Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ходорковский посочувствовал судье


Михаил Ходорковский по пути на встречу с судьей Виктором Данилкиным

Михаил Ходорковский по пути на встречу с судьей Виктором Данилкиным

В Хамовническом суде Москвы, где рассматривается дело о хищениях и легализации преступно нажитых средств бывшими совладельцами ЮКОСа Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, началось оглашение обвинительного заключения. Оно изложено в 14 томах 168 томного уголовного дела. Следствие считает, что еще в 1994 году Ходорковский и Лебедев возглавили организованную преступную группу, члены которой участвовали в хищении и легализации имущества на сумму, превышающую 480 миллиардов рублей и 7 с половиной миллиардов долларов США.

Оглашение обвинительного заключения прокурор Валерий Лахтин предварил сообщением о том, что оно будет представлено суду «полностью, в том виде и объеме, в котором изложено в материалах дела». Журналисты, наблюдающие за ходом судебного разбирательства, тяжело вздохнули. Полностью - значит все 14 томов, в каждом по 300-350 листов. Значит, оглашать будут минимум две недели.

"Совершенно очевидно, что у них есть большое желание заболтать простую суть, которая состоит в отсутствии преступлений и, соответственно, доказательств несуществующего преступления огромным количеством слов, бумаг и так далее. Эффект, который называется "ужас, ужас, ужас". Вот это единственное какое-то объяснение, которое можно дать всему, что они делали до сих пор", - сказал адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.

Из тех 23 листов, которые Валерий Лахтин успел зачитать сегодня следует: Ходорковский, Лебедев и другие лица в составе организованной группы, совершив в 1994-96 годах ряд преступлений (речь идет о б эпизоде с акциями ОАО «Апатит», который рассматривался в ходе первого процесса), продолжили преступную деятельность, используя прежние методы.

Под членами преступной группы, надо полагать, следствие подразумевает Леонида Невзлина, который, как сказал прокурор Лахтин: «должен был обеспечивать нейтрализацию и противодействие конкурентам по бизнесу».

Василий Алексанян и Дмитрий Гололобов, как руководители правового управления компании "ЮКОС-Москва" должны были разрабатывать планы и схемы хищения акций", а также обеспечивать принятие решений "в интересах членов организованной группы".

На Василия Шахновского как, председателя правления ЗАО "Роспром" "была возложена обязанность по склонению подчиненных ему сотрудников к подписанию фиктивных договоров в интересах преступной группы".

Однако этих людей нет на скамье подсудимых. Неизвестно, чтобы кто-то из них, кроме Василия Алексаняна, обвинялся в совершении преступлений, о которых говорится в обвинительном заключении. По поводу этого обвинения сегодня высказались и Михаил Ходорковский, и Платон Лебедев. Они заявили, что не понимают, за что конкретно их судят.

Платон Лебедев cказал:

- Ваша честь, мне все равно, они демонстрируют невменяемость или им нужно назначать судебно-психиатрическую экспертизу. Но я еще раз повторюсь. Статья 160-я Уголовного кодекса Российской Федерации, которая нам вменена с Михаилом Борисовичем, предусматривает тайное физическое изъятие имущества против воли собственника. Они утверждают, что эта нефть была похищена у 100-процентно дочерних предприятий компании ЮКОС. Тайно у них физически изъято Лебедевым и Ходорковским нефти в объеме 350 миллионов долларов. Сама вот эта фраза, что материнская компания, ее руководство имеет какое-либо отношение к хищению всей нефти, 100-процентно, у добывающих предприятий - это уже диагноз очень простой: клиника полная. И это бог пока с ним, ваша честь, но мне должно было быть понятно, как утверждает прокурор Лахтин, что мы с Ходорковским сначала у нефтедобывающих предприятий украли якобы всю нефть, то есть тайно ее похитили, а в действительности в этом сфабрикованном обвинении утверждается, что эта нефть реализуется самими нефтедобывающими организациями на экспорт. Как же она ими может реализовываться на экспорт, если мы с Ходорковским у них всю эту нефть украли? Прокурор Лахтин пытается убедить меня и вас, ваша честь, что мне это смогли разъяснить. Это мне бесполезно разъяснять, поскольку, ваша честь, согласно медицинским данным, у меня ясный ум и сознание, а медицинских документов о сознании подставного прокурора Лахтина проверить невозможно априори. Хотя бы резюмировать, что подставной прокурор Лахтин человек вменяемый, то есть не страдает шизофренией, слабоумием.

А Михаил Ходорковский обратился к председательствующему Виктору Данилкину с такими словами:

- Думаю, вам в страшном сне не может присниться вынесение оправдательного приговора по этому делу. С другой стороны, обвинение явно безобразное, вынести по нему честный, но обвинительный приговор заведомо невозможно уже хотя бы потому, что по одному эпизоду этого дела срок давности истек, а по второму само деяние забыли сфальсифицировать, описать, и таким образом, есть только квалификация, а описания самого деяния нет. Обсуждать отмывание без преступления вообще невозможно. В общем, ваша честь, вашему положению не позавидуешь: с одной стороны - четкая позиция президента судить по закону, с другой - целая подпольная межведомственная комиссия, задача которой - нагнуть судью и его непосредственное начальство на обвинительный приговор.

В ближайшие дни ожидать новых заявлений Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, наверное, не стоит. Во всяком случае, до тех пор, пока прокуроры не закончат оглашать обвинительное заключение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG