Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кабинет министров сработал "на троечку"


Эффективность экономической деятельности правительства Путина эксперты оценивают как удовлетворительную

Эффективность экономической деятельности правительства Путина эксперты оценивают как удовлетворительную

Владимир Путин отчитался перед Госдумой о результатах деятельности правительства в 2008 году. Рассказал о "свете в конце тоннеля" и грамотных действиях властей. Экономисты, прокомментировавшие для Радио Свобода выступление премьера, согласны лишь отчасти.


Так, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер оценивает эффективность экономической деятельности Владимира Путина на "троечку":


— Когда Путин был президентом, он действительно во многом определял экономическую политику правительства — по понедельникам вызывал к себе всех основных министров, премьера, и с ними все это обсуждал. То есть он был в курсе. В краткосрочной перспективе экономическую политику, проводившуюся до кризиса и в годы, когда Путин был президентом, по пятибалльной системе я бы оценил где-то между тройкой и четверкой. Она была направлена на решение конкретных краткосрочных проблем. И решались они в основном за счет денежных вливаний, благодаря огромным ценам на нефть, газ и так далее. Накопилось очень много проблем, прежде всего структурных. Стало сказываться нефтяное отравление страны, остальные сектора экономики все сильнее отставали в развитии. Когда вдруг грянул кризис, — а тут предъявить Путину какие-либо претензии трудно, — оказалось, что груз нерешенных проблем очень сильно придавливает нынешнюю экономическую политику. Поэтому сейчас команда Путина, уже как премьер-министра, играет роль пожарной. Ее работу тоже можно оценить где-то в районе тройки. Есть удовлетворительные вещи. Например, все-таки смогли избежать, пока, во всяком случае, кризиса банковской системы. Правда, на ушли огромные деньги, сейчас уже видно, что можно было потрать и меньше. Ведется определенная политика в отношении курса рубля к доллару. Не всегда правильная, но она ведется, есть некие элементы регулирования. Но все же смысл ситуации заключается в том, что именно сейчас, во время кризиса, есть очень удачная возможность решить вопросы, которые не были решены в те годы.


В период кризиса все очевиднее становится зависимость России от "нефтяных" денег, и поэтому экономисты все активнее начинают говорить о необходимых институциональных преобразованиях. Председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс считает, что и в правительстве Владимира Путина сейчас идут дискуссии о дальнейших путях развития российской экономики:


— Несмотря на то, что модернизация сейчас является общим для всех лозунгом, есть группа людей, в том числе и внутри самого правительства, которые говорят о модернизации мобилизационного типа. Их оппоненты, которых немало, выступают за о модернизацию институционального типа. Мобилизационная модернизация — это упрощенный госкапитализм, и у него есть свои сторонники. За институциональную модернизацию выступают, скорее, умеренные либералы. В силу этого своего либерализма они больше разобщены, но лидерство этого крыла в правительстве тоже понятно и стратегически выписываемо. В итоге, даже правящая коалиция расходится в своих экономических оценках.


А президент фонда "Институт энергетики и финансов" Леонид Григорьев уверен, что россияне переживут нынешний кризис спокойнее, чем жители Европы и США — не из-за грамотной экономической политики власти, а потому что привыкли жить в кризисных условиях:


— Любой экономический кризис с 20-процентным падением промышленного производства неизбежно ведет к снижению доходов экономических агентов, то есть семей, компаний и правительства. Никаких резервов, накопленных в подъем, никогда не бывает достаточно, чтобы компенсировать потери от снижения экономической активности. Наше положение ничуть не хуже мирового. Может быть, оно даже лучше — у нас нет кризиса бюджета или государственных финансов, как было в 1998 году или как сейчас происходит в Венгрии, Украине, Латвии, Аргентине, Пакистане и так далее. Но мы интегрированы в мировую экономику, у нас есть серьезные банковские, серьезные промышленные проблемы. Поэтому бизнес должен адаптироваться к кризису, приспосабливаться. Семьям надо строить стратегию выживания, решения своих семейных проблем в условиях, когда будет трудно найти работу, когда придется переквалифицироваться или искать работу не по специальности. Кризис есть кризис. Но когда-то он кончается, это не конец жизни. Я считаю, что мы лучше психологически переносим неприятности и кризис, чем Европа и США. Конечно, это слабая радость, но, тем не менее. У меня складывается ощущение, что люди к этому кризису относятся без трагизма. Они ищут работу, ищут способы существования, поддержания своего благосостояния. Предыдущие свои кризисы мы перенесли совсем недавно, и они сделали нас более живучими. Будем наслаждаться хотя бы этим.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG