Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Многие рады тому, что я избит"


Лев Пономарев за месяц до инцидента

Лев Пономарев за месяц до инцидента

Глава движения "За права человека" Лев Пономарев, подвергшийся нападению неделю назад, уверен в том, что эта акция направлена на устрашение других правозащитников.

Российские правозащитники обеспокоены ходом расследования покушения на руководителя движения "За права человека" Льва Пономарева. 31 марта поздно вечером на него напали несколько неизвестных, сильно избили, но не забрали ни деньги, ни документы. Несколько международных организаций потребовали скорейшего и тщательного расследования этого преступления. С открытым письмом к президенту Медведеву обратился правозащитник Сергей Ковалев

Cегодня должна пройти пресс-конференция Льва Пономарева. Перед ее началом Пономарев дал интервью Радио Свобода:

- Насчет расследования никаких результатов еще нет. Но будет оглашено некое письмо, обращенное к президенту. В нем будет ставиться вопрос не только и не столько обо мне, сколько обо всех последних покушениях на общественных деятелей и журналистов - начиная с покушения на Бекетова, который сейчас находится фактически в коме, убийства Маркелова и Бабуровой и многих других преступлений, которые совершены против общественных деятелей. В этом письме - просьба взять под свой контроль расследование таких случаев. Сейчас поводом, конечно, является избиение меня, - но возникает вопрос: кто следующий?

- Как вы себя чувствуете? Насколько я знаю, вы накануне уже вышли на работу.

- Да, вышел. Мне либо повезло, либо я сам, как говорится, способствовал тому, что мне повезло - я громко и активно кричал, из ближайшего подъезда вышел охранник и спугнул тех людей, которые меня избивали. Я не знаю, какую они ставили цель - но, по крайней мере, внутренние органы у меня не повреждены. У меня гематомы на лице - я до сих пор хожу в черных очках, чтобы не пугать людей.

- С момента нападения на вас прошла уже неделя. Какие-то новые версии появились?

- Нет. Из тех направления деятельности, в которых я действую наиболее активно в последнее время, - где есть напряженность в отношении с силовыми структурами, - какое-либо одно выделить я сейчас не могу. Первое направление связано с Федеральной службой исполнения наказания. Недавно во Владимирской тюрьме избили заключенных, они обратились к нам, я добиваюсь возбуждения уголовного дела. Кстати, после моего избиения работники администрации заходили к заключенным и говорили: вот мы вас били, и будем бить дальше, а ваш Пономарев, так сказать, сейчас тоже избит. Нам об этом звонили из тюрьмы. Второе направление - с Госнаркоконтролем. У меня напряженные отношения с этой организацией: мы защищаем невинных людей, которые обвиняются в распространении наркотиков. И в Москве мы добиваемся того, чтобы те милиционеры, которые избили неформальную молодежь год назад, - ровно 4 апреля прошлого года, - понесли наказание. Сейчас действительно сдвинулось с мертвой точки уголовное дело, буквально несколько дней назад.

- После нападения новых угроз в ваш адрес не поступало?

- Слава богу, нет. Вообще, бесспорно, это было предупреждение. И мы не знаем, как дальше будут развиваться события.

- Похоже, правозащитникам в последние годы становится все сложнее и сложнее работать в России.

- Да, легче не становится. Во-первых, работы только прибавляется. Во-вторых, убийство Маркелова и Бабуровой как бы об этом говорит: правозащитник-адвокат и журналистка убиты в центре Москвы - и многие правозащитники понимают, что это может произойти и с другими. Более того, мы знаем, что правозащитникам угрожают прямо в эфире, радуются убийству Маркелова. Да и сейчас - посмотрите в интернете, что творится вокруг моей фамилии. Можно убедиться, что есть масса людей, которые радуются моему избиению и готовы это продолжить с удовольствием.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG