Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Георгий Хаиндрава: "В стране нет ни одной политической партии, которая поддерживает этого авантюриста"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.

Александр Гостев: Среди организаторов массовых акций протества в Грузии - один из лидеров Объединенной грузинской оппозиции, бывший министр по делам реинтеграции в правительстве Грузии, режиссер Георгий Хаиндрава. О текущем политическом моменте с ним побеседовал мой коллега Андрей Шарый.

Георгий Хаиндрава: Мы их организовываем, я один из организаторов этих акций. Это требование всего грузинского народа: режим Саакашвили будет кончен.

Андрей Шарый: Вы так решительно это говорите. Какие основания есть так полагать?

Георгий Хаиндрава: Основания есть. Та ситуация, которая в стране, здесь практически нету ни одной политической партии, ни одной гражданской группы и части населения, которая поддерживает этого авантюриста. Естественно, что его дни сочтены, и практически весь город на улицах.

Андрей Шарый: Вы уверены, что удастся ограничиться мирными акциями протеста?

Георгий Хаиндрава: Абсолютно уверен, потому что некому противостоять друг другу. Здесь нету, скажем, каких-то гражданских групп, которые кто-то за президента, кто-то против. Все против президента! Остались только силовые структуры, которые, я думаю, ни в коем случае не пойдут против собственного народа и не будут незаконные приказы исполнять.

Андрей Шарый: Вы думаете, что все способы, возможности политического диалога с властью исчерпаны?

Георгий Хаиндрава: Понимаете, после августовских событий, после чисто советской пятилетки, которую провел комиссар Саакашвили, о чем с ним можно разговаривать?

Андрей Шарый: Какая-то новая конфигурация грузинской оппозиции. У вас там все очень быстро меняется, лидеры меняются, из лагеря Саакашвили приходят какие-то политики. Понятно, кто возглавит эти протесты?

Георгий Хаиндрава: Ничего не меняется. Такого единодушия среди оппозиции, которая сама по себе, естественно, разнообразная, потому что там, начиная от левых и кончая правыми, естественно, они не могут одинаково обо всем думать, но позиция по отношению к Саакашвили однозначна среди всех групп населения и политических сил. Поэтому у него сторонников нет. Есть сателлиты, называющие себя оппозицией, но мы прекрасно видим истинное лицо этих людей.

Андрей Шарый: Что-то качественно изменилось за те месяцы, которые прошли после прежнего политического цикла в Грузии?

Георгий Хаиндрава: Естественно, изменилось. Мы потеряли одну треть территории по вине этого авантюриста. Естественно, здесь российская агрессия прямая, здесь стоят российские танки. И практически все экономические, стратегические объекты переданы России. Саакашвили, с одной стороны, кричит об оккупантах и оккупации, с другой стороны, практически всю Грузию передает России. Естественно, изменилось. Как вы думаете, после той трагедии, которой мы все свидетели были в августе, какая-нибудь власть может остаться у руководства страны.

Андрей Шарый: У оппозиции есть какая-то конструктивная программа реформ, перемен, диалога с Россией или требований того, чтобы российские войска покинули территорию Грузии?

Георгий Хаиндрава: Требование того, чтобы российские войска покинули территорию Грузии, это однозначно, так сказать. Здесь нет вообще таких людей, кто этого не требует. Что касается конструктивных отношений с Россией, естественно, что мы не сможем выйти из кризиса, который в наших отношениях существует, включая августовские события, если мы не начнем переговоры по этому поводу с российской стороной, но это должны быть переговоры равнозначных партнеров, а не с одной стороны - российская агрессивная политика, с другой стороны - неуравновешенный человек у власти в Грузии.

Андрей Шарый: Один из поводов для сегодняшнего митинга - это 20-я годовщина трагических событий апреля 1989 года. Как-то вы связываете в единую цепь то, что происходило 20 лет назад, и то, что происходит сейчас, или это не более чем дань скорби тем людям, которые погибли в ту ночь.

Георгий Хаиндрава: Нет, это прямая связь - тогда и сегодня во главе Грузии стоит советская власть. Мы выступаем с двумя требованиями: чтобы советская власть кончилась в Грузия и российская оккупация прекратилась, ушли российские войска. Абсолютно идентичные требования что тогда, что сейчас.

Андрей Шарый: Как вы вспоминаете те события трагические?

Георгий Хаиндрава: Я автор единственной пленки, которая показывала то варварство, которое было на Руставели содеяно. Единственная кассета, которая существует, снята мною. Так что я был как раз в эпицентре событий. Снято на камеру VHS, "Панасоник", и показано во всем мире.

Андрей Шарый: Пытался Верховный совет, советский еще, расследовать эти события, по сути, ничем все это не кончилось. В Грузии предпринимались какие-то попытки расследовать то, что произошло, каким-то образом определить виновных и точно указать меру ответственности их?

Георгий Хаиндрава: Сомнений по поводу того, что произошло здесь 9 апреля, ни у кого нет. Всем все известно, что здесь произошло. Значит, что касается Верховного совета, вы когда-нибудь слышали, чтобы они что-нибудь расследовали и говорили правду? Не припоминаю.

Андрей Шарый: Ну, тогда был первый Съезд народных депутатов, и была комиссия Собчака так называемая, которая собирала информацию о событиях в Грузии.

Георгий Хаиндрава: Собчаку памятник стоит в Тбилиси. Что касается демократического Верховного совета СССР, позвольте мне с вами не согласиться, потому что понятия СССР и демократия никак не могут быть соединены, это абсолютно противоположные понятия. Есть демократия, а есть СССР - тюрьма народов, как ее русские демократы, истинные демократы называли.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG