Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня Госдума в первом чтении рассмотрит законопроект "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ", уточняющий перечень оснований отказа в возбуждении и прекращения уголовных дел в отношении адвокатов. Предлагаемые поправки могут ослабить жесткость антикоррупционных мер, принятых в отношении адвокатов в декабре прошлого года.

Адвокаты предложили ввести уголовную ответственность за воспрепятствование их деятельности. Об этом говорится в резолюции Всероссийского съезда адвокатов, состоявшегося 7 апреля.


В съезде, собирающемся раз в два года, приняли участие 83 делегата от региональных адвокатских палат России. Адвокаты собирались в первый раз после убийства Станислава Маркелова. Безопасность защитников и введение ответственности за воспрепятствование их работе оказались в центре внимания съезда. Об этом в интервью Радио Свобода рассказал президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник.

- Это был очередной съезд, по закону он проводится раз в два года. Было много гостей, впервые столь представительным был состав президиума. Был представитель Верховного суда, что было впервые у нас, представителb Высшего Арбитражного суда, Генеральной прокуратуры, был заместитель генерального прокурора, представитель Думы, Совета Федерации.

Из проблем были подняты две. Первая - это защита профессиональных прав адвокатов, и вторая - это достойная оплата за проведение защит "по назначению" в органах следствия, суда, прокуратуры, уголовных, и оказание бесплатной помощи малоимущим гражданам. Съезд констатировал, что уровень нарушения прав адвокатов остается чрезвычайно высоким. Это незаконные вызовы адвокатов на допрос, незаконные или с нарушением закона проводимые обыски и осмотры в адвокатских помещениях, когда изымаются документы, которые содержат адвокатскую тайну - нередко это буквально повальное изъятие.

Это и фактические отказы удовлетворять адвокатские запросы: на государственных и муниципальных органах лежит обязанность в течение месяца отвечать на запросы адвокатов, представлять документы или их копии для ведения защиты. На практике это не выполняется. Это и отказ адвокатам в предоставлении свиданий со своим подзащитным.

- Какие решения были приняты?

- Мы приняли резолюцию, где потребовали внести в Уголовный кодекс норму об уголовной ответственности за препятствование законной профессиональной деятельности адвоката. Такой нормы нет в Уголовном кодексе. Мы также потребовали ввести в Административный кодекс норму об административной ответственности за отказ в предоставлении адвокату документов или копий по его запросу для осуществления юридической помощи; усовершенствовать норму Уголовно-процессуального кодекса относительно постановления о производстве обысков, чтобы там совершенно четко указывались предметы, которые подлежат изъятию.

На сегодня мы можем констатировать, что уровень нарушения прав адвокатов очень велик. Они вызывают неудовольствие у следователей, которые фактически делают из уголовных дел, искусственно созданных, просто-напросто бизнес. Кроме того, адвокаты давно входят в группу риска - на нас нападают, нас избивают.

- Обсуждалось ли на съезде убийство Станислава Маркелова?

- Конечно, обсуждалось. Я в свое время сразу же после панихиды высказал отношение от имени Федеральной палаты и от имени Адвокатской палаты города Москвы. Мы в группе риска. Мы живем в криминальной стране, где убивают, избивают журналистов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов. Понятно, что адвокатура по этому поводу выражает возмущение. Какая может быть еще реакция адвокатского сообщества? Мы потребовали, чтобы это дело с самого начала расследовалось Следственным комитетом при Генеральной прокуратуре, чтобы это дело было взято на контроль руководством комитета или Генеральной прокуратуры. И, конечно, мы будем интересоваться расследованием этого дела.

Но, строго говоря, в данном случае мы не можем защитить наших товарищей, которые оказываются в этой зоне риска. А государство у нас, вы знаете, оно не полицейское, оно слабое и продажное. И к великому сожалению, даже тогда, когда государство хочет защитить людей, реально хочет, оно это не может.

Что мы можем предложить в отношении убийства наших товарищей? Вот сейчас было раскрыто убийство в Астрахани, где три года назад были убиты два адвоката, и выяснилось, оказывается, что заказчиком этого преступления был начальник местного оперативного отдела МВД. Долго работали, раскрывали. Я далек от того, чтобы тотально упрекать органы прокуратуры, что они не собираются расследовать, раскрывать эти преступления. Мы же профессионалы, мы понимаем: такие преступления раскрывать тяжело. Поэтому, единственное, что мы можем требовать - усовершенствовать закон.

- А обсуждались ли на съезде текущие процессы, например, процесс по делу Ходорковского?

- Адвокаты не могут высказывать суждения по делам, в которых они не участвуют. Как общественный деятель, я могу высказывать определенные суждения по поводу того или иного процесса. Я выступаю с оценками дела Ходорковского, высказывая некое недоумение и называя этот процесс абсолютно непродуманным, не могущим преследовать какие-то рациональные цели. Но адвокатские ассоциации защищают своих членов. А подзащитных адвокатов должны защищать сами адвокаты.

- Обсуждались ли антикоррупционные меры против адвокатов? Закон, согласно которому судья в отставке теперь не имеет право работать адвокатом, и родственники адвоката - судьей?

- На съезде обсуждались ущемления прав адвокатов. А эти меры, введенные в конце прошлого года, прямым ущемлением прав назвать нельзя, потому что, к сожалению, в ряде случае они оправданы и коррупция действительно имеет место быть.

- На прошлом съезде обсуждалась проблема независимости адвокатуры и попытки ее ограничения. А на этом?

- Перед прошлым съездом группой депутатов были внесены поправки к закону об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые, в случае их принятия, в общем-то, уничтожали фактически адвокатуру как независимый институт гражданского общества. Мы дали отрицательное заключение на этот закон, отрицательное заключение дала и Общественная палата, и этот закон умер.

На этом съезде обсуждалась и проблема оплаты труда адвокатов. Когда адвокат ведет дело "по назначению", то есть заказчиком выступает государство, оно платит заказчикам, а прокуратура - подрядчикам. И эти суммы просто-напросто унизительны – 298 рублей за судо-день. В суде второй инстанции адвокат получает побольше - 500-600 рублей. Надо сказать, что это никоим образом не соответствует престижу адвокатской профессии, которая все-таки требует квалификации. По этому поводу была также принята резолюция.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG