Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Все больше россиян, по свидетельству социологов, желают, чтобы Владимир Путин – вопреки Конституции – остался на третий срок, а среди его возможных преемников отдают предпочтение Дмитрию Медведеву



Владимир Кара-Мурза: Сенсационные результаты опроса, проведенные Левада-Центром, констатируют рост числа россиян, выступающих за избрание Владимира Путина на третий срок, а также признание вице-премьера Дмитрия Медведева более перспективным кандидатом в президенты, чем Сергей Иванов. У нас на прямой телефонной связи Юрий Левада, социолог, руководитель Левада-Центра. Чем вы объясняете рост числа россиян, выступающих за избрание президента на третий срок?



Юрий Левада: Вы знаете, я хочу заметить, что я не вижу в этом особой сенсации. Это отражение тех настроений, процессов и катаклизмов, которые происходят в стране и в общественном сознании, и в политике тоже. Но чересчур сенсационного ничего нет прежде всего потому, что это ведь многократное отражение того, чего никто не понимает, что на самом деле происходит наверху, почему происходит такая суета вокруг третьего срока довольно задолго до истечения второго, и без ясного варианта, который был бы предложен людям оттуда и тем более без каких-то ясных альтернатив. Если бы колебания в общественных настроениях влияли бы на политику - это было бы значимо, но мы живем не в таких условиях.



Владимир Кара-Мурза: Наряду с суетой вокруг третьего срока идет резкий рост популярности вице-премьера Дмитрия Медведева, как возможного преемника, чем объяснить этот процесс?



Юрий Левада: Видите ли, Медведев стал чаще появляться на публике и, кроме того, он связан с так называемыми национальными проектами, по крайней мере, тот, который обещает некоторую помощь семьям с детьми, со вторым ребенком, обещанная в президентском послании недавно, привлекает к нему внимание, причем прежде всего, по-видимому, женское внимание. Это дает некоторый рост числа его упоминаний как возможного преемника. Собственно говоря, ничего больше не произошло. Это не большие проценты. 10 без чего-нибудь или 10 с чем-нибудь - это очень далеко не только до проходных баллов, но и для влиятельных баллов. Некоторое перемещение внимания, чуть большее перемещение действительно есть.



Владимир Кара-Мурза: Социолог Ольга Здравомыслова, исполнительный директор Горбачев-фонда полностью подтверждает выводы коллег.



Ольга Здравомыслова: Ситуация такая в глазах населения: Путин, когда спрашивает, кто тот политик, за которого вы голосовали – Путин и пустота. Вот два персонажа. Поэтому естественно, если рассуждать логически, такой вывод о том, что хорошо бы Путин остался на третий срок, связан с этим. А если говорить о Дмитрии Медведеве, тоже Левада давал некоторое время назад цифры, что примерно 30% населения готовы поддержать любого преемника, которого представит нынешняя власть. Но Дмитрий Медведев кажется более близким, более приемлемым, это уже вопрос выбора, его чаще показывают. Кроме того он, возможно, кажется более имеет человеческий облик, более вальяжный и так далее. Тут загадки такой нет.



Владимир Кара-Мурза: Юрий Александрович, редеет или наоборот пополняется список политиков, которых вы представляете на суд ваших респондентов?



Юрий Левада: Во-первых, мы предлагаем людям самим составить этот список. И первый из вариантов списка люди сами составляют, включая и Путина тоже. А потом мы уже предлагаем сузить список до тех, кто имеет право, иногда предлагаем специально из окружения президента выбрать кого-либо. Но новостей ни в одном, ни в другом, ни третьем варианте серьезных новостей нет. Я совершенно согласен с трактовкой Ольги Здравомысловой, Путин и ничего на другой чашке весов нет. Поэтому люди, поскольку кажется, что обстановка становится тревожной, неопределенной наверху, хватаются за знакомое, привычное, а это только Путин. Отсюда определенный рост и готовность голосовать за кого он назначат и согласие с тем, чтобы что-то сделать с законами, пусть бы лучше остался. Хотя сам по себе такой процент активной поддержки именно Путина остается стабильный - около трети, 30 с чем-нибудь процентов, он не растет.



Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Института по национальной стратегии, отмечает апатию избирателей.



Валерий Хомяков: Многие просто не верят, что выборы будут честными и, наверное, предполагают так, что кого назначит Владимир Владимирович Путин, тот и будет преемником. Это еще один из результатов то, что сделал Левада, то, что готовы голосовать за человека, которого назовет Путин. Меня, как человека, который достаточно демократических убеждений придерживается, конечно, настораживает, что нет запроса на новые свежие лица. Может быть Левада проведет какие-то дальнейшие исследования, чтобы немножечко прояснить эту интересную картину: с одной стороны, они хотят Путина, а с другой стороны, готовы голосовать за человека, которого Путин предложит. Вместе с тем этот опрос говорит о том, что у нас оппозиции, конечно, серьезной нет. Это, наверное, главная проблема нашей страны и нашей нынешней политической ситуации.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Как ни посмотришь, но все равно Путин – это уже хромая утка. Я думаю, что ни одной партии у нас толковой нет сейчас за Путина, но избирать и выборы в парламент могут провалиться. Я считаю, что в ближайшие 12 месяцев будут проведены выборы президента досрочные, возможно кто-то будет другой. Но я хочу задать вопрос всем слушателям, которые будут звонить: как им нравится, Путин все время говорит о том, что качество услуг населению, и когда перепись была, он говорил: я занимаюсь, ваш род деятельности - оказание услуг населению. Какие наиболее качественные услуги за это время они ощутили на себе, хотя бы одну пусть назовет, мне очень интересно. Я ни одной качественной услуги не вижу.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, связано ли напрямую желание видеть президента на третьем сроке на посту своем с качеством его работы?



Юрий Левада: Видите ли, поскольку других вариантов нет, то очень трудно его оценивать. Люди, когда спрашиваем о конкретных делах, совершенных действующим президентом, то относятся к этому довольно трезво и разумно. И бесспорный успех они видят только в одной области – в области международного имиджа России. Что, впрочем, тоже может подвергаться сомнению. Но проблемы развития экономики, повышения уровня жизни, наведения порядка в стране, борьбы с коррупцией, с криминалом, тем более кавказские проблемы люди характеризуют как неудачи, неудачи за все годы правления действующего президента. Но поскольку других нет, не видно и через микроскоп никто не может разглядеть, поэтому люди разводят руками и говорят: все равно в целом другого нет. И готовы привыкать, без каких-то особых восторгов, хочу я добавить, преобладает какое-то спокойное отношение к президенту, но готовность подчиняться и есть то, что дают, раз другого нет.



Владимир Кара-Мурза: Генеральный директор исследовательского холдинга РАМИР Мониторинг Андрей Милехин не удивлен настроениями людей.



Андрей Милехин: Это люди, которые пережили два дефолта за десять лет. И поэтому сейчас эта стабильность, которую люди начинают чувствовать - это и есть основа того, что ничего менять не хочется, включая президента. Пускай будет так. Мы ни раз за всю свою историю не ощущали на себе давления со стороны власти в области проведения исследований общественного мнения. Потому что, напоминаю вам один факт из российского избирательного прошлого: в августе 99 года господин Путин был назначен премьер-министром, рейтинг его известности был менее одного процента, через восемь месяцев он был президентом России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Если можно, у меня два вопроса. Первый: у меня такое ощущение, что главный усредненный избиратель Путина – это человек с комплексом неполноценности. Ну и он подбирает президента примерно под себя. Согласитесь вы или нет? И второй вопрос технический: где вы помещаете ваши исследования, где вы печатаетесь?



Юрий Левада: Я согласен, что в целом наш избиратель или наш гражданин или наша страна подобна человеку с глубоким комплексом неполноценности, комплексом утраченной великой державы, утраченной большой и будто бы благополучной империи. Это тот запрос, который поступает и который пытаются удовлетворить очень многие политики, окружающие люди, сочинители имиджа и так далее. Что касается наших данных, мы публикуем, во-первых, на нашем сайте www.Levada.ru . Во-вторых, по возможности в периодической печати. В последнее время довольно много мы печатались в «Коммерсанте», в «Ведомостях», в некоторых других изданиях тоже. Ну а более обстоятельно в нашем журнале «Вестник общественного мнения», но это раз в два месяца. Самое оперативное – это сайт, где мы немедленно выкладываем. И последние отклики были благодаря тому, что мы выдали результаты майского опроса последнего.



Владимир Кара-Мурза: Да, сегодня они признаны главной сенсацией четверга. Слушаем вопрос от Сергея радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вот вы знаете, сейчас, честно говоря, удивляться в России, что бы ни случилось, ничего неудивительно. Недавно ушел прокурор по собственному желанию, но нам не показали даже, как он действительно со своих слов говорил. У меня такое впечатление создается, что сейчас у президента нашего власть не ограничена никем и ничем абсолютно. И будет сейчас третий срок президентом, и никто не удивится, никому не надо. Люди зомбированные, они не живут многие, а выживают. Им главное выжить, а кто там, что там, возмущений мало. Еще хотят убрать графу в избирательных бюллетенях «против всех» и все шито-крыто будет.



Владимир Кара-Мурза: Юрий Александрович, был ли прокурор Устинов в ваших рейтингах и какое место он там занимал?



Юрий Левада: Там он не был заметным, он не очень публичная фигура, хотя известная всем. А вот отношение к его таинственной отставки - это мы сейчас проверяем. Сегодня, завтра идет опрос, на той неделе мы опубликуем, что думают люди, надо подумать. Но нас действительно заставляют привыкать к тому, что бы ни случилось. Был прокурор, нет прокурора. Был какой-то деятель, потом что-то еще с ним происходит. И люди начинают все больше думать, что более-менее спокойно, большой войны нет, деньги платят, ну и ладно, зачем думать о другом. Это, к сожалению, очень влиятельный вариант настроения.



Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Медведев, лидер рейтинга, тоже был главой администрации президента, а его предшественник Александр Волошин так и канул, как прокурор Устинов, и неизвестно о нем ничего. Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Если можно, немножко больше слов я хотел бы произнести. Восточная Европа, везде происходили революционные перемены. В большинстве стран Восточной Европы произошли буржуазно-демократические революции. На Украине и в России произошли полукриминально-олигархические революции, в Белоруссии это авторитарно-бюрократическая революция. Там, где произошли демократические революции, там появилась многопартийность, с демократией лучше гораздо. А на Украине произошла «оранжевая революция» – это попытка перейти к буржуазно-демократической революции. У нас за это выступают Явлинский, Артамонов и другие. Пока наше население не осмыслит, что мелкий бизнес, средний бизнес не должен задыхаться от отсутствия ресурсов сырья, сырье не должно вывозиться, что должен лопнуть олигархический режим, в который встроен Путин и который является всего лишь одной небольшой шестеренкой, когда мы все это поймем, мы начнем выбирать. У нас миллионы есть людей, которые могут быть президентами. У нас Путин - человек по интеллекту, по образованию, по культуре – это ниже средней нашей высокой русской цивилизации.



Владимир Кара-Мурза: Велики симпатии россиян к идеалам «оранжевой революции»?



Юрий Левада: Знаете, люди знают об этом через то, что им рассказывают по телевизору и в различных заявлениях. Пока сказать, что он неполный и односторонний - это будет слабо сказано. Тут такой резко эмоциональный накал, можно сказать, такой фантастический испуг, который вываливается на людей, что очень немногие, порядка 20%, способны оценить, что же на самом деле происходит там. И отсюда мы получаем поддержку той линии, которая задается официально. В вопросах, касающихся других стран, люди очень мало имеют своего мнения и не хотят иметь. Кстати, отсюда видимость того, что наша верхушка укрепляет свои международные позиции, просто люди не видят ситуации здесь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от радиослушателя Николая Петровича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Почему же вы говорите, что нет никого. Ведь информационная поляна вытоптана, политическая поляна занята Кремлем, исполнительной властью. Если раскрутить, если телевидение будет работать, кандидатов, хотя бы женщин – Хакамаду, Новодворскую, хуже чем сейчас при них не будет.



Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада была кандидатом в президенты на прошлых выборах и заняла там приличное место. Я не нашел ее в ваших рейтингах на высоких местах.



Юрий Левада: Некому взять и раскрутить в обратную сторону то, что закручено, некому и сил нет ни у кого.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Подмосковья.



Слушатель: Я хотел бы тему объективности опроса продолжить. В виду того, что людям, которые имеют другую точку зрения, свое видение развития государства, просто общественным деятелям, которые мыслят по-другому, им не дают ни эфира, ни где им высказаться. И поэтому все сделано для того, чтобы одного Путина и его преемников, больше ничего. Поэтому эти опросы, мне кажется, они чисто субъективные, а не объективные, хотя и выборка репрезентативная. Должна быть объективная информация в первую очередь, а потом только суждения о ней, об информации. Как вы рассматриваете вашу работу?



Юрий Левада: Видите ли, на самом деле уважаемый слушатель говорит не об опросах, а о состоянии общественного мнения и общественного сознания. Я согласен с тем, что оно сильно искажается потоком очень односторонней информации по всем каналам, которые доходят до массы людей. Это все как правило официальные каналы. Но имеем дело с таким сознанием, другого нет, и пока не возьмется и оно выявляется в опросах тоже. Это нас во всяком случае не удивляет, иначе трудно ожидать что-нибудь получить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Саратовской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: В связи с только что миновавшей годовщиной со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина припоминается его сказка о несчастном глупом рыбаке, который вместо того, чтобы выпросить у рыбки себе новую молодую и покладистую жену все время почему-то упорно ублажает старую, которая доводит его до погибели. И в связи с этим вопрос господину Леваде: не могли бы вы провести исследование на тему, как отнесется российский народ к провозглашению господина Путина царем.



Юрий Левада: Народ терпимо или позитивно относится к большинству из того, что делает Владимир Путин. Вопрос о царе, он как-то непривычен для людей, я думаю, что они прямо к этому не склонятся. Но дело в том, что у царя было гораздо меньше власти, полномочий и других качеств, чем те, которые мы сегодня видим у президентской власти, если иметь в виду нашего последнего несчастного Николая.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России Института Дружбы народов, сожалеет, что политический ландшафт исчерпывается фигурой президента.



Игорь Чубайс: Есть одна фигура и больше половины наших граждан, избирателей, опрошенных в ходе социологического исследования, никого другого не знают и никого другого не могут и предложить. Эта картина на самом деле очень печальная. Вообще политическая борьба совершенно необходима, ибо она снимает социальное напряжение, она позволяет разрешать социальные проблемы и противоречия. Мы находимся в сложной ситуации, потому что нет яркой политической жизни, нет вообще политической жизни, нет политической борьбы, нет политических программ и стратегии, и нет вообще стратегии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Георгия Георгиевича.



Слушатель: Здравствуйте. Недавно умерший член политбюро Александр Яковлев когда-то сказал, что то, что русский народ выбрал Путина – это говорит лишь о том, что любой раскрученный человек может стать в России президентом. За шесть лет правления Путина яснее ясного, что Путин - это слуга олигархов, обокравших наш народ. Но народ этого еще не понимает. И очень печально, что народ за третий срок президента Путина или за Медведева, его преемника. Ясно будет, что Медведев будет продолжать ту же антинародную политику.



Владимир Кара-Мурза: Наш вопрос Юрию Леваде: относительно олигархов, дело Ходорковского как повлияло на рейтинг президента?



Юрий Левада: Практически никак. Потому что создано впечатление, что олигархи - это какие-то злодеи, и вот люди, по крайней мере, многие из людей, которые критически относятся к Путину, все-таки следуют его и его окружения формулировкам, как сейчас выступал слушатель. И многим кажется, и в опросах тоже так, что президентская власть зависит от олигархов. Есть основания считать, что наоборот, хотя связь тут тоже есть разнообразная и глубокая, тем более, что олигархи разные. Когда-нибудь люди научатся в этом разбираться. А сейчас очень легко натравить людей на самых богатых, потому что они заведомо окажутся злодеями. И поэтому вся история с травлями не всех, а только очень неугодных олигархов, она имеет свою политическую подоплеку и используется. И люди, кстати, в солидном числе это понимают. Используются для попытки укрепить позиции власти. А позиции надо укреплять, они не такие прочные, как может показаться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Смоленской области от радиослушательницы Людмилы Ивановны.



Слушательница: Доброй ночи, уважаемые. Господин Левада, я хочу привести пример, вернее дополнение к вашим опросам, как улучшается социальное положение простых граждан в России на своем примере. Пенсия моя 1700, если не есть, не пить, не платить за свет и электричество, то пенсии моей хватало три повышения назад, повышали нам пенсию, три повышения назад я могла съездить в Смоленск (я живу в деревне), душ принять 21,2 раза. Теперь после трех повышений я могу это сделать 19,5 раза. Это как иллюстрация. Второе: повторите, пожалуйста, название журнала вашего, который выходит два раза в месяц.



Юрий Левада: Раз в два месяца, извините. Журнал называется «Вестник общественного мнения».



Владимир Кара-Мурза: Повлиял ли 122 закон на рейтинг президента и вообще на тех, кто его инспирировал?



Юрий Левада: Тут было много волнений вокруг этого. Вы знаете, выступления были невиданные в нашей новейшей истории. Но основную вину за этот закон кидали на правительство. А у нас есть разделение ответственности в общественном мнении: за все плохое отвечают министры, а президенту остается только повышение зарплаты, пенсий. Хотя как сейчас пояснила слушательница, это повышение не всегда таково, что им можно гордиться, скорее наоборот. А сейчас, со второй половины прошлого года, когда волнения удалось успокоить, много денег на это потратили, то ситуация более-менее выровнялась.



Владимир Кара-Мурза: Александр Иванченко, бывший глава Центризбиркома России, а ныне председатель совета директоров Независимого института выборов, сожалеет о том, что россияне лишены альтернативы.



Александр Иванченко: Поляна вокруг Путина именно вследствие работы государственных средств массовой информации в его поддержку очень сильно вытоптана. Если сейчас представить себе ситуацию, что сам Владимир Владимирович Путин соперничал бы, к примеру, с кандидатом «против всех», то я убежден, что более половины избирателей проголосовали бы за кандидата «против всех». Социологические службы в какой-то мере проявляют самостоятельность. Но я думаю, что в ближайшее время по мере приближения очередной избирательной кампании и в отношении социологических служб будут закручены государственные гайки. Они по образцу и подобию того, как это сделано в Белоруссии, получат государственный статус, государственную аккредитацию. И только государственно аккредитованные социологические службы смогут вести разного рода предвыборные опросы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Сегодня Александр Лукашенко заявил, что Беларусь никогда не войдет в состав Российской Федерации. Как вы думаете, в связи с чем он сделал такое заявление? Замечу, что русские люди хотели бы видеть его своим президентом больше чем Путина.



Владимир Кара-Мурза: Изучали ли вы вариант объединения Белоруссии и России и таким образом переизбрания на новый срок главы объединенного государства?



Юрий Левада: Мы изучали. К объединению люди относятся довольно позитивно, хотя считают, что с этим не надо спешить и надо прежде всего соблюдать российские интересы. Это значит, что с некоторым трудом, но люди начинают замечать, что вместо объединения происходит нарастание конфликта, наверху прежде всего. И поэтому заявление Александра Лукашенко - это ответ на предложение, которое ему пару лет назад сделал Путин - входите просто, как Восточная Германия вошла в Западную. Это не устраивает Лукашенко. Но раз обсуждается вопрос в таком плане, это означает, что каких-то объединений крайне далеко. А то, что там был бы президентом Путин и остался - это очень искусная конструкция, ее нельзя даже при хорошей подготовке нельзя успеть сделать за два года до выборов, уже меньше двух осталось. А кроме того Лукашенко на это не пойдет ни в коем случае. Это говорит о том, как эфемерны достижения даже на этом узком участке международного фронта отношения с самой близкой страной, которая до сих пор считается очень близкой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Вадима.



Слушатель: Чем господин Левада объясняет такую беспомощность в демократическом лагере. Ведь там люди как неглупые - и Рыжков, и Хакамада, и Сатаров. Но ничего не видно, не слышно, какую они программу предлагают. Ничем они не занимаются, иногда на Радио Свобода появятся и все. Ведь самим надо создавать, самим надо приковывать к себе внимание.



Юрий Левада: Это надо серьезно говорить со всеми этими людьми. Там множество интересных и ярких фигур. Но ни объединиться, ни предложить народу что-либо до сих пор не сумели такого, что бы вызвало внимание людей. Это тяжелая проблема и не только здесь можно говорить о том, что все вытоптали и всем запретили тут еще, тут еще и сами дали слабину, не сумели и сейчас не умеют. Но это относится не только к деятелям, относится к людям. Это создает и закрепляет ту ситуацию, которую мы сейчас имеем. Перед выборами она скорее будет более темной. Более подробно говорить не буду - посмотрим.



Владимир Кара-Мурза: Одна из этих фигур Владимир Лысенко, сопредседатель Республиканской партии России, президент Института современной политики, надеется на благоразумие Кремля.



Владимир Лысенко: Единственная надежда, что Путин сдержит свое слово и не пойдет как батька Лукашенко на референдум о третьем сроке сохранения власти. Хотя, конечно, тех, кого он предлагает в качестве своих преемников, тоже, мягко говоря, не внушают большого доверия и большого оптимизма. Сегодня, увы, очень мало шансов у лидеров демократических партий, да и у левых, я думаю, нет кандидатуры, которые могли бы серьзено конкурировать. Поэтому сейчас для Путина и его команды благоприятные условия, чтобы протащить своего преемника. Иначе я сегодня, к сожалению, не вижу внутренних ресурсов, которые могли бы серьезно изменить ситуацию на президентских выборах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Армена.



Слушатель: Добрый вечер. Хочу сказать при всем уважении к Юрию Леваде, я не верю тем цифрам и данным, которые выдает его институт. При всем уважении как к ученому, как к человеку. Я уверен абсолютно, что пользуются его добрым именем, именем его ученого и сами химичат. Я абсолютно уверен в этом. Как может быть такое, чтобы у Путина было столько процентов? Это голосуют за него пенсионерами, над которыми издеваются, начиная от монетизации и кончая его репликой «конфетку купят пенсионеры, когда прибавят 20 рублей». После Беслана, после обманутых вкладчиков, после разгрома в Башкирии, после «Курска», после «Норд-Оста»? Не счесть тех негативных явлений. Хотя бы один позитив был, никакого позитива нет.



Владимир Кара-Мурза: Да, Юрий Александрович, вы же не говорите, что проголосовали бы за президента, просто россияне согласны законсервировать нынешнюю ситуацию.



Юрий Левада: К сожалению, люди не совсем таковы, как представляется уважаемому слушателю, задавшему сейчас, точнее, не задавшему вопрос, а который высказал свое мнение. У меня нет, к сожалению, оснований сомневаться в результатах, которые мы получаем, хотя иногда очень хотелось бы это сделать. Бывают результаты, которые не доставляют большого удовольствия, приходится иметь дело с тем, что есть. И ни себя, ни других, ни население, ни народ, которому мы стараемся служить, мы не имеем права обманывать. Только действительно хорошо осознав глубину той впадины, куда мы попали, мы можем иметь надежду из нее выбраться. Надеяться только на то, что президент сделает не самое худшее – это не самая хорошая надежда, по-моему. Кстати, насчет пенсионеров. Основная поддержка нынешнего президента исходит не от пенсионеров, а от людей более молодых, пенсионеры и люди близкие к ним, сорокалетние относятся несколько более критично, но только несколько более критично.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Если в Кремле активизировали мнимую борьбу с коррупцией, что-то нехорошее замыслил. Я думаю, в скором времени Государственная дума примет какой-нибудь закон, чтобы Путин пошел на третий срок.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, про начавшуюся волну борьбы с коррупцией, про разоблачение коррумпированных сенаторов, как вы собираетесь поставить вопрос, если будете исследовать отношение россиян к этому явлению?



Юрий Левада: Мы недавно поставили вопрос: считают ли люди, что эта перевыборная акция или это начало серьезной борьбы? Мнения делятся. Некоторые, когда начали увольнять верхушку таможни и так далее, все-таки подумали, что в этом что-то серьезное есть, но большинство в этом крепко сомневаются или полагают, что это такая история, которая была с «оборотнями» так называемыми. Сейчас, правда, стараются довести дело до суда три года спустя. А пока что серьезной борьбы, это слова многопутанные. Нужно менять характер жизни и систему правления в этой стране. Всякая ловля проштрафившихся чиновников, которым нет числа, но эта ловля ведет к повышению ставок.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: Здравствуйте. Очень важную тему вы сегодня подняли, и ваш центр играет огромную роль. Хотелось бы избежать цифр, а просто сказать, что, конечно, это такая демократическая пауза только подчеркивает, что рядовые люди у нас просто мало знают и понимают, что Россия в основном в мирное время, которое гораздо продолжительнее, была всегда связана собственно такими узами со странами Запада. Тут имеется в виду и такой демократический подъем в начале 20 века, вплоть до событий 1917 года и более ранние столетия. Например, купцы помогали не только устраивать торговлю, но и расширять промышленность, помогали английские коммерсанты. Все они знали отлично, что в России денежные отношения возникли на несколько веков позже, чем на Западе, однако в этом смысле были довольно искренни к нашему купечеству.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, отношения с Западом и то, что Россия председательствует в «большой восьмерке» повлияет на симпатии россиян к Кремлю?



Юрий Левада: По крайней мере, люди в Кремле надеются на то, что повлияет. Надеется ли на это народ? Кстати, мы тоже сейчас спрашиваем и получим ответ вскоре. Я думаю, что это не главный показатель. Все-таки в последние пару лет идет явное ухудшение отношений с Западом. Это видно и простым глазом и видно по всем кривым наших опросов. Резкая полемика, которая есть, заявление о том, что мы не будем слушать никаких замечаний на свой счет и так далее, не учите меня жить, в этом духе - это на людей действует легко, противоположные точки зрения действуют хуже. Конечно, связи на уровне купеческой, по линии экономики, энергетики и прочее, они действительно растут и очень велики. Но оценки разные и этим пытаются пользоваться сторонники так называемой суверенной демократии, то есть демократии под началом суверена, отгороженной от всего мира. Связи с западом используется и пытаются использовать для укрепления существующей системы власти, бесспорно, и многим кажется, что это действует.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, опровергает официальный оптимизм.



Станислав Белковский: Странным образом желание русского народа видеть Владимира Путина президентом в третий раз совпадает с крайне критической оценкой, которую тот же русский народ дает результатам правления Владимира Путина. Рейтинг правительства весьма низок. Социально-экономические реформы времен Владимира Путина оцениваются также невысоко. Россия хочет видеть президентом Путина в третий раз не потому, что она его любит, не потому что она его высоко оценивает как государственного деятеля и политика, как национального лидера, а лишь потому, что она не видит ему ни малейшей альтернативы. По всей видимости, уход Владимира Путина от власти, который в 2008 году неизбежен, потому что есть личная доктрина Путина, она исключает возможность остаться на третий срок, Путин хочет уйти в полном расцвете сил и стать легальной фигурой на Западе. Это значит, что его уход будет настоящей драмой для страны, которая не видит преемника, фактически не верит в их способность перенять у Путина власть, эффективно и действенно управлять страной.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Липецка от радиослушательницы Марии.



Слушательница: Здравствуйте. Вы все время говорите о народе, какой у нас народ – рабовладельческий строй. Может быть что-нибудь решили, да кто же им даст решить.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, до Липецка не дошли сотрудники Левада-центра и голос Марии не был учтен. Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Юрий Александрович, я хотел бы сказать, у меня есть сосед, когда ходит разговор о Путине, он говорит так: я бы никогда не сравню Путина с Ельциным и на этом все. Но у меня вопрос: как относятся люди к губернаторам и к «Единой России»?



Юрий Левада: Вы знаете, к губернаторам относятся позитивно. Есть два уровня власти, которые люди оценивают на плюс – это президент и губернаторы. Все остальное – правительство, парламент, суд, прокуратура, милиция - оценивается плохо. Несколько сложнее насчет армии и церкви, но это другое дело. Ельцина оценивают плохо, Путина оценивают хорошо. Так, к сожалению, устроено общество и устроено общественное мнение сегодня.



Владимир Кара-Мурза: Есть какие-то опросы, как оценивают спустя годы президентство Бориса Ельцина?



Юрий Левада: Я сказал вам - плохо оценивают. И Ельцина, и Горбачева оценивают плохо и очень немного, считанные проценты видят позитив в том, что они делали.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Реплика и очень короткий вопрос. Вы знаете, если у него есть хоть капля мозгов, ему лучше бы уйти. Потому что если он останется, неизвестно какой кровью окончится и каким способом придется бежать из страны. А популярность его можно сравнить с классической лошадиной задницей, которую если показывать по ТВ каждый день, то полюбят многие. Дело происходит в Российской Федерации, поэтому цифры напишут любые. А какие цифры рейтинга у Михаила Борисовича Ходорковского и Касьянова?



Владимир Кара-Мурза: Оппозиционные политики тоже своего рода рейтинг имеют.



Юрий Левада: Имеют, конечно. Мы спрашиваем постоянно, и предлагая людям фамилии, и предлагая им самим указать. Рейтинги позитивные малые. Есть часть людей, которые с уважением и с интересом относятся к Михаилу Ходорковскому, их процентов 17. Есть часть людей, которые понимают, как скроено это дело. Есть немалая часть, процентов около 50 понимают, что его не удалось сломить и это вызывает гнев и попытки преследовать, сломить и так далее. Это вокруг этого сложного дела, очень сильно искаженного в общественном мнении тоже. Если говорить о перспективах как политика, есть проценты, которые считают, что Ходорковский гораздо больше пользы принес, если бы он занимался бизнесом и политикой, а не сидел там, где он сейчас, тем более в изоляторе по любому поводу. Это показывает мстительность. Хотя Путин уверял, что он не знает, кто и за что мог бы Ходорковскому мстить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушатель: Добрый вечер. Те, кто недовольны тем, что на политической арене нет лидеров перестройки, очень неуважительно говорят об избирателях, даже как-то странно. Хотят, чтобы за них проголосовали, но называют население зомбированным, придурковатым, одураченным советской властью. Надо отдать должное, Путин в таком хамстве не замечен. Наверное, нельзя придти к власти, ненавидя все русское.



Владимир Кара-Мурза: Как скоро вы возобновите те же вопросы и спросите ваших респондентов о популярности президента Путина?



Юрий Левада: Мы их проводим регулярно, как минимум раз в месяц, иногда чаще, у нас нет перерыва в работе, поэтому тут возобновлять нечего. На следующей неделе будут данные за июнь месяц. Мы их публикуем, будут знать, будет интерес, будем обсуждать. Только не ждите сенсаций. Общественное мнение – инертная материя. Тут бывают подвижки, они тоже любопытны. Но того, чтобы все вдруг стали иными - не бывает этого.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG