Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как саммит «большой двадцатки» отразился на политической жизни Великобритании


Ефим Фиштейн: На прошлой неделе в Лондоне на саммит G20 собрались лидеры экономически развитых стран. Решения, принятые на этом саммите должны определить будущее нынешнего и следующего поколений. Как известно, лидеры стран «большой двадцатки» впервые пришли к соглашению по некоторым позициям: таким, например, как ограничение протекционизма и ужесточение контроля над финансовыми учреждениями. В ходе саммита в британской столице прошли многотысячные демонстрации протеста. Как оценивают роль премьер-министра Британии Гордона Брауна на этом саммите и как события прошлой недели могут повлиять на позиции правящей партии? Об этом слушайте в репортаже нашего корреспондента в Лондоне Елены Воронцовой.

Елена Воронцова: В преддверии саммита пресса обсуждала угрозу президента Франции покинуть саммит, если требования французской стороны не будут удовлетворены. Британские газеты развивали идею раскола: на одной стороне «анлгосаксонские» лидеры - на другой Николя Саркози и Ангела Меркель. Гадали, кто примкнёт к какой стороне и по каким причинам, бесчисленное количество раз цитировали высказывание президента Бразилии о том, что кризис создан руками белых людей с голубыми глазами.
Но раскола между континентальной Европой и англосаксонским миром не произошло. Вопрос о замене мировой валюты на юань или рубль тоже оказался отложен на будущее. Лидеры стран большой двадцатки договорились о выделении Международному валютному фонду суммы в триллион долларов, приняты решения о жёстком регулировании деятельности хедж-фондов в глобальном масштабе и обсуждены санкции в отношении зон пониженного налогообложения, а также требования большей прозрачности в работе банков и их дочерних предприятий. С требованием прекратить вольницу банков в оффшорных зонах, кстати, выступали не только президент Франции, но и несколько организаций, принявших участие в демонстрациях во время встречи в верхах. Премьер-министр Британии Гордон Браун не скупился на громкие слова.

Гордон Браун: В этот день мир соединил ряды, чтобы дать отпор глобальной рецессии. Не словами, а планом всеобщего оздоровления и реформ. И с чёткими временными рамками для осуществления этого плана. Наше послание ясно: мы верим, что в наступающей новой глобальной эпохе благополучие разных стран неразделимо. Мы верим, что глобальные проблемы требуют глобальных решений. Мы верим, что экономический рост должен принадлежать всем и что рынок должен быть движущей силой этого роста. Вашингтонскому соглашению приходит конец. Сегодня мы идём к новому соглашению: мы должны вместе бороться с мировым кризисом. Мы сделаем всё необходимое, чтобы восстановить предпринимательство и рабочие места и чтобы вернуть доверие нашим финансовым структурам. Впервые в истории мы закладываем основу принципам реформир мировой банковской системы. Эта система мер впервые включит в себя установление единого глобального контроля над теневыми финансовыми структурами.

Елена Воронцова: В первых откликах после завершения саммита в прессе Британии звучало ощущение триумфа. За успешное проведение саммита Брауна одобрили множество выдающихся фигур, от главы Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу до Джорджа Сороса. Лондонские и нью-йоркские биржи тоже отреагировали позитивно. Даже комментарии главы оппозиционной партии консерваторов Дэвида Камерона были сдержанно одобрительными. В качестве упрёка оппоненту, купающемуся в лучах славы, лидер Тори сказал:

Дэвид Камерон: Сейчас правительство должно переключить внимание на наши собственные проблемы, на экономику Британии. Потому что наши малые предприниматели, которые не могут получить кредиты для поддержания своих бизнесов, по-прежнему страдают.

Елена Воронцова: Простому населению сложно осмыслить суммы в пять триллионов долларов, направляемые в МВФ и Всемирный банк для помощи странам, пострадавшим от кризиса. Люди видят, как повышаются цены на продукты питания, закрываются региональные газеты и небольшие фирмы, потерявшим работу сложно найти новое место. Комментаторы, поддерживающие лейбористов, отмечают, что теперь, когда Гордон Браун «спас мир», ему не помешало бы отложить разговоры о триллионах и обратиться к народу со словами о фунтах и пенсах.
Санкции в адрес оффшоров и ужесточение мер контроля над работой финансовых учреждений не станут однозначно популярной мерой ни для Америки, ни для Англии. Но нетрудно понять, почему это соглашение далось с такой легкостью – сейчас как никогда казне нужны налоговые поступления больше, чем хорошее настроение укрывающихся от налогов.
Триумфальная нота звучит в комментариях и по сей день, причем можно отметить, что президент Франции тоже вернулся домой на щите. Популярности Саркози вредило то, что его рассматривали как «близкого друга банкиров». Отчасти этим можно объяснить и его угрожающую «оголтелому некотнинентальному капитализму» риторику перед саммитом. Кстати, после завершения встречи мировых лидеров Николя Саркози, в нарушении протокола, опередив Гордона Брауна, вышел в зал, где ожидала пресса, чтобы первым выступить перед журналистами.
Вот как оценил решения, принятые в ходе саммита «Большой двадцатки», крупный финансист и филантроп Джордж Сорос:

Джордж Сорос: Я считаю, что это хорошие нововведения, поскольку до сих пор мы видели, как правительства тянулись позади ухудшающейся ситуации, пытаясь наверстать упущенное. А сейчас мы видим, как они, предвидя крайне серьёзные проблемы в развивающихся странах (которые несомненно ухудшили бы положение в тех государствах, которые я называю периферийными, включая страны восточной Европы), предотвратили эти проблемы. Безусловно, за последние 25 лет, которые я определил как рыночный фундаментализм, убеждение в том, что рынок, если ему предоставить свободу, отрегулирует сам себя – было подтверждено как неверное. Так что этот подход должен измениться. Это неизбежно.
Я считаю, что рынок не может быть полностью предоставлен сам себе, он неминуемо создаст пузыри, и регулирующие органы обязаны предотвратить это. Рынки впадают в крайности, и правилом регулирующего органа должно быть не только контролировать объём денежных знаков, но также регулировать и объём кредитов.
Что ещё я хотел бы видеть – это чтобы богатые страны, которые могут печатать свою валюту, передали бы свою квоту тем бедным странам, которые не могут этого делать. Детали этого процесса нужно выработать, но начало ему до сих пор не положено.

Елена Воронцова: Что происходило во время саммита на улицах Лондона? Собственно, в день проведения заседания пик протестов спал. Большая демонстрация с участием ряда экологических организаций и групп, выступающих за вывод войск из Ирака и Афганистана, прошла от здания Парламента к Букингемскому дворцу в предшествовавшее воскресенье. А самый крупный протест в деловой части города состоялся в день прибытия в Лондон президента Соединённых Штатов, за сутки до саммита. Банки лондонского Сити закрыли окна фанерными щитами. Работники офисов центрального Лондона – не только банков – по внутренней почте получали рекомендации от начальства не надевать костюмы и галстуки в дни ожидаемых протестов. Некоторые последовали этому совету, и фотографы порадовали читателей газет неповторимыми кадрами финансовых воротил, бредущих на работу в джинсах, но при швейцарских часах стоимостью в среднюю годовую зарплату. Иные банковские работники намеренно надели не только костюмы в полоску, но даже шляпы-котелки.
Полиция мобилизовалась достаточно рано, чтобы обнаружить в городе Плимут небольшую группу, готовившую взрывные устройства. Эти люди не доехали до Лондона. Но до столицы доехала бронированная машина с протестующими. Броневик с макетом пулемёта был остановлен полицией возле здания банка Royal Bank of Scoltand. Это один из банков, павших жертвой кризиса. Глава его обеспечил себе крупные пенсионные выплаты. После потасовки с полицией демонстранты, разбив стёкла, ворвались в здание RBS. Полиция Лондона уже предъявила обвинения четырём задержанным. Одной из обвиняемых 17 лет, ещё один, отрицающий попытку поджога в банке, прибыл на демонстрацию из Литвы. Всего арестовано менее ста человек, так что можно сказать, что многотысячные протесты прошли без чрезвычайных происшествий.
47-летний Иан Томлинсон, не принимавший участия в протестах, скончался от сердечного приступа во время демонстрации. Позднее несколько человек выступили со свидетельством о том, что полицейские сильно толкнули его. Сейчас независимая комиссия, занимающаяся жалобами на действия полиции, расследует эту трагедию.
В протестах принимали участие самые разные организации, между которыми подчас не может быть консенсуса. Отметились те, кто призывает к прекращению военного присутствия британских вооружённых сил в Ираке и Афганистане, виднелись также и палестинские и тибетские флаги. Как обычно, было большое количество различных «зелёных».
После спада радости от состоявшегося саммита на принятый пакет мер посмотрели снова. Впечатляющие суммы, призванные спасти банки стран восточной Европы – так ли они впечатляющи? Ведь решение о части этой суммы было принято ещё раньше и в любом случае, средства эти – очередные кредиты, которые будут возвращаться с процентами. Швейцария ещё в марте согласилась с новым кодексом о банковской тайне, позволяющим следить за движением средств по запросам судов.
Вот мнение Ричарда Мёрфи экономиста и основателя нескольких неправительственных организаций, борющихся за улучшение налоговой системы.

Ричард Мёрфи: Эти меры подавались как изменение хода игры, которое принесёт радикальные перемены в мировой экономике и воспрепятствует усугублению рецессии. Я не считаю, что принятый пакет мер можно оценивать таким образом. На мой взгляд, некоторые интересные аспекты этих нововведений могут послужить началом построения нового здания системы международного управления в ближайшие пару лет. И до тех пор мы вряд ли сможем их оценить. Но если посмотреть на то, что необходимо в данную минуту, чтобы остановить глобальный экономический кризис, с которым, как мы знаем, нам всем придётся иметь дело, – эти меры легковесны.

Елена Воронцова: Решения саммита простым людям кажутся чем-то очень абстрактным, тогда как недавние скандалы с двумя членами кабинета, неправомерно тратящими казённые деньги, представляют собой куда более понятные истории.
Что касается рейтинга британского премьера, а вместе с ним и надежды лейбористов набрать очки к следующим выборам, то вот мнение комментатора «Таймс», газеты правого толка, Данни Финкельштайна:

Данни Финкельштайн: При том, что британцы знают, или считают, что Браун – хороший министр финансов, они не видят в нём хорошего премьер-министра. Когда внимание публики снова обратится к вопросам, не касающимся экономического кризиса, они увидят, что он в них слаб. Так что по иронии ему было бы выгоднее, если бы его программа не сработала слишком быстро. Иначе как только кризис минует, ему придётся входить в предвыборную борьбу, где опыт будет противопоставлен ожиданию реформ, а люди больше не будут нуждаться в моральной поддержке.

Елена Воронцова: При том, что предшественника Брауна критиковали за чрезмерное внимание к имиджу и разросшийся штат политтехнологов и советников, нынешний премьер явно проигрывает от недостатка политической риторики. Со дня своего вступления в должность Браун не выступил с речью о многих волнующих население проблемах – таких, например, как преступность или образование.
И если эффекта от принятого пакета мер по улучшение экономической ситуации придётся ждать долго, то отношение к действующим правительствам население сможет продемонстрировать достаточно скоро. Выборы в Европейский парламент состоятся через два месяца, а до выборов в Парламент Британии осталось чуть больше года.
XS
SM
MD
LG