Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Приднестровье станет приоритетом ЕС, и никуда России от этого не деться»


Москва показала свое отношение как к гостям саммита (слева - президент Молдавии Владимир Воронин), так и его организаторам (справа Траян Бэсеску)

Москва показала свое отношение как к гостям саммита (слева - президент Молдавии Владимир Воронин), так и его организаторам (справа Траян Бэсеску)

В Бухаресте прошла встреча в верхах стран Черноморского бассейна. Единственной державой региона, блистательно проигнорировавшей саммит, стала Россия.


Черноморский бассейн представляет собой котел, до краев переполненный застарелыми очагами напряженности и конфликтами новейшего времени. Под эгидой нынешнего председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе бельгийского дипломата Карела де Гухта на бухарестском саммите состоялся целый ряд непростых переговоров под таким замороженным конфликтам, как карабахский.


Чего ждала принимающая сторона от этого форума? Бухарестский историк Арманд Гошу напоминает, что встреча состоялась по инициативе президента Румынии Траяна Бэсеску , который озвучил ее идею год назад после встречи в Киеве с президентом Украины Виктором Ющенко. Саммит является первым шагом в реализации новой политики Румынии в регионе, попыткой найти для него общие проекты развития. Инициатива президента Румынии была встречена с интересом даже в Лондоне, Брюсселе и Вашингтоне. Украина, Грузия, Армения и Молдова были представлены в Бухаресте своими президентами. Турция, Болгария и Греция делегировали сюда видных члены своих правительств. И только Россия реагировала отрицательно на проект президента Бэсеску. Москва была представлена на саммите наблюдателем в лице своего посла в Румынии. Глава МИД РФ Сергей Лавров назвал происходившее здесь «абстрактным форумом с размытой повесткой дня».


Румынские газеты объясняют решение России лишь обозначить свое присутствие на саммите согласием Румынии разместить на своей территории военные базы США. Московский аналитик Федор Лукьянов отмечает более широкую перспективу этого выбора: «Россия сегодня весьма привередлива в выборе своих внешнеполитических партнеров, поскольку исходит из того, что в нынешней международной ситуации она (Россия) нужна другим больше, чем другие нужны ей». Другой (и более конкретной) причиной он считает негативное отношение Кремля к руководителям целого ряда стран, которые были представлены на встрече: «Сейчас вокруг черноморского бассейна, по периметру российской территории формируется довольно много различных организаций, в центре которых, как полагают в Москве, стоят страны, заинтересованные в создании своего рода санитарного кордона вокруг России. А в конечном итоге в поиске альтернативных российским источников энергоснабжения. К таким странам, которые расцениваются как недружественные, относятся Украина, Грузия, Молдавия (и Румыния, как заинтересованная в судьбе Молдавии). Россия считает, что освящать своим присутствием встречи, на которых российская позиция не будет лидировать, просто не имеет смысла».


Федор Лукьянов называет не слишком разумным отказ Москвы от использования удобной международной площадки для презентации и продвижения собственных интересов по таким сложным вопросам, как урегулирование замороженных конфликтов в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии: «Здесь имеет место психологическое отторжение, связанное с фоном отношений, который сложился за последние два-три года. Одновременно Россия в рамках своего нынешнего самоощущения как страны очень влиятельной исходит из того, что без ее участия решить тамошние конфликты все равно невозможно, а участвовать в реализации или даже обсуждении схем, предложенных кем-то извне, ненужно. Потому что это все равно не будет работать, это некоторое неуважение российских возможностей, российского статуса».


Главный редактор аналитического журнала «Россия в глобальной политике» находит нереалистичными оба подхода к решению проблемы непризнанных - как попытку Москвы сохранить статус-кво, так и стремление Молдавии и Грузии решить этот вопрос в обход бывшей метрополии. «И то, и другое невозможно. Возможны ли какие-то компромиссы? Пока не похоже. Россия не считает необходимым на них идти, она считает свои позиции очень сильными.


Другое дело, что время идет, - отмечает наш собеседник. - Эти конфликты неизбежно интернационализируются. Прежде всего, это, конечно, касается Приднестровья. Со следующего года, скорее всего, Румыния станет членом Евросоюза. Разрешение приднестровской проблемы волей-неволей окажется среди приоритетов Евросоюза, и никуда России от этого не деться».



XS
SM
MD
LG