Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ТАСС не уполномочен заявить". – 1949: мир узнаёт о Рихарде Зорге


Владимир Тольц: Сегодня очередная передача из цикла "ТАСС не уполномочен заявить", основанная на материалах секретных обзоров зарубежной прессы ("Особые закрытые письма ТАСС"), ОЗП, которые делали для верхушки советского руководства.

Ольга Эдельман: 10 февраля 1949 года для секретного бюллетеня ТАСС были переведены появившиеся в тот же день сенсационные материалы.

Нью-Йорк, 10 февраля (ТАСС) Все дневные газеты опубликовали под крупными заголовками сообщение военных властей о якобы существовавшем в Токио в первые годы войны советском шпионском центре. Газеты опубликовали также решительное опровержение Агнес Смэдли утверждения военных властей о том, что она является советским "шпионом и агентом".

Газета "Нью-Йорк Уорд телеграмм" поместила в заголовок на восемь колонок: "Военное ведомство раскрывает огромную шпионскую сеть красных в предвоенной Японии и предупреждает Соединенные Штаты". Другие газеты поместили аналогичные заголовки.

Ольга Эдельман: Новость подхватили радиостанции. Авторы передач и газетных сообщений делали акцент то на одних, то на других деталях из отчета американских военных.

Лондон, [БиБиСи], русский язык, 10 февраля, 19 ч. 45 м., протокольная запись.

Сегодня в Вашингтоне командование американской армии опубликовало отчет о деятельности ряда лиц, подозреваемых в шпионаже, которые будто бы до и во время войны работали в пользу Советского Союза в Японии и Северном Китае. Эту группу возглавлял немец, некий доктор Рихард Зорге, который вместе с другими был казнен японцами в 1941 году. В докладе говорится: некоторые члены этой группы, возможно, еще живы и продолжают свою деятельность. Доклад приводит список членов этой шпионской сети, среди которых известная американская журналистка Агнес Смэдли и бывший немецкий журналист Гюнтер Штейн, впоследствии дальневосточный корреспондент американских и британских газет. Из Нью-Йорка сообщают, что Агнес Смэдли и Гюнтер Штейн отрицают, что они когда-либо были советскими шпионами или агентами какой-либо страны.

Адвокат Агнес Смэдли требует, чтобы командование взяло свои слова обратно и принесло извинения.

Радио Браззавиля, французский язык, 10 февраля, 20 часов, протокольная запись.

Военное министерство США опубликовало отчет о деятельности советской сети шпионажа, который с 1932 по 1941 год удалось овладеть в Токио исключительно ценными военными документами. Благодаря деятельности этой шпионской организации, которой руководил немецкий коммунист д-р Зорге, Россия в течение 9 лет изо дня в день была в курсе важнейших военных проектов и научных и технических открытий Японии. Сотрудникам этой шпионской организации удалось пробраться в посольство Германии в Токио, куда д-р Зорге был назначен в 1939 году пресс-атташе. В мае 1941 года, т.е. за два месяца до нападения немцев на Россию, Зорге смог предупредить Москву, что на советской границе концентрируются 170 дивизий рейха. В первые месяцы вторжения немцев сведения, даваемые этой организацией, дали возможность России перевести свои войска из Сибири на фронт к Москве, была создана у СССР уверенность, что Япония не имеет намерения напасть на советскую территорию.

В заключительной части отчета военного министерства указывается: если верно, что Зорге и его главные сотрудники были арестованы и расстреляны в 1941 году, то не подлежит никакому сомнению, что многие из его подчиненных еще находятся на свободе и можно думать, возобновили свою деятельность в различных столицах мира.

Владимир Тольц: Вот так 10 февраля 49 года мир (за исключением 1/6 части его советской суши, где особое исключение составлял десяток человек в Кремле и на Лубянке), так мир узнал имя Рихарда Зорге (он же «Рамзай», он же «Инсон») и некоторые увлекательные подробности о деятельности этого человека. Позднее общим местом стало, говоря о начале Великой Отечественной войны, упрекать Сталина в том, что он не придал значения информации Зорге. Еще позже некоторые так называемые «историки разведки» из числа отставных кагебешников и их потомства стали доказывать, что Сталин имел все основания Зорге не доверять. Некоторые вообще договариваются до того, что Рамзай вообще был, и оставался до конца, двойным (советским и немецким) агентом.

Так или иначе, советская сторона не спешила гордиться своим героем и продолжала хранить молчание, и не подтверждала, что Зорге был ее агентом. Признали его заслуги и дали ему звание Героя Советского Союза только в 64 году, по легенде, после того, как Хрущев посмотрел снятый в 61-м во Франции фильм "Кто вы, доктор Зорге?" Кстати, до сих пор сохраняются несогласия: одни считают, что посмертной звезды Героя Зорге удостоен за свои проигнорированные Сталиным предупреждения о начале войны с Германией, другие говорят, что за предотвращение войны с Японией.

Причин затянувшейся советской немилости к казненному в 1944 Рамзаю биографы Зорге называют несколько. Во-первых, он был завербован одним из создателей советской военной разведки Яном Берзиным, а Берзин, как водится, оказался врагом народа и немецким пособником и был расстрелян в 38-м, потом, разумеется, реабилитирован. Другого разведупрвского «крестного отца» Рамзая Льва Боровича расстреляли еще раньше, что доверия к Зорге не добавляло. Да и самого Рамзая в ту пору пытались отозвать из Японии в отпуск в СССР, но он, догадавшись о летальных целях этого заботливого предложения, от отпуска отказался. И это подозрительного отношения к нему в Москве добавило. Кроме того, некоторые ветераны советского шпионажа намекали: Сталина раздражало, что Зорге был бабником и сильно пьющим (что было, то было – но ведь родину-то не пропил!). Ну а последней каплей затянувшейся нелюбви этой Родины к своему герою было его признание, сделанное после ареста. Некогда выступавший в наших программах, а до того сам отсидевший (правда, в советской тюрьме) ас советского шпионажа Павел Судоплатов писал о Зорге: «Он нарушил главную установку советской разведки: никогда не признавать шпионаж в какой-либо форме в пользу Советского Союза».

Ольга Эдельман: Но без его признаний мы бы не знали всех этих увлекательных подробностей его шпионской работы. Очевидно, и публикации, о которых мы сегодня рассказываем, прозрачно на это намекают: в руки американских оккупационных властей попало следственное дело Зорге. Из него выяснились и имена сотрудников Зорге, и то, что провалил его один из деятелей японской компартии.

Владимир Тольц: А вот теперь перейдем к нашей сегодняшней главной теме: а зачем, собственно, американскому военному ведомству понадобилось в феврале 49-го обнародовать дело этого самого Зорге? Один из нынешних околочекистских его обличителей отвечает на это вопрос так:

С 1949 г. генералы спецслужб США неожиданно в самых восторженных тонах стали описывать деяния советского разведчика: самая «смелая и успешная разведывательная организация» в истории, «супершпион, ...блестящий, изобретательный разведчик» и т.д. Подтекст прост: читайте и мотайте на ус, советские разведчики-нелегалы! Сталин предал величайшего своего шпиона, а кому нужны вы, рядовые? Хотите подтверждений - проблем нет, дело Розенбергов в США, 1949 г. Вполне естественная для разгоревшейся холодной войны акция.

Владимир Тольц: Несколько иной ответ, дают нам переведенные в 1949 для Кремля западные публикации:

Радио Монреаля, английский язык, 10 февраля, 18 ч. 30 м., протокольная запись.

Командование американской армии опубликовало отчет, в котором говорится, что коммунистическая шпионская организация, действовавшая в Токио с 1933 по 1941 год, подобна системе шпионских организаций, раскрытых в Канаде три года тому назад. В отчете говорится, что раскрытая в Канаде во время войны шпионская организация явилась ярким примером методов работы советских шпионов. Однако в заявлении говорится, что по сравнению со шпионской организацией, раскрытой в Токио, канадская организация является лишь любительским спектаклем. Многие принципы советского шпионажа, о которых сообщалось из Оттавы, подтверждаются информацией из Токио. Далее в отчете говорится, что, возможно, в настоящий момент около 20 человек из бывшей шпионской организации в Токио продолжают свою прежнюю деятельность в столицах других стран мира. Отчет состоит из 32 тысяч слов, и был составлен сотрудниками разведки штаба генерала Макартура.

Ольга Эдельман: В штабе Макартура, командующего американскими оккупационными войсками в Японии, об этом деле должны были знать уже несколько лет. 10 февраля 49-го, когда появились первые сообщения, корреспондент Ассошиэйтед Пресс в Токио получил комментарии от некого высшего официального японского представителя, "который пожелал остаться неизвестным". Он сказал, ни много, ни мало, что лично присутствовал почти на всех допросах Зорге, что Зорге рассказал подробности создания руководимой им организации. Причем приводились подробности, призванные, возможно, убедить советскую сторону в том, что американцы располагают подлинными документами. Например, что "Зорге и члены его организации были непосредственно подобраны секретным отделом центрального Комитета русской компартии, и прошли обучение в шпионской школе, основанной четвертым отделом Красной Армии", и так далее. А неназванный японец в случае чего мог послужить свидетелем. Но до 49-го года американцы молчали.

Токио, 11 февраля.

Газета "Иомиури" публикует ... высказывания французского корреспондента в Токио Пру, который сослался на свою беседу с начальником отдела информации штаба Макартура полковником Эколс. Эколс сказал корреспонденту: "Материалы по делу Зорге, собранные штабом, были посланы в Вашингтон полтора года тому назад в качестве учебных пособий для разведывательной школы американской армии". По словам Пру, опубликование заявления военного министерства США по этому вопросу после столь длительного времени определенно преследует какую-то цель, и даже в штабе Макартура это вызвало некоторое удивление.

Ольга Эдельман: Решение опубликовать отчет по Зорге приняли в Вашингтоне. И решение это было, очевидно, одним из ходов в пропагандистско-дипломатических играх холодной войны.

Владимир Тольц: Тут надо припомнить, что в Канаде в ту пору была раскрыта советская шпионская сеть, мы об этом уже как-то рассказывали. А в США в 48-м шли слушания в Конгрессе об антиамериканской деятельности - то есть опять же о советских шпионах. Плюс антикоммунистическая истерия. И вот тут-то военное ведомство решило предъявить миру еще один козырь, еще одну историю, подтверждающую: весь мир опутан щупальцами советской агентуры.

Ольга Эдельман: И вот, уже в день публикации отчета, 10 февраля, представитель комиссии по расследованию антиамериканской деятельности запросил подробные данные о сети Зорге, чтобы проверить, не связана ли она с той, что действовала в Америке. 12 февраля в Токио состоялась пресс-конференция сотрудника штаба Макартура генерала Уиллоби, который говорил, что Зорге действовал так же, как советские сети в Канаде и США, и нет причин не верить, что и в других странах существуют такие же сети; а также, что японские коммунисты сейчас стоят на грани государственной измены, ибо "как всем известно, компартии не являются национальными партиями ни в одной стране, но действуют по приказам из Советского Союза". Собственно, Уиллоби прямо сказал, что опубликование отчета связано с холодной войной.

Владимир Тольц: Вот обратите внимание, звучит все это впечатляюще и зловеще. Но, представления Уиллоби о компартиях несколько фантастичны. Коминтерна давно нет, связи между компартиями разных стран отнюдь не организационные, для сохранения советского влияния приходится прилагать специальные усилия. И, ведь некоторые куклы компартий потихоньку начинали выходить из под контроля кукловодов. А отдельные члены этих компартий вообще становились антикоммунистами, а то и еще хуже – оказывались тайными агентами, действующими внутри этих компартий по заданию органов, за коммунистической активностью наблюдающих.

Ольга Эдельман: 10 февраля 1949 года был опубликован отчет американских военных, поведавший миру о том, что в Японии работал во время войны крупный советский шпион Рихард Зорге, создавший там впечатляющую разведывательную сеть.

Публикация эта разворошила не одно осиное гнездо. Оказалось, что тут замешаны интересы, кровные интересы самых разных сил, лиц и организаций. В первых же сообщениях говорилось о протесте Агнес Смедли, но о ней чуть позже. Немедленно откликнулись и японские коммунисты. Одзаки - японский журналист, ближайший сотрудник Зорге, казненный вместе с ним, а Рицу Иту - тот самый деятель компартии, который их выдал.

Токио, 10 февраля (ТАСС). Сегодня Иосио Сига сделал от имени коммунистической партии Японии на пресс-конференции следующее заявление по поводу так называемого дела Зорге ...: "Дело Зорге-Одзаки является характерным примером того, какую роль играла жандармско-полицейская система японского империализма, связанная с правительством нацистской Германии в ведении антикоммунистической и антисоветской пропаганды. Японская коммунистическая партия не имела никакого отношения к делу Зорге-Одзаки. ... Правительство военщины, использовав то обстоятельство, что зверски замученные люди не могут говорить, состряпало и оставило после себя гнусную клевету, связанную с этим делом. Что касается слухов о причастности члена центрального комитета японской коммунистической партии Рицу Ито к данному делу, то партия еще в марте 1946 года провела тщательное расследование, в результате которого было установлено, что подобные ссылки основывались на "сочинениях" тайной полиции.

Владимир Тольц: В сущности, японские коммунисты с организацией Зорге действительно не работали, это было одно из главных изначальных условий Зорге: никаких контактов с местными коммунистами. И у них, японских коммунистов, были, конечно, резоны открещиваться от этого дела, японские министры рады были бы создать комиссию по антияпонской деятельности, против своих коммунистов. А те, защищаясь, напомнили, кто был на чьей стороне в недавней войне.

Ольга Эдельман: Публикация всколыхнула и японскую полицию. Те стали заявлять, что если их коммунисты и сейчас имеют шпионскую сеть, то ее будет раскрыть еще труднее, чем дело Зорге, т.к. возможностей для связи с Москвой сейчас больше, а японская полиция сильно ослаблена, оккупационные власти после войны вычистили из нее многих офицеров, всю службу разделили на городскую и сельскую (прямо как Хрущев партийные организации), у японских полицейских один пистолет на пятерых и нет к нему патронов и т.д. В общем, они воспользовались случаем намекнуть, что надо их ведомство укрепить и усилить.

Владимир Тольц: А вот теперь поговорим об известной американской журналистке, в 30-х годах работавшей в Китае - Агнес Смедли. Она в отчете была названа агентом Зорге. Биографы Зорге предполагают, что она была не только его агентом, но и любовницей, а также агентом нескольких других разведок. Ее имя фигурировало и в деле "Венона". Сама же она немедленно, в тот же день, когда был опубликован отчет, выступила с решительным протестом.

Нью-Йорк, 10 февраля (ТАСС)

Известная писательница Агнес Смэдли в беседе с корреспондентами назвала "презренной ложью" утверждение, содержащееся в докладе американских военных властей о том, что Смэдли якобы является советским "агентом и шпионкой". Одновременно с этим адвокат Смэдли, бывший помощник министра юстиции Рогге в беседе с корреспондентами заявил, что обвинения, выдвинутые в докладе, представляют собой "возмутительную клевету". ...

Указывая, что японская фашистская печать и должностные лица назвали Смэдли "советским агентом" за то, что она, как корреспондент, сопровождала китайские армии, сопротивлявшиеся японской агрессии, Смэдли заявила, что японская полиция включила ее в список лиц, подлежащих смертной казни, но что она считала это для себя честью. "Почти невозможно поверить, - сказала Агнес Смэдли, - чтобы генерал Макартур на основании материалов тайной японской полиции, самого дискредитированного органа правительства этой вражеской страны, решился назвать меня "шпионкой и агентом советского правительства". Страшно подумать, что всемогущий генерал, используя свое официальное положение, ... способен напасть на отдельного американского гражданина и пытаться подорвать его репутацию".

Совершенно ясно, сказала Смэдли, что доклад Макартура публикуется в настоящее время с таким огромным шумом потому, что новые поражения, нанесенные режиму Чан Кай-ши, "подорвали планы американских военных властей. Учитывая непреклонность нового Китая, Макартур, по имеющимся сведениям, стремится получить новые американские войска для Японии и еще больше денег для превращения Японии в сильнейшую военную базу. Но для того, чтобы создать условия, при которых американское общественное мнение допустило бы это, Макартур и его штаб вытаскивают на свет старые истрепанные дела японской тайной полиции, чтобы доказать, что Америке грозит опасность со стороны людей, которые уже давно умерли и, следовательно, не могут ответить на выставленные против них обвинения ... "

Смэдли заявляет, что она знала Зорге и Ходзуми. "Оба они были корреспондентами, - сказала она, - и, насколько я знаю, честными людьми".

В беседе с корреспондентами Рогге заявил: "Мы постепенно доходим до такого состояния, когда начнем сомневаться - на той ли стороне мы сражались в прошлой войне. Зорге и Ходзуми обвинялись в том, что они получали информацию от японцев и нацистов. Что же в этом дурного. Разве являлось дурным стремление нанести поражение немцам и японцам".

Писатель Гюнтер Штейн, который также упоминается в докладе армии, как "шпион", в беседе с корреспондентами назвал доклад военных властей "смехотворным" и отказался от дальнейших комментариев.

Владимир Тольц: Агнес Смедли и Гюнтер Штейн поступили, как хорошо обученные советские агенты: все решительно отрицать, ни в коем случае не признаваться. И это был сильный и беспроигрышный ход. Смедли понимала, что изобличить ее нечем. Показания казненного Зорге, данные на допросах в полиции уже побежденной и осужденной Японии - аргумент действительно сомнительный.

Ольга Эдельман: И решительная атака Агнес Смедли принесла плоды. Недели не прошло, как американские информагентства стали отмечать, что военное министерство США "попало в несколько затруднительное положение", его чиновники заявляют уже, что опубликованный отчет "не отражает политики военного министерства", и что "не следовало бы упоминать имени Смедли до тех пор, пока в отношении нее соответствующие власти не произвели бы расследования". Еще через несколько дней военные дали понять, что зря опубликовали то сообщение, и признались, что доказательств против Смедли у них нет.

Владимир Тольц: Тут важно сказать, что кроме самой Агнес Смедли, на всякий случай решившей избежать допроса в Комиссии по антиамериканской деятельности (она переселилась в Великобританию), были и другие американские журналисты, выступившие против раздувания шпиономании.

Нью-Йорк, 15 февраля (ТАСС) Вашингтонский обозреватель газеты "Нью-Йорк дейли ньюс" Грин сообщает, что неназванный военный цензор вычеркнул из сообщения военного министерства о "шпионской сети Зорге" абзацы, в которых указывалось, что Советский Союз быстро передал Государственному Департаменту сообщение Зорге о том, что Япония решила нанести удар на юг зимой 1941 года.

21 февраля, Нью-Йорк. В редакционной статье издатель газеты "Нью-Йорк пост" Тэкри подвергает резкой критике американские военные власти за опубликование так называемого "сообщения о шпионской сети Зорге" как части программы, рассчитанной на то, чтобы психологически подготовить американский народ к принятию ложного вывода о том, что война является единственным средством разрешения нынешних мировых проблем. ... Тэкри считает, что возбуждение открытой истерии частично мотивировалось попыткой милитаристов вынудить конгресс одобрить крупные ассигнования на военные нужды. ... Тэкри заявляет, что если Смэдли и Штейн в начале 1940-х годов действительно занимались деятельностью, приписываемой им, то "Соединенные Штаты должны были бы первыми назвать их героями, сослужившими ценную службу делу союзников и тем самым спасшим жизни американцев, а также других борцов против нацизма, потому что Россия в то время была нашим самым важным союзником в Европе".

Ольга Эдельман: То есть довольно циничные попытки спустя всего четыре года после войны позабыть, кто на чьей стороне воевал, и представить вчерашнего союзника, да еще и практически главного участника победы, - как врага, агрессора и очень нехорошую державу, - попытки эти наталкивались на довольно естественные возражения.

Владимир Тольц: Да, пропаганда активистов холодной войны выглядит довольно топорно. Уровень ее аргументации часто задавался коммунистической пропагандой. Но, возвращаясь к Зорге, - смотрите, что получилось? Похоже, именно публикация отчета американских военных сделала его прославленным героем. А хотели-то совершенно противоположного. Ну вот, например, французская пресса, подхватившая эту историю. Франция тогда пыталась вести относительно независимую политику, стать как бы посредником между США и СССР. А в деле Зорге французы увидели, прежде всего, роскошную авантюрную историю с эффектным героем, и тон взяли романтический.

Он мог пить чрезвычайно много, не теряя рассудка, женщины его обожали. Было установлено, что во время своего пребывания в Токио он имел более 30 любовниц. Но и в алькове он умел сохранять тайну своей подлинной роли. ... В мае 1941 г. Зорге сообщил в Москву, что 190 немецких дивизий нападут на СССР 20 июня. Немцы напали 22 июня 200 дивизиями. ... В действительности Зорге был скорее осведомителем, чем шпионом. Как бы ни была расценена его деятельность, он, несомненно, был талантливым журналистом. Во всяком случае, он заслуживал бы ... звания "Героя Советского Союза". Однако его имя окружено молчанием. Может быть, это объясняется тем, что он имеет продолжателей, деятельность которых требует сохранения тайны.

Ольга Эдельман: Да и фильм, который мы упоминали в начале передачи - "Кто вы, доктор Зорге?" - сняли французы. Кстати, посмотрите на компоненты этого образа: ловкий, находчивый шпион, устойчивость и вкус к алкоголю, любовные похождения - ровно этим же набором отличается эталонный шпион Джеймс Бонд.

Владимир Тольц: Но это все потом. А сейчас хочу напомнить, что мы всю эту историю прочли в бюллетенях ОЗП, то есть сталинское руководство было в курсе. История пропаганды времен холодной войны - важная тема, к которой мы еще будем обращаться.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG