Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игра в Георгадзе: кто уступит первым


Грузинская оппозиция просит сторонников Игоря Георгадзе проводить свои акции протеста отдельно. Митинг в Тбилиси в поддержку отставки правительства

Грузинская оппозиция просит сторонников Игоря Георгадзе проводить свои акции протеста отдельно. Митинг в Тбилиси в поддержку отставки правительства

Российско-грузинские противоречия регулярно подпитываются новыми сюжетами. Вслед за запретом вина пришел черед грузинской минеральной воды, затем российские власти запретили ввоз из соседней страны овощей и фруктов. Исчерпав кулинарную тему, Москва демонстративно отказалась от получения миротворцами грузинских виз, хотя Тбилиси еще в марте принял решение о том, что российские военные могут пересекать грузинскую государственную границу согласно общим правилам, после получения виз. Скандал закончился тем, что российский МИД напомнил о праве Южной Осетии на самоопределение.


Одновременно с политико-кулинарным противоборством в Москве и Тбилиси активизировались сторонники бывшего руководителя грузинских спецслужб Игоря Георгадзе. В грузинской столице и других городах страны в последнее время его последователи все чаще организуют митинги с требованием отставки грузинского руководства и возвращения Георгадзе в страну. При этом создается впечатление, что ни власти, ни население не проявляют по этому поводу никакого беспокойства.


Сам Георгадзе, судя по последним сообщениям, находится в Москве. От получения политического убежища он официально отказался, но очевидной поддержкой российских властей пользуется. Офис его партии «Справедливость» расположен в современном особняке престижного района Москвы. Георгадзе периодически общается с журналистами. «Плоха та партия, которая не ставит целью приход к власти. Если человек планирует придти к власти, наверное, он собирается вернуться на родину. Я искал правды в Грузии, не нашел ее. Ни власть [ бывшего президента Грузии Эдуарда ] Шеварднадзе, ни власть [ Михаила ] Саакашвили не предоставили мне возможность общаться с ними, решить мои вопросы в демократическом, правовом поле», - заявил он во время последнего общения с прессой.


Игорь Георгадзе демонстрирует свою хорошую форму и в Грузии. В конце мая он принял участие в теледебатах, которые в прямом эфире организовала телекомпания «Рустави-2». Беглый политик, обвиняемый на родине в убийстве лидера Национально-демократической партии Гии Чантурия, генерала полиции Гии Гулуа, и в покушении на бывшего президента страны Эдуарда Шеварднадзе, предстал перед зрителями из телестудии на фоне кремлевских башен и открыто заявил о своем намерении придти к власти.


Передача «Свободная тема» закончилась скандалом. В ее ходе студию покинула половина аудитории - это были сторонники Гиоргадзе. Затем состоялся диалог между Георгадзе и председателем парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе. Как передает корреспондент РС в Тбилиси Юрий Вачнадзе, представитель правящего альянса в поединке смотрелся очевидно слабее своего оппонента.


Является ли появление опального политика в грузинском телевизионном пространстве, а также свободная деятельность его сторонников в Грузии доказательством существования в этой стране демократии?


Члены парламентской оппозиции республиканец Леван Бердзенишвили и один из лидеров «Новых правых» Ираклий Ияшвили, с которыми побеседовал корреспондент РС, с этим тезисом согласны. При этом они обращают внимание на любопытные особенности «феномена Георгадзе».


«Здание Игоря Георгадзе строится в двух направлениях, - считает депутат Бердзенишвили, – из Москвы, но и из Тбилиси тоже. Грузинские власти [ будто ] стараются сделать из Георгадзе какого-то мученика, который борется против грузинской независимости. Человек борется против независимости – это так, но что мучается – неверно, вид у него довольно упитанный и довольный, скажем прямо, у него превосходные артистические данные. Это хорошее оружие против грузинского выхода из СНГ, то есть против самостоятельных грузинских решений. Но для грузинских властей он очень удобный партнер в борьбе. Я не утверждаю, что нынешние власти в сговоре с ФСБ или с Георгадзе, но мы, оппозиционеры, почувствовали это сразу же. Невозможно пройти рядом с митингом [ сторонников ] Георгадзе и не увидеть деньги, которые там раздаются. Власти знают, что действует так называемый фонд Игоря Георгадзе, власти [c ами ] регистрировали этот фонд. Вроде Георгадзе человек, которого ищут по всем странам, вроде он интерполовский и так далее. Я не припоминаю случая, когда такие ребята создавали фонды, в эти фонды вступали огромные суммы, и никто не смотрел из властей, как тратятся эти суммы» .


Ираклий Ияшвили, в свою очередь, указывает, что общественное мнение в Грузии настроено по отношению к Георгадзе исключительно отрицательно, и ему никогда не занять выборной должности. «Возникает вопрос: в чем же тогда смысл этого проекта? Остается единственный путь - экстремальное развитие событий в Грузии, в этом смысле как раз [ такая ] фигура понадобится. Раз человека невозможно избрать и обязательно стоит задача сделать этого человека президентом или принимающим решение в стране, существует другой путь – инсценировка военных действий, нестабильности, и на этом фоне население Грузии должно попросить господина Георгадзе прийти на белом коне и помочь».


По мнению депутата Ияшвили, «если таких [ теле ] эфиров будет много, эта власть сделает из Георгадзе героя. Что касается российских авторов этого политического проекта, то я понимаю, что они хотят страну резко повернуть в сторону России. Но они получат эффект с точностью до наоборот – этим проектом они усиливают Саакашвили».



XS
SM
MD
LG