Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как себя чувствует Сербия в окружении НАТО


Ефим Фиштейн: После вступления в НАТО Хорватии и Албании, после того, как Черногория и Македония ясно обозначили предполагаемый вектор развития в сторону НАТО, Сербия оказалась единственной в регионе страной, чье непосредственное будущее пока не связывается с членством в Североатлантическом оборонительном союзе. Как чувствуют себя политические элиты и простые граждане Сербии в таком окружении? Ответ на этот вопрос в репортаже нашего белградского корреспондента Айи Куге.

Айя Куге: Ещё несколько лет назад в Сербии существовало сильное политическое течение, которое придерживалось концепции, что вступления в Североатлантический союз не миновать, что сближение с НАТО отвечает интересам государства и его безопасности. Сербия в ноябре 2006 года вступила в натовскую программу «Партнёрство во имя мира», а через месяц в Белграде был открыт офис представительства НАТО. Но через год отношения понемногу начали портиться – сербы частично возложили ответственность за провозглашение в одностороннем порядке независимости Косово на НАТО. Ожили старые обиды из-за бомбардировок в 1999 году.
Вот как Министр обороны Сербии Драган Шутановац объясняет нынешнее отношение к Североатлантическому союзу.

Драган Шутановац: То, что НАТО непопулярна в Сербии, не новость. НАТО не так уж популярна даже в многих странах, которые являются ее участницами, однако никто из них не покидает военный союз. Вот, например, Франция через несколько десятков лет даже вернулась в командную структуру союза, поскольку это отвечает ее интересам. Важно, конечно, вспомнить, что Сербия - единственная страна в Европе, которую НАТО бомбила, и из-за этого среди наших граждан к союзу особенная неприязнь. Мы находимся в очень специфической ситуации, но скажу, что официальные лица НАТО проявляют понимание. Бомбардировки оставили раны, которые никак не заживают. А с другой стороны: неестественно и то, что через десять лет после бомбардировок мы не установили с союзом хотя бы такие отношения, какие вскоре после второй мировой войны установило с Германией её окружение.

Айя Куге: За два с половиной года Сербия не проявила активность в программе «Партнёрство во имя мира», отказываясь даже принимать участие в миротворческих операциях. Сербия до сих пор не направила свою постоянную миссию в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. Неофициально в Белграде это объясняют тем, что, якобы, ожидают, когда Хорватия и Албания переедут в крыло здания для постоянных членов НАТО и освободят свои помещения рядом с кабинетами России, где хотели бы сидеть сербы. Правда, в военно-технической области сотрудничество войск Сербии с войсками многих стран членов НАТО, в том числе с США, развивается успешно. Наблюдатели считают, что у Сербии проблемы не в военной части сотрудничества, а в политической. На это намекает и Министр обороны Шутановац.

Драган Шутановац: Скажу откровенно: я лично считаю, что Сербия должна интегрироваться в коллективный союз безопасности и, кроме региональных инициатив, мы должны поддерживать и международные инициативы. Я уверен также, что если мы будем заботиться лишь о безопасности на границах Сербии, то можем попасть в ситуацию, когда нас исключат из «Партнёрства во имя мира» и вообще из партнёрских отношений – не только с Евросоюзом, но и остальным международным сообществом, которое принимает участие в разных миротворческих операциях. Но это лишь моё мнение, а направление страны решает парламент. Однако, по-моему, не только политическая элита, но и граждане должны определиться, будем ли мы брать курс на НАТО или нет. Важно, однако, что я, как министр обороны, могу гарантировать, что до принятия решения о вступлении в НАТО, система обороны будет на высшем уровне. Если решение будет противоположным, то есть не вступать, – наша армия и дальше останется самой качественной в регионе.

Айя Куге: Насколько тот факт, что постепенно Сербию окружают соседи, вступившие в союз НАТО, лишает страну возможности играть провозглашённую ею самой роль «лидера стабильности на Балканах»? На её западных и южных границах - НАТО, вскоре она останется одна вне военного союза, а если когда-то и решится интегрироваться в Североатлантический союз, то такое желание может заблокировать Албания, с которой у Сербии плохие отношения из-за Косово. Министр обороны Шутановац считает, что с вступлением соседей в НАТО Сербия не попадёт в полную изоляцию, но он выражает также определённые опасения, что такое положение не в интересах государства.

Драган Шутановац: Не думаю, что этот факт лишает нас возможности оказывать влияние в регионе. Мы остаёмся важным фактором, но одновременно Сербия исключена из определённого влияния на принятие решений. Однако никто не может сказать, что стабильность на Балканах может быть осуществлена без Сербии – абсолютно ни у кого не возникает такого вопроса!
Но с другой стороны, когда завтра будут приниматься решения о программах помощи, о двусторонних или многосторонних отношениях- мы из этого процесса будем исключены. Будут у нас и экономические проблемы, связанные с развитием новых вооружений и техники. Ведь НАТО вкладывает большие деньги на развитие определённых видов вооружений, а их продажа приносит доходы государствам. НАТО не является только военным союзом – это союз, который имеет также и сильные экономические корни, влияя на развитие экономики в государствах-членах союза.

Айя Куге: Правительство Сербии недавно разработало законопроекты о стратегии национальной безопасности и обороне. Публично они еще не обнародованы, но специалисты тайком жалуются, что их разработке проектов ограничивала сиюминутные политические интересы. Ведь год назад парламент Сербии в атмосфере провозглашения албанцами независимости принял резолюцию о Косово, в которой записано, что Сербия является нейтральным государством. Как считают аналитики, эта фраза была внесена в резолюцию, чтобы продемонстрировать упрямство по отношению к Европе и Америке и дать им понять, что Белград отказывается от сближения с Евроатлантическим союзом. Угрожает ли Сербии то, что целый регион интегрируется в союз НАТО? Может ли в последствие Сербия иметь проблемы в своей системе безопасности? Белградский военно-политический аналитик Александр Радич.

Александр Радич: На данный момент напрямую это нам не угрожает, однако нужно развивать как можно более качественнее отношения в регионе. Это считается одним из официальных приоритетов Сербии, но надо принять во внимание, что если эти отношения будут развиваться через НАТО, то на нас будут наложены многие ограничения, если мы не члены союза, а сохраняем какой-то нейтралитет. К тому же у нас отсутствует точное определение того, что мы на самом деле хотим и как этот нейтралитет должен выглядеть на практике. Сегодня каждый толкует его так, как ему нравится. Есть разнобой между тем, что мы утверждаем, и что делаем. Во многом мы сближаемся к НАТО, при этом тема нашего возможного вступления в НАТО является табу.

Айя Куге: Министр обороны Сербии Драган Шутановац недавно выступил с обеспокоившим многих заявлением о том, что Сербия остается островком, окруженным государствами-членами НАТО, в ситуации, когда отношения Белграда с этим союзом хуже, чем у кого-либо в Европе. Вот как на эту проблему смотрит белградский военно-политический обозреватель Любодраг Стоядинович.

Любодраг Стоядинович: Я считаю, что заявление министра обороны, что Сербия какой-то островок на Балканах, не является ни достаточно мудрым, ни точным. Это можно было бы понять так, что мы «пустой», в смысле системы безопасности, остров, который снова может попасть под угрозу «любопытных», желающих его «испытать». Это похоже на самопровозглашение беспомощности. Всё то, что происходило в отношениях с НАТО десять лет назад, не означает, что интеграция не может состояться, но она должна проводиться в соответствии с нашими интересами. Не в наших интересах быть каким-то пустым островом, в наших интересах – быть частью Европы, такой частью, которая понимает, что происходит вокруг, которая в состоянии приспособить сближение с НАТО и Евросоюзом к интересам государства. Не должно быть ни вечных врагов, ни вечных друзей – есть лишь вечные интересы. Поэтому трудно понять нашего министра обороны, который, с одной стороны, говорит, что стандарты НАТО - лучшие в мире, а с другой, заявляет, что наше положение безопасности ухудшилось потому, что мы далеки от любой интеграции с союзом. И стратегия национальной безопасности, и общая политика государства должны быть определены точно. Мы должны определить свои перспективы, с кем мы будем сближаться. А осуществить идею о нейтральности могут только стабильные государства, имеющие сильных союзников. У нас их нет. Будем ли мы строить конфедерацию с Россией и Белоруссией, или будем искать союзников на той стороне, где есть возможность осуществить такие политические цели, которые дадут Сербии стабильное международное положение и положение на Балканах, между соседями, которые все в ближайшее время будут членами НАТО?

Айя Куге: Существует мнение, что Сербия приостановила свою евроатлантическую интеграцию под влиянием Кремля. Председатель Атлантического совета Хорватии, профессор Радован Вукадинович.

Радован Вукадинович: Россия своё отношение к вступлению Албании и Хорватии в НАТО проявила странной дипломатической нотой, направленной Министерствам иностранных дел новых членов союза, в которой Москва выразила своё несогласие. Судя по этому – позиция ясна. А Черногорию Москва уже предупредила: в тот момент, когда вы войдёте в НАТО, мы перестанем быть друзьями. Россия с самого начала плохо относилась к расширению союза, включая расширение на Балканы. Но у нее есть определённое влияние лишь на Сербию, которая всё больше опирается на Москву в экономическом смысле – по вопросам энергетической безопасности и финансовых связей.

Айя Куге: Аналитики в Белграде едины во мнении, что пока Сербия свой курс не выбрала.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG