Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским. Триллер Пьера Морелла “Похищенная”.





Александр Генис: В сегодняшнем выпуске нашего “Кинообозрения” мы - с его ведущим Андреем Загданским - обсудим новый триллер “Похищенная”, вышедший недавно в нью-йоркском прокате.


Андрей Загданский:
Новый фильм французского режиссера Пьера Морелла на английском языке по сценарию французского сценариста Люка Бессона, того самого Люка Бессона, который в свое время написал и поставил знаменитый фильм “Никита”, обещает быть настоящим, добросовестным триллером, наполненным действием, перестрелками, драками и напряженными мгновениями, ради которых мы, собственно говоря, и идем в кино. Но, на мой взгляд, фильм не выполняет данного обещания. Что, собственного говоря, происходит в фильме? Некий отец, его играет Лайэм Нисон, расстался со своей бывшей женой и со своей дочерью давным-давно. Дочь живет с мамой, мама вышла замуж за очень богатого человека. Лайэм Нисон живет скромной жизнью одинокого отца, который тихими летними вечерами перебирает фотографии с дней рождения дочери, когда ей было пять, когда ей было десять, когда ей было семнадцать лет. День рождения, когда дочери исполняется семнадцать лет, это то самое событие, с которого начинается фильм. У отца есть богатое, содержательное, интересное прошлое. Об этом прошлом мы понимаем, когда он встречается, чтобы выпить пиво со своими друзьями. Он служил в ЦРУ. И что он делал в ЦРУ, как мы догадывается, мы скоро поймем, потому что они же не будут вечно пить пиво и разговаривать во дворе. Его любимая дочь собирается поехать со своей подругой на летние каникулы во Францию, он нехотя дает юридическое согласие и, конечно же, в то же самое мгновение, когда они оказались в Париже, двух девочек похитили жуткие албанские бандиты, которые должны превратить двух невинных американских красивых девушек в проституток.

Александр Генис: Все это, конечно, напоминает такой детский комикс о похищенных женщинах, гаремах, что-то такое было в 19-м веке, популярные истории викторианской эпохи.

Андрей Загданский: Я абсолютно не против подобного жанра. Что задевает меня как зрителя и профессионала? Меня раздражает примитивность первоначальных установок. Они так стараются в самом начале фильма продемонстрировать нам, какой он хороший, нежный и трепетный, и все для того, чтобы я знал, что следующая страница перевернется, и он продемонстрирует нам, какой он ловкий, страшный и беспощадный. И все это, Саша, в таком сконцентрированном примитивном виде не только абсолютно не укладывается в рисунок какой-либо психологической достоверности, а любой фильм, любой жанр должен соблюдать законы психологической достоверности характеров, но это как бы подрывает мое доверие к экрану, к действию.

Александр Генис: Вы знаете, конечно, не любой жанр нуждается в психологии - у Жюля Верна мы ее тоже не найдем. Но что меня смещает гораздо больше - зачем такой фильм вообще снят, зачем его нужно смотреть в кино? Дело в том, что это серьезная проблема. Сейчас идет смена телевизоров. Я просто вижу, как у меня на улице старые телевизоры выбрасываются каждый день. Ради чего идти в кинотеатр? В 50-е годы, когда телевидение появилось в каждом доме и американцы присосались к этому малому экрану, то телевидение вытесняло кино, и кино было вынуждено ответить техническим прорывом - появилось цветное кино, широкоформатное кино, кино, ради которого стоило ходить в зал. Теперь та же ситуация. В этом фильме, например, мы видим, как все это гремит, как все это взрывается, всего этого много, но, честно говоря, все это есть и на моем телевизоре. Ради чего мне ходить в кинозал?

Андрей Загданский: Ощущение. Вы идете туда ради другого ощущения. Почему люди идут в ресторан, когда можно приготовить еду дома? И замечательные повара, которые умеют очень хорошо готовить, идут в ресторан? Потому что вы оказываетесь в некоем ином мире, в ином пространстве, в ином ощущении. Кинотеатр - то же самое. Вы сидите перед огромным экраном, вы забываете все. Телевизор вам никогда не позволит забыть, что рядом есть телефон, что недалеко есть кухня, где можно пойти и выпить воды, что можно приготовить чай, остановить фильм и вернуться к нему. В кинотеатре вы этого делать не можете, вы поглощены действием, забыть самого себя на полтора-два часа, вы можете только в кинотеатре. И даже если фильм, как сегодняшняя картина, о которой мы говорим с вами, не захватывает нас на сто процентов и, даже, на шестьдесят, но то, что остается - неповторимо и уникально, и ради этой уникальности стоит просидеть полтора часа в кинотеатре.
XS
SM
MD
LG