Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Холодная война: победили зеркала и деньги


Ни в Вашингтоне, ни в Москве не понимали менталитета противостоящей стороны. Карикатура Бориса Ефимова

Ни в Вашингтоне, ни в Москве не понимали менталитета противостоящей стороны. Карикатура Бориса Ефимова

Книга Гордона Баррасса "Большая холодная война: путешествие через зал с зеркалами" (Gordon Barrass. The Great Cold War: A Journey through the Hall of Mirrors) широко обсуждается в политических и научных кругах Британии. Ее автор возглавлял в последние годы холодной войны аналитическое управление британского правительства и одновременно был членом объединенного комитета по разведке. Возглавлявшееся им ведомство играло заметную роль в формулировании британской политики в отношении СССР. Сейчас он один из руководителей Центра по изучению холодной войны Лондонской школы экономики.

Гордон Баррасс не только получил доступ к неопубликованным архивным материалам, но и взял интервью у нескольких десятков высокопоставленных участников холодной войны, причем по обе стороны этого глобального противостояния. Среди них бывший советник по национальной безопасности президента США Збигнев Бжезинский, министр обороны Джеймс Шлезингер, директора ЦРУ Роберт Вулси и Роберт Гейтс, советник Горбачева Анатолий Черняев, глава разведки ГДР Маркус Вольф и множество других бойцов "холодного фронта" рангом пониже. По сути дела Гордон Баррасс пытается ответить в своей книге на три фундаментальных вопроса: почему холодная война началась, почему она длилась так долго и почему она так и не переросла в войну горячую. Интервью Радио Свобода Гордон Баррасс начал с разъяснения смысла загадочного подзаголовка свой книги.

- Мне всегда казалось, что одним из важных атрибутов холодной войны была неуверенность в реальности происходящего. В то время мы не могли с уверенностью утверждать, что то, что мы видели или слышали было подлинной реальностью, а не тем, что русские называют "потемкинской деревней". Трудно сказать, был ли этот синдром следствием неспособности правильно понять факты или же наше понимание искажалось особенностями восприятия самих этих идей и фактов. Этот имидж, эта концепция "зала зеркал", в котором происходят многочисленные взаимные отражения информации и где за вещественные факты принимаются их отражения, должны навести на мысль о невозможности объективного восприятия реальности. Этот подзаголовок подчеркивает, что существовал один тип рациональности, который воспринимался США и их союзниками, и другой тип рациональности, который принимался за реальность в Советском Союзе. Там видели вещи по-иному, и вовсе не потому, что были неспособны их понять. Просто этому препятствовали другая политическая культура, другой военный опыт и другие ценности. Там о тех же делах и вещах судили по-другому, причем непонятным для нас образом. Когда я спросил бывшего директора ЦРУ, нынешнего министра обороны США Роберта Гейтса, что можно назвать главной проблемой времен холодной войны, он мне ответил: "Отсутствие понимания обеими сторонами ментальности друг друга". Милт Бирден (ключевая фигура в операциях ЦРУ против Советского Союза), когда я спросил его, что он считает самым серьезным провалом американской разведки во время холодной войны, ответил более выразительно: "Мы не понимали, до какой степени советские руководители нас боялись!". Обоюдный страх носил "зеркальный" характер. Кстати, пролог к своей книге я озаглавил "Холодный пот". Мне показалось, что метафора "зала зеркал" наилучшим образом объясняет подоплеку действий обеих сторон конфликта.

- Какие же уроки мы должны извлечь из истории холодной войны?

- Я бы назвал четыре важнейших урока. Первый урок вытекает из старомодной марксистской концепции взаимной корреляции сил. Когда вы соотносите собственные силы с силами противника, следует взвешивать не только преимущества, но и слабости. Советский Союз был превосходно осведомлен о слабостях Запада, но парадоксальным образом не замечал собственных слабостей. Позднее ему пришлось заплатить за это непомерную цену. Второй урок сформулировал генерал Эйзенхауэр. "Когда вы вовлечены в длительную конфронтацию, - сказал он, - следует обладать необходимой экономической мощью для достижения своих целей". Третий урок: вам необходимы союзники, разделяющие ваши цели. И четвертый: осуществляя долгосрочную стратегию, необходимо осознавать важность таких понятий, как терпение и осторожность. В начале холодной войны многие были уверены, что она неизбежно перерастет в горячую войну. Однако победили голоса, призывавшие к терпению и осторожности и уверенные, что новой войны можно избежать. Их правота – очень важный урок.

- Вы пишете об огромной роли, которую сыграла разведка в холодной войне. Почему разведка была так важна в то время?

- После окончания второй мировой войны у Советского Союза были обширные шпионские сети на Западе, которые действовали в открытых обществах. Многие его агенты работали по идеологическим мотивам, сочувствуя коммунизму. Причем эти агенты были на всех уровнях: в правительственной администрации, в научных кругах, в армии. К примеру, когда Молотов прибыл в Париж для первого обсуждения плана Маршалла, он был прекрасно информирован о западных намерениях. И лишь после Корейской войны и деятельности комитета сенатора Маккарти многие эти агенты и агенты влияния в США были арестованы или потеряли работу. Сталина интересовали прежде всего западные технологии – он создавал ядерное оружие. Кроме того советский диктатор хотел получить информацию о стратегических планах США. Возможности американской разведки в то время были плачевны. Ее информация после войны о Советском Союзе заключалась в свидетельствах работавших там в 30-е годы американских инженеров и сведениях, полученных у немецких военных о тех областях России, которые были оккупированы. Русским же удавалось добывать сверхсекретные документы НАТО. СССР был закрытым обществом, в котором царила паранойя секретности, поэтому у американцев были серьезные проблемы с получение информации о военном потенциале и намерениях Советского Союза. Их выручали не столько разведчики, сколько возможности технической разведки: спутники, система акустического прослушивания территории СССР.

Существуют свидетельства, что, не обладая точным знанием о ядерном потенциале русских, американцы бесконечно наращивали свой ядерный потенциал. Страх, что в любой момент может быть нажата кнопка ядерной войны, подавлял все разумные предположения. Уверен, что, если бы Эйзенхауэр обладал достоверными разведданными о ядерном потенциале русских, гонка вооружений была бы обуздана. Позднее, в конце 60-х-начале 70-х годов, когда заговорили о детанте, русским удалось реорганизовать свою шпионскую сеть на Западе и получать секретную информацию. Но и у Запада в это время появились неплохие источники информации в Советском Союзе. К примеру, очень важную информацию поставлял во время Берлинского и Карибского кризисов полковник Пеньковский. Разведка играет ключевую роль в долгосрочных конфронтациях. Когда стороны не обладают достоверной информацией друг о друге, политика легко замещается страхами, невежеством или безосновательным оптимизмом. Сейчас уже очевидно, что в эпоху холодной войны ситуация временами была намного серьезней и опасней, чем нам в то время представлялось. И конечно, мы боялись русских не меньше, чем они боялись нас.

- Чем вы объясняете возникновение холодной войны?

- Сталин и его паранойя стоят за ее началом. Советский диктатор верил, что война с США неизбежна. Ему нужен был сравнительно мирный период для подготовки к ней и создания ядерного потенциала. Именно его мышление и отражала советская политика. Именно его экспансионистская паранойя создала ту атмосферу, которой отличалась холодная война. Главная ошибка Сталина до Корейской войны была в недооценке решимости Запада. Надо сказать, что Гарри Трумэн не собирался милитаризировать холодную войну. Все, чего он добивался после войны, - это создание экономически процветающих и надежных союзников, получающих американскую помощь, в том числе и военную. Но после вторжения коммунистов в Южную Корею, американская администрация инвестировала огромные суммы в военную отрасль, в частности, в создание ракетных сил. Этот рост военного потенциала США продолжался практически на протяжении всей холодной войны. Надо сказать, что, если страх американцев был обоснован, то страх русских не имел под собой никаких оснований. Сталин без какой-либо внятной причины отверг протянутую ему оливковую ветвь в виде плана Маршалла.

- Чем объясняется столь сокрушительная победа Запада в холодной войне?

- Главный фактор, способствовавший этой победе, - несравнимо более мощный экономический потенциал США и Запада в целом по сравнению с экономикой СССР. Советскому Союзу пришлось иметь дело с открытыми обществами, обладавшими несравнимой с ним способностью к самоорганизации и быстроте адаптации к меняющимся социальным и экономическим условиям. Запад без труда вписался в постиндустриальный мир новых технологий, с его компьютеризацией и информационной революцией. Однако по политическим причинам СССР не был на это способен. Рональд Рейган, задумав покончить с холодной войной, решил оказать на Москву мощное давление, чтобы заставить ее это сделать. Когда он пришел к власти в 1981 году, то разместил в Европе ракеты "Першинг" и объявил о решении создать невероятно дорогостоящую ядерную космическую систему обороны, известную как "звездные войны". Все это ввергло в ступор советский генеральный штаб, который не мог этому ничего противопоставить. Гонка вооружений приняла немыслимый, недосягаемый для СССР технический и финансовый уровни. Ситуация была заведомо проигрышная и безвыходная для русских. И когда в 1985 году к власти пришел Михаил Горбачев, он, и, как нам сегодня известно, ряд его советников и генералов, пришли к выводу, что СССР в этой ситуации не может соревноваться с США. Для этого просто нет средств. Именно поэтому они решили пойти на взаимное сокращение вооружений, которое естественным образом потребовало потепления российско-американских отношений и отказа от тотальной закрытости. По сути дела, исход холодной войны решили деньги, точнее, их отсутствие.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG