Они обратились с заявлениями в областную и городскую прокуратуры и суд. Собственники уверены, что если не настоят на своем, то жильцом почти 100 костромских домов, числящихся в начале года в непосредственном управлении, лишат права выбора в угоду управляющим компаниям.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Уникальную возможность произвести бесплатный ремонт в своих квартирах получили пенсионеры столицы Мордовии. Впервые в этом году в республике создан специальный студенческий отряд, члены которого оказывают помощь престарелым в обустройстве их жилья. Создан отряд на базе республиканской ассоциации "Милосердие" на средства гранта, полученного в прошлом году, рассказала ее руководитель Ольга Хлебникова.

Ольга Хлебникова: Такой прецедент наконец-то случился. Для нас это огромное счастье, можно сказать, огромное подспорье. На самом деле, деятельность наша стала намного активнее, намного результативнее и эффективнее. Я думаю, что сейчас как раз то самое время, когда сейчас, именно сейчас, необходима такая поддержка.

Игорь Телин: Таким образом, нашел поддержку проект ассоциации "Милосердие" под названием "Волонтеры Мордовии - старшему поколению". Собственно, самому проекту уже несколько лет, но если раньше волонтеры просто помогали пожилым в обустройстве быта - сходить в магазин, вымыть полы, посуду, окна, приготовить обед, могли сделать мелкий ремонт в комнате, то теперь дошло дело и до крупных строительных работ. На каждую квартиру выделено по две тысячи рублей, на них будут куплены все необходимые стройматериалы - краска, грунтовка, побелка, обои. Работают волонтеры, естественно - бесплатно.

Волонтер: Делается больший объем работы, потому что больше тратится на материал. Мы можем сделать уже не одну комнату, а две и, может быть, кухню, подсобное помещение.

Волонтер: Прежде всего, побелка, покраска, поклейка потолочной плитки.

Игорь Телин: Списки пенсионеров, нуждающихся в помощи, были составлены добровольцами Мордовии совместно с сотрудниками Министерства труда и социальной защиты населения республики - это около полусотни одиноких пожилых людей, чьи квартиры особо нуждаются в ремонте. И если поначалу пенсионеры с недоверием относились к предложенной помощи, поскольку о подобного рода проявлениях заботы никогда даже не слышали, то сейчас у ребят сложились прекрасные дружеские отношения со своими "подопечными".

Пенсионерка: Когда они ко мне приходят, они мне так настроение... И вообще, все сделают. Очень честно, хорошо. Я очень рада. Я благодарна. Я перед ними кланяюсь.

Пенсионер: Я себя чувствую защищенным, знаю, что меня прикроют и поддержат. Мне кажется, что вот это движение "Милосердие" помимо той роли, которую сейчас играют в оказании помощи старикам, это кузница кадров. В будущем они воспитывают кадры, которые хорошо знают жизнь, знают беды и чаяния народа. Их готовят. Мне в этом смысле, в этом плане особенно нравится это самое движение.

Игорь Телин: Студентка третьего курса Мордовского госуниверситета Марина Белоусова работает в квартире Ивана Архиповича, одинокий пенсионер - ему 78 лет - сделать ремонт самостоятельно не может.

Марина Белоуслова: Важно помогать нашим бабушкам и дедушкам, особенно одиноким. У них жизнь замкнута, в основном, в четырех стенах. Нет людей, которые могли бы вселить в них надежду. Мне очень интересно. Я прихожу, рассказываю своим подругам. Они - какой у тебя замечательный дедушка! Я говорю - могу и вам такого найти.

Игорь Телин: А третьекурсница Вика клеит обои в квартире 80-летней Валентины Сурайкиной. Говорит - с хозяйкой квартиры уже на второй день установилось полное взаимопонимание.

Вика: Она мне рассказывает такие истории! Как правильно выбрать мужа, как правильно себя вести, готовить. На самом деле я получаю большой опыт в общении с Валентиной Михайловной.

Игорь Телин: Всего лишь 50 квартир пенсионеров будут отремонтированы мордовскими стройотрядовцами в этом году. Между тем, оказалось, что не все пожилые люди Саранска готовы к тому, чтобы им оказывали помощь, даже бесплатную - удивляется Ольга Лунина, заместитель председателя ассоциации "Милосердие".

Ольга Лунина: Есть такие, которые не могут перенести этот ремонт - либо краску не переносят, либо сама суматоха, давление. Вот это им не позволяет.

Игорь Телин: Принимать и оценивать качество работы добровольцев будет специально созданная комиссия. И все-таки, главными контролерами являются сами пенсионеры, пока что они качеством работы мордовских волонтеров довольны.

В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:

С начала нового года в Оренбургской области возросли цены на газ, свет, воду. Увеличились расходы по содержанию жилья. Сегодня львиную долю семейного бюджета горожане тратят на погашение квартплаты. Для многих эти расходы становятся не по карману. Говорит жительница Оренбурга Элла Никонова.

Элла Никонова: Мне, например, квартира моя четырехкомнатная, где прописано двое взрослых и двое детей, 5500 - без света, без газа, без телефона, без кабельного телевидения. Получается, если у мужа оклад 6 тысяч, еще неизвестно заработает от 10 или нет, у меня нет стабильной зарплаты, поскольку сама на себя работаю, проживать, конечно, трудно. Соберешь за квартиру за месяц, плюс еще свет, то, да се, расходов выходит где-то около 7-8 тысяч. А зарплата в совокупности как раз 10 и составляет, если брать 5 его и 5 моих. Одеться уже проблема. Если раньше чувствовался какой-то материальный рост даже год назад. Планы строили, что-то покупали, то сейчас ни планов, ни денег, чтобы заплатить за все эти коммунальные услуги.

Елена Стрельникова: Одной из составляющих квартирной платы является строка "содержание жилья". Благодаря решению оренбургских депутатов, рост по ней составил почти 120 процентов. Расходы теперь считаются не по количеству прописанных людей, а по квадратным метрам. Кроме того, за лифт тоже теперь обязаны платить все жители подъезда. Говорит Элла Никонова.

Элла Никонова: Опять-таки первый этаж. Мне насчитали 300 рублей лифт. Это существенно. Если я буду ежемесячно платить 300 рублей за лифт, которым я никогда не пользуюсь, мне это тяжело понять. Даже если я куда-то поднимаюсь к соседке, то это бывает раз в год, я пешком хожу. Все время пишут "антенна". 8 рублей как бы не проблема заплатить. Но если собрать все месяца, когда, например, я проживаю с 2002 года, то сумма набегает большая. Ее можно было отминусовать за те расходы, которыми я действительно пользовалась. Но антенны же нет, никто нее не проверял - стоит она или не стоит. А ее никогда просто и не было. Стоит кабельное телевидение. Исходя из чего, эти 8 рублей ставят? Элементарно, не каждый пойдет и будет разбираться из-за этих 8 рублей. Надо идти и писать заявление, говорить, что нет антенны. Приходит комиссия, делает осмотр - есть антенна или нет. Но они же не перерасчитывают за те года, который ты уже оплатил.

Елена Стрельникова: За порядком в доме Марата Марадимова присматривает Товарищество собственников жилья. Согласно Уставу ее бюджет должен быть прозрачен, и регулярно выноситься на всеобщее обозрение жителей дома. Три года назад, когда тарифы стали заметно увеличиваться, Марат решил выяснить, а за что именно он платит и сколько. Обратился в администрацию ТСЖ.

Марат Марадимов: Они очень долго отворачивались под всякими предлогами - то справка не свежая, то рассмотрено на заседании правления, то на заседании собрания. Всячески они игнорировали своевременно предоставить ответ. Буквально на год затянули с предоставлением ответа. Пришлось самостоятельно провести расчет, обратиться вновь к ним, поставить их в известность, что такая-то сумма излишне перечислена. Я опять, в очередной раз не получив ответа на эту просьбу, пришлось обратиться в суд.

Елена Стрельникова: Переплата Марата Марадимова за жилье за два года составила 10 тысяч рублей. Из 400 квартир 10-подъездного дома Марат единственный, кто пытается выяснить, на что именно расходуются деньги, которые он платит за квартиру. Остальные либо отмахиваются, либо верят на слово коммунальщикам.

Марат Марадимов: Люди, видно, что возмущены тарифами, но буквально единицы, кто пытается в чем-то разобраться, выяснить досконально, почему такой тариф, почему необходимо проводить те или иные работы. А возмущающихся довольно много. Да, плохо, дорого, но, тем не менее, видя даже, что в той же смете написано такие-то и такие-то расходы, они просто не могут даже спросить - а почему эти расходы. Видимо, они не полноценные собственники. Обычно собственник, который заинтересован, вникает и каждую копейку считает. А почему я должен сюда ее положить? Народ, видимо, до конца еще не собственник. Поэтому не может так по-хозяйски оценить. Видимо, рассчитывает, что кто-то за него посчитает, кто-то ему это преподнесет.

Елена Стрельникова: В прошлом году администрация Оренбургской области приняла решение выдавать субсидию тем семьям, чьи расходы на квартплату составляют более 10 процентов совокупного дохода семьи. За три месяца 2009 в Оренбуржье количество людей нуждающихся в помощи государства возросло в несколько раз.

В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Семья Базилей переехала в Челябинск несколько лет назад из Казахстана. Давным-давно их родители уехали на социалистические стройки, а когда-то в казахских степях стало тяжко, вернулись с детьми обратно, на Южный Урал. Сейчас Елена и Константин, к слову сказать, граждане России, с двумя дочерьми снимают крохотную комнатку в коммунальной квартире. Одной дочери, Насте, 14 лет, а другая - Алина, на 7 лет младше. Она инвалид, страдает врожденным генетическим заболеванием. Там, в Казахстане, семья продала 4-комнатную квартиру, но ее стоимости хватило лишь на переезд и покупку компьютера. Рассказывает Константин Базиль.

Константин Базиль: Контейнер порядка 1 тысячи долларов нам обошелся. Осталось около 2 тысяч. Приобрели компьютер на эти деньги. Живем вчетвером. Ребенок у нас... У нее серьезное заболевание. Мы ездили в Москву в Московский институт педиатрии и детской хирургии. Только там поставили диагноз - туберозный склероз. В данный момент сейчас ребенок стоит на учете в специализированной клинике психоневрологической. Два заболевания дочери попадают в перечень заболеваний, установленных правительством Российской Федерации, при которых невозможно совместное проживание в одной комнате. Мы же проживаем мало того, что вчетвером в одной комнате, мы еще и в коммунальной квартире проживаем.

Александр Валиев: Площадь комнаты - 18 квадратных метров. И 4 человека. Ванная комната, кухня, туалет - общие с семьей соседей. Условия невыносимые.

Константин Базиль: Ребенку просто необходима отдельная оборудованная комната. Ванна нам тоже необходима. Ребенок себя нисколько не обслуживает ни в чем. Очень тяжело нам выйти на улицу. Одеваем все вместе ее. Кто-то держит, кто-то натягивает курточку, сапожки. На руках выносим. Очень быстро устает. Она походит 5 минут за ручку и все. Она устала. Ей надо посидеть, полежать. У нас здесь даже нет места коляску куда поставить.

Александр Валиев: По сути дела эта семья - бездомная. Притом, что по закону младшая дочь, Алина, в связи со своими заболеваниями имеет право на получение жилья вне очереди, и у нее должна быть своя, отдельная комната. То есть, формально она защищена, по сути же - никому до ее горестей нет никакого дела. В России нет нормативных актов, регламентирующих действия закона. И именно на этот факт ссылаются все чиновники, к которым обращается семья.

Константин Базиль: Нас поставили на учет для внеочередного предоставления жилья социального найма. Но нас предупредили сразу, что закон этот не работает, так как нет нормативных актов, регулирующих действия закона. Кто должен выделять средства? Кому должны выделяться средства? Кто должен распределять эти средства? Вот этих нормативных актов нет. Мы обратились к заместителю председателя городской думы Смирнову Владимиру Ильичу. Он нам посоветовал обратиться по поводу программы "Молодая семья".

Александр Валиев: В " Молодой семье" Базилям отказали. Константин получает 17 тысяч, плюс пенсия Алины - 3,5. Итого 20 с небольшим. Тысячу они платят за квартиру, все остальное уходит на повседневные расходы. Так что, ипотечные программы им не потянуть. Говорит Елена Базиль.

Елена Базиль: В 2007 году в октябре я обращалась к Путину, когда была прямая трансляция. Нам пришел ответ из администрации. Я задаю вопрос Путину - почему не работает закон, когда он будет работать? А нам из администрации приходит ответ - да, закон не работает.

Александр Валиев: Алине нужна комната с мягким покрытием, где нет острых углов - у нее часто бывают эпилептические приступы. Сейчас ситуация такова, что ее нельзя оставить одну даже на минуту. Кто-то всегда должен быть рядом. Между тем, с соседями Базилям крупно не повезло.

Константин Базиль: Один сосед - мой ровесник. Наркоман, который может закрыться в туалете и просидеть там 1,5 часа. Колется он там или чем он там занимается. То же самое в ванну может зайти. Потом заходишь, а там брызги крови на ванне. После этого мы должны нести ребенка в ванну мыть. У нас еще есть одни сосед - алкоголик, пьет месяцами. Человек уже неадекватно, мне кажется, воспринимает окружающий мир.

Елена Базиль: Эта семья просто, когда мы сюда заселились, в эту комнату, у них три комнаты - у нас одна, они нас просто отсюда выживали. Они просто нас три года методично выживали. Этот папа-алкоголик приходит домой, в нашу дверь кидает обувь, кричит - чурки, уходите отсюда, уезжайте. Мы же приехали из Казахстана. Ежедневно нас отсюда просто выгоняли.

Александр Валиев: Не лучше обстоит дело и с лечением Алины.

Елена Базиль: Лекарственные препараты, которые нам нужны, их просто часто не бывает. Они дорогостоящие. Его сейчас нам не дают. Заменили нашим российским дешевым, но он хуже. Сейчас я хожу и прошу, чтобы нам таблетки давали. За деньги - пожалуйста, 2,5 тысячи упаковка. Нам в месяц нужно 15 тысяч на этот препарат.

Александр Валиев: Куда обращаться, в чьи двери стучать, Базили уже не знают. И никак не могут понять, почему закон в России не выполняется на законных основаниях.

В эфире Удмуртия, Надежда Гладыш:

Сарапул - 100-тысячный городок в 60 километрах к юго-востоку от Ижевска, но в этом симпатичном городке человеку пенсионного возраста найти работу практически невозможно. Мои собеседники - два сарапульца Николай Сухинин и Владимир Горелов - оба по возрасту совсем "свежие" пенсионеры. Но работу они потеряли первый 4 года назад, а второй вообще в 2001 году, причем оба были далеко не рядовыми сотрудниками одного из старейших предприятий города Сарапульского мясокомбината. Сухинин ушел с поста заместителя директора по снабжению и сбыту, Горелов - с должности главного инженера. Тот и другой отработали на мясокомбинате более чем по 20 лет. Причиной ухода в том и в другом случае стало собственное желание директора мясокомбината Геннадия Береснева удалить с предприятия строптивых владельцев небольших пакетов акций, не пожелавших продать ему, Бересневу, свои 8 с небольшим процентов каждый. Сам директор к 2006 году собрал в одних руках 79 процентов акций, скупив их у двух десятков акционеров из числа сотрудников комбината. И неожиданно на мясокомбинате появились долги. Акционеры забеспокоились - не к банкротству ли ведут дело?

Мясокомбинат, считает бывший главный инженер Владимир Горелов, просто не может быть не прибыльным, нерентабельным.

Владимир Горелов: Сарапульский мясокомбинат просто не имеет права быть банкротом. Это очень прибыльное предприятие. Всегда даже в тяжелые в начале 90-х годах, имеющий такую прибыль, что рентабельность была не ниже 40 процентов! Разве может такое предприятие когда-нибудь быть банкротом. Никогда! Единственное, что надо забивать только вовремя скот, во время рассчитываться со сдатчиками и работать, и работать.

Надежда Гладыш: Тем не менее, в апреле 2007 года на общее собрание акционеров выносится вопрос об одобрении продажи 100 процентов активов в счет погашения долгов. Имея 79 процентов голосующих акций, директор Береснев практически единолично такую сделку и одобрил. Покупателем выступил откормочный свинокомплекс "Кигбаевский бекон", расположенный в селе Кигбаево Сарапульского же района. Но свинокомплекс входит в "Комосгрупп", холдинг предприятий пищевой переработки, курируемый известным удмуртским предпринимателем и политиком Андреем Осколковым, близким к руководству республики. Мой собеседник Николай Сухинин, бывший замдиректора мясокомбината по сбыту, считает, что при продаже стоимость основных фондов была сильно занижена.

Николай Сухинин: Занижена оценка мясокомбината. Его оценили всего в 74 миллиона. Мы так думаем, что раз в 5-6 занижена цена. Была независимая комиссия. Естественно, все куплено.

Надежда Гладыш: Кроме того, как выяснил Сухинин, у юристов, представлявших покупателя, на собрании акционеров "Кигбаевский бекон" покупал вовсе не акции акционерного общества "Сарапульский мясокомбинат", а его основные средства.

Николай Сухинин: Когда было собрание, когда нас огорошили, что продаем не активы, а средства (там представители, юристы сильные присутствовали со стороны покупателя), я спросил: "Ребята, а вы какой пакет акций приобрели?" Они говорят: "Мы ничего не приобрели". Я говорю: "Не понял. Вы поймите правильно, мы приобрели основные средства. Объясните, когда мы деньги вкладывали, мы покупали на эти деньги, вложили акции. Акции подтверждены были основными средствами. Так ведь по закон?" А сейчас такие законы, ими же написанные, получалось так, что мухи отдельно, а варенье отдельно, то есть акции отдельно, а основные средства отдельно. Мы опешили!

Надежда Гладыш: Сейчас Горелов и Сухинин судятся с находящимся в стадии банкротства мясокомбинатом. Помощи от Сарапульского отдела по борьбе с экономическими преступлениями и прокуратуры они не получили. Адвокаты отказывались их защищать, ссылаясь на то, что у истцов с ответчиками слишком неравные силы. Итог ситуации подводит Владимир Горелов.

Владимир Горелов: Выкупали в 1992 году мясокомбинат все активы, основные средства, мы все вместе - 30 человек, а продал один человек! Это же незаконно!

Надежда Гладыш: Они еще не отчаялись вернуть себе хотя быть часть стоимости своих акций.

В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:

Ульяновский пенсионер Геннадий Красноперов, бывший собкор газеты "Сельская жизнь", - цветовод-любитель со стажем. В прошлом году он засадил цветами участок вокруг школы по соседству с его домом, все лето здесь цвели около 70 тысяч растений.

Геннадий Красноперов: 70 тысяч цветов - не самоцель, а завершение моего проекта "Экологические тропы школьного двора". Пятый сезон проект экологические тропы школьного двора. Много растений - больше 100 видов. Почему 70 тысяч? В прошлом году мне стукнуло 70 лет - по тысяче на каждый год.

Сергей Гогин: Глава города Сергей Ермаков неоднократно заявлял, что превратит Ульяновск в город-сад. Геннадий Красноперов решил, что в этом их планы совпадают, и предложил мэру провести акцию под названием "Миллион цветов для Ульяновска". В городе живет много цветоводов-любителей, говорит он, эти люди за свой счет были бы рады рассадить цветы там, где можно - во дворах жилых домов, школ, детских садов и больниц, в заброшенных парках, на набережной реки Свияги. Даже партии могли бы, наконец, сделать что-то полезное для города. Красноперов предлагает сажать в основном многолетние и самосевные сорта. Он уверен, что массовая посадка цветов улучшит самочувствие городского сообщества.

Геннадий Красноперов: Массовая посадка цветов может сплотить ныне разъединенных людей. Нынешний год в Ульяновской области объявлен Годом здорового образа жизни. А что как не посадка цветов - это здоровый образ жизни. Цветы имеют оздоравливающее значение. Есть такой даже термин - цветотерапия. Вот сейчас кризис, а мы сажаем цветы. Это уже новый импульс к оптимизму.

Сергей Гогин: От городской власти Геннадий Красноперов просил не так и много - создать нечто вроде штаба акции "Миллион цветов для города" для координации усилий, созвать конференцию цветоводов, чтобы выявить потенциальных участников акции, включить посадку цветов в перечень общественных работ, которыми займутся временно безработные граждане. Корреспондент городской газеты "Симбирский курьер" Татьяна Захарычева присутствовала на совещании в мэрии по вопросам благоустройства, на которое пригласили и Геннадия Красноперова. Журналистка говорит, что чиновники с самого начала были настроены скептически.

Татьяна Захарычева: При желании можно было уловить рациональное зерно. Не было желания. Не было заряженности на диалог. У меня сложилось впечатление, что все чиновники вошли в этот кабинет с настроем выслушать и отбрить. Я думаю, что приговор был вынесен заранее, еще до того как Красноперов открыл рот.

Сергей Гогин: Цветоводу-энтузиасту Красноперову, кстати, агроному по образованию, объяснили, что он не знает где, что и как сажать, а знают это только специалисты. Кроме того, по словам начальника отдела благоустройства городского комитета архитектуры Светланы Русаковой, Красноперов не придумал ничего нового.

Светлана Русакова: Вы знаете, что у нас в городе ежегодно проходит праздник цветов и конкурс "Аленький цветочек"? Я не знаю, почему Красноперов не знает, что у нас очень много жителей участвует в этой акции.

Сергей Гогин: В конце концов, пенсионера поблагодарили официальным письмом за неравнодушное отношение к городу и на этом закрыли тему. Почему же город не извлек пользы из неравнодушного к нему отношения? Светлана Русакова говорит, что Красноперов не понимает специфики городских территорий.

Светлана Русакова: Он больше упирает на то, чтобы у нас сажались луговые цветы, они не подходят для города. Весь город превратится в цветущий луг. Цветники у нас должны быть в городе специализированными, со специальным подбором трав, чтобы они были газоустойчивы, чтобы они красиво смотрелись. Не просто так поляночка.

Сергей Гогин: Геннадий Красноперов говорит, что в городе, украшенном цветами, снижается уровень агрессии. Он приводит в пример американский провинциальный город, которому таким образом удалось снизить преступность на 20 процентов. Главный эколог Ульяновска Андрей Салтыков предупреждает, что на деле иногда происходит ровно наоборот.

Андрей Салтыков: Народ начинает оспаривать территорию, которую он пытается освоить под цветник. Потому что ведь вслед за этим, он начнет - туда нельзя, мячик вашего ребенка на цветы. Уже конфликт. Я знаю случай. Был такой энтузиаст цветочного озеленения. Но у него была рядом овчарка. Он ее специально не натравливал, но она тоже получила задание охранять эти цветники. Вроде покусала детей, родители подали в суд. Суд приговорил его к определенному сроку. Боюсь, что это может воспроизвестись. Потому что действительно очень жалко свой труд, когда видишь, что одни озеленяют, а другие уничтожают. А это неизбежно. У всех разные цели использования одной и той же территории.

Сергей Гогин: Как использовать территорию двора - решают собственники или по поручению жильцов - управляющая компания, есть для этого и специальные нормы, поясняет Андрей Салтыков. Впрочем, говорит он, такие вопросы лучше всего решать путем переговоров с жильцами. А цветовод Геннадий Красноперов уже провел сепаратные переговоры с директором соседней школы и в этом году опять посадит на школьном дворе десятки тысяч цветов.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

1 апреля в Саратове прошел митинг перформанс - День политического дурака. В организации и проведении митинга участвовали поэты, художники, а также молодые люди, представляющие движение "Антикризисное народное сопротивление". На вопрос - какой дурак опаснее: простой или политический? - отвечает член рабочего комитета СКС Ольга Пицунова.

Ольга Пицунова: Это очень сложно! Я думаю, что если бы не было обыкновенных дураков, политических бы было меньше. Благодаря именно нам, обыкновенным дуракам, политических дураков становится все больше и больше. Приняли такое мы решение, что было бы неплохо иногда не просто ходить и протестовать, а иногда подурачиться. В конце концов, смеясь, мы расстаемся с нашим прошлым, смеясь, мы расстаемся с нашими недостатками. И я думаю, что не только с нашими.

Ольга Бакуткина: Акцию открывает официальный доклад о роли дурака в истории. Слово предоставляется соредактору литературного альманаха "Василиск" Дмитрию Голину.

Дмитрий Голин: Начальник, как заявляет народная мудрость, не бывает умным. На первый взгляд, это плохо. Но если посмотреть глубже, с исторической точки зрения - начальник всегда прав. Вся тяжесть ответственности за неизбежность будущего ложится на сознательные плечи дураков, подпирающих небо, подобно атлантам.

Ольга Бакуткина: Политического дурака олицетворяет надувной мишка на воздушных шариках, которого в конце акции должны запустить в небо. В кармашек мишки каждый желающий кладет записку с именем реально существующего политического дурака. Почему политического, а не обыкновенного, объясняет Дмитрий Голин.

Дмитрий Голин: Политический дурак является собирательным образом для всех разновидностей дураков соборным образом - патриотических дураков и бескорыстных дураков, дураков по долгу службы и так далее, и так далее, и так далее. Мы решили остановиться на политическом дураке. Запуск в космос - это, наверное, стремление освободиться все-таки от чего-то внутри, что нас удручает. Политика, как сказал Аристотель, - это искусство жизни в городах. Мы живем в городе, мы горожане. Так что, в широком смысле это такое культурное мероприятие.

Ольга Бакуткина: Культурное мероприятие продолжается. Участники читают детские стихи советского периода. Например, такие:

- Вот и заяц, и лисичка, и собачка, и охотник, и Володя// На салазочках сидят, быстро под гору летят.// Быстро под гору летели, на медведя налетели. // И Володя с той поры не катается с горы.

Ольга Бакуткина: На фоне плакатов "Власть должна жить лучше", "Государственные должности - по наследству!", "Даешь бесплатную работу на вредном производстве" и "Я люблю тебя, государство!" знакомые с детства строки стихов приобретают двойственный смысл. Почему для Дня дурака выбраны стихи советских авторов? Они нас одурачивали? Говорит поэт, редактор журнала "Волга" Алексей Александров.

Алексей Александров: И одурачивали, и были честными, в то же самое время. Это наша ментальность. Это то, что одновременно очень конкретно, и рождает ассоциации со всем в нашей жизни абсолютно. Все эти мишки, ежики, Вовы, Бори. В то же самое время это как раз и создает такой хороший игровой момент. Ведь это, по сути, игра. Мне кажется, очень хорошая акция. У всех сразу просветлели лица, наступила весна в городе. Почаще людям надо напоминать, что они на самом деле люди, а не набор каких-то там штампов в какой-то там речи.

Ольга Бакуткина: Надувной политический дурак с кармашком, полный имен тех, с кем мы бы хотели, но не можем расстаться, готов к запуску в небо.

- Ну, хватит! Андрей, давай, пускай его!

Слышна песня

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG