Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Автор одного из материалов о недовольстве людей повышением пошлин на японские автомобили замечательно выразился: реакция власти ведёт к углублению отсутствия заботы власти о создании общественных организаций автомобилистов.

Закручено лихо, а главное – уж очень характерно. Характерна убеждённость в том, что общественные организации создаются правительством. Можно было бы приписать это большевистскому опыту, когда все попытки общества создавать организации пресекались и взамен предлагались организации, от общества совершенно независимые. Однако традиция восходит к дореволюционным временам. Университеты, научные общества в Западной Европе создавались снизу и боролись за свою автономию – в России их насаждали сверху. Впрочем, когда-то и на Западе "общественное" насаждалось сверху – например, так насаждали Церковь и в России, и в Галлии, и в Швеции. Запад изменился – точнее, Запад был Востоком и перестал им быть. Значит, всё не так безнадёжно, как кажется тем, кто в тоске по демократии первым делом обращается к деспотическому правительству с просьбой организовать крепкое, независимое, неправительственное демократическое движение.

Кстати, тут всегда, словно поросячий хвостик, присутствуют тридцать серебряников. Если бы люди просто были непрактичные и пассивные! Однако они очень даже практично конвертируют свою неумелость в реальные – казённые, то есть, украденные у других жителей страны – деньги. А в чём еще смысл всех этих союзов писателей, союзов михалковоидов, союзов журналистов? Бесплатно лечиться в поликлинике, куда другой житель Москвы покупает медицинский полис в две-три тысячи долларов.

Впрочем, не будем циниками. Иуда предал бы Христа и "за бесплатно". Может, он бы даже доплатил Каиафе. Предательство лишь внешне – пассивный акт, наёмничество, внутренне же оно всегда активно. Предатель верит, а то и верует. Именно против такой веры сочинено "Не верь, не бойся, не проси". Именно такая вера двигала одним советским сатириком (лучшим из всех!), когда он заявил весной, кажется, 1985 года: "Я верю Горбачёву!". И за ним ломанулись… Верующие…

Веря Горбачёву, заводили кооперативы, фермерские хозяйства, банки без правовой базы. Веря Ельцину, уходили с госслужбы в рынок, не защищённый судом, брали независимости, сколько хотели. Веря Путину… Впрочем, надо отдать должное Путину: уж он веры не просил. А ему всё равно и верили, и веруют! Боярыня Морозова отдыхает…

Итог известен. Он достаточно кровавый, и то, что сидит миллионер, который верил Путину и с ним дела делал, наименьшее из зол. Сидеть у параши неприятно, но всё-таки живой. За веру в перестройку одних расплатились не деньгами, а жизнью десятки тысяч других. Тем не менее, не только в России есть масса верующих в то, что "распад СССР был бескровным". Да не было "бескровно"! И "распада" не было – была борьба народов за освобождение от деспотизма, и борьба далеко не всюду увенчалась успехом.

Поменьше веры, это я как верующий говорю! Верить надо в Бога, а во всё остальное верить опасно, причем не столько для нас, сколько для других. Не надо верить в то, что Кремль поможет автомобилистам организоваться. Не надо верить в то, что мелкому бизнесу дадут льготы. Не надо верить в то, что людоед, накушавшись или, напротив, оголодав, перестанет быть людоедом. Эта вера губительна, потому что человек, верующий в начальство, идущий к начальству, уходит от другого человека, равного себе. Между тем, только горизонтальный контакт продуктивен – и это не предмет веры, это точное и проверенное знание. Не надо верить, что деспотия реформируема и надо лишь ей побольше жалостливых челобитных написать. Надо организовываться самим, и чётко, по-деловому организовываться, не доверяя никаким политтехнологам. Хотя за такую организацию начальство не платит, скорее уж сам заплатишь, и не только деньгами. Но лучше заплатить за свободу, чем бесплатно верить рабовладельцу.

Надо проверять каждую запятую в финансовых отчётах своих единомышленников – и, кстати, надо требовать эти финансовые отчёты. Не надо идти на компромиссы с беззаконием, это лишь углубляет беззаконие, надо требовать – не просить, а требовать – прекращения произвола. Конечно, пойдя на компромисс с беззаконием, можно получить неплохую выгоду, даже очень неплохую – но тем звучнее и глубже будет последующий обвал. Судьба Ходорковского покажется завидной. Собственно, господствующее в России нытьё и есть результат того, что люди расплачиваются за "я верю начальству".

Всякая ложная вера – а вера в добрый потенциал начальства есть ложная вера – углубляет отсутствие в человеке человечности. Жизнь и на Марсе, и в России возможна лишь тогда и в той степени, в которой человек отказывается от ложной веры и обращается в веру истинную. Верует - надо проверять, надо требовать, надо не углубляться в отсутствие, а подыматься с колен в присутствие, в демократию, в ответственность и зрелость.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG