Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Март Лаар: судьба Грузии решится в течение полутора лет


Март Лаар, советник президента Грузии

Март Лаар, советник президента Грузии

Март Лаар, бывший премьер-министр Эстонии, в заслугу которому вменяется восстановление экономики страны после распада Советского Союза, с мая этого года работает специальным советником президента Грузии Михаила Саакашвили. Он был принят на эту должность сроком на год для координации экономических реформ и консультаций в переходный период. В интервью сотруднику Радио Свобода Ахто Лобьякасу Лаар утверждает, что для Грузии наступил решающий момент: либо нынешнее давление со стороны России приведет к полному экономическому коллапсу, либо страна станет еще одним успешным примером постсоветского развития.


Лобьякас: Насколько Вы были знакомы с ситуацией в Грузии, когда приступили к работе в прошлом месяце?


Лаар: Всегда есть возможность ознакомиться с ситуацией еще лучше, но я, на мой взгляд, знаком с ней достаточно, чтобы рискнуть взяться за эту работу. К тому же чем больше времени я провожу в Грузии, тем сильнее у меня чувство deja vu, - иными словами, многое из того, что я вижу, сильно напоминает мне ситуацию в Эстонии в 1993-94 годах. Много отличий, но много и сходства.


Кроме того, если взглянуть под другим углом, моя задача заключается в том, чтобы пытаться координировать работу грузинского правительства. Политические решения неизбежно должны приниматься самими грузинами, никакой советник не может их диктовать, работа советника – показывать, куда может привести данный вариант выбора.


Лобьятас: Тут как раз имеет смысл спросить, что именно общего у Эстонии 1993 года и сегодняшней Грузии?


Лаар: В целом ситуация очень сходная. Экономика – на грани краха, всей стратегии производства низкокачественных энергоемких товаров для восточных рынков должен в кратчайшие сроки прийти на смену подход, ориентированный на производство сравнительно высококачественных товаров для западных рынков. А с другой стороны, тут опять же имеется интенсивное давление со стороны России, которая пытается сорвать этот разворот в сторону Запада.


Лобьятас: Если продолжить аналогию, каковы шансы Грузии повторить сравнительный успех Эстонии?


Лаар: В каком-то смысле они очень велики. Глядя на грузинское правительство, его политику, на молодых грузинских чиновников, я весьма живо вспоминаю весьма похожих молодых людей, поступивших на эстонскую государственную службу в начале 90-х. Это весьма положительный образ. Принятый курс, готовность к действию – все это очень хорошо.


А вот где возникает проблема, так это в том, что Грузия находится в еще худшем положении, чем Эстония в 1993-94. Другими словами, потерянные 15 лет привели к исключительно трудному стечению обстоятельств, чего в Эстонии в таких крайних формах не было. Степень, в какой обрушилась вся экономическая инфраструктура Грузии, на порядок тяжелее, чем то, с чем в свое время столкнулась Эстония.


Другой фактор заключается в том, что Россия стала значительно сильнее. Способность России осуществлять свои намерения сейчас несравненно больше, чем она была в отношении Эстонии в 1993-95.


Эти два фактора в сочетании друг с другом создают весьма трудную ситуацию. Если взглянуть на прогнозы международных экспертов в отношении Грузии на протяжении ряда лет, бросается в глаза, насколько они противоречивы. По мнению оптимистов, в Грузии будет все хорошо, а по мнению пессимистов, все будет очень плохо. Одна из этих сторон права – думаю, что середины не будет. Многое, конечно, будет зависеть от самой Грузии.


Лобьятас: Какие факторы определят результат?


Лаар: В каком-то смысле все может зависеть просто от везения. Грузинская экономика начинает подавать положительные сигналы, и предпринятые реформы начинают приносить плоды. Но ничего нельзя точно сказать еще на протяжении примерно полутора лет. Кроме того, для того, чтобы перемены стабилизировались, Грузии следует предпринять очень четкие и очень твердые реформы для улучшения инвестиционного климата. Грузия исключительно сильно нуждается в иностранных капиталовложениях, в больших объемах. Без них все может принять очень плохой оборот.


Лобъятас: Надо полагать, что ключевую роль здесь должен будет сыграть Европейский Союз – чем теснее будет сотрудничество с его стороны, тем выше доверие инвесторов.


Лаар: Да, на протяжении ближайших двух лет Грузии понадобится недвусмысленная поддержка Европы и всего западного мира – и не только на словах, но и, весьма наглядно, на деле.


Лобъятас: Как далеко должна зайти эта поддержка? Есть ли перспективы членства в ЕС?


Лаар: Нет, я не думаю, чтобы это было полезно Грузии на данном этапе, и это была бы утопическая цель. Приятно видеть, что само руководство Грузии встало на более реалистическую позицию в этом вопросе и вполне понимает, что членство Грузии в ЕС не может быть ее ближайшей целью – хотя это не означает, что Грузия приостановит интеграцию с Европой, реализацию совместных программ или принятие законов ЕС. Эта более общая цель никак не отменяется, но Грузия при этом вполне сознает, что сейчас стремление к членству в ЕС было бы самообманом.
XS
SM
MD
LG