Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. На туркменском участке газопровода "Средняя Азия - Центр" произошел разрыв трубы


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шароградский: Информационную программу "Время Свободы" продолжит "Экономическая панорама", ее автор сегодня - наш обозреватель Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Российский "Газпром" с 9 апреля увеличил примерно на 3,5% ежесуточную добычу газа из-за прекращения его поставок из Туркмении. Ранее сообщалось, что в ночь на четверг на туркменском участке газопровода "Средняя Азия-Центр" вблизи границы с Узбекистаном произошел разрыв трубы. Официальный Ашхабад обвинил в инциденте российскую компанию "Газпромэкспорт", которая, по его мнению, фактически без предупреждения резко снизила объем отбираемого газа. В Москве эти утверждения назвали беспочвенными, заявив, что соответствующее уведомление было подано своевременно. Могло ли резко выросшее давление в трубе привести к такой аварии - партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин: С технической стороны это вполне возможно. Если одна из сторон без предупреждения резко сокращает отбор газа, то на противоположной стороне может возникнуть так называемый гидравлический удар в результате того, что давление в трубопроводе может резко повыситься.

Иван Трефилов: Аналитик инвестиционной компании Financial Bridge Дмитрий Александров согласен с тем, что технически такое возможно. Однако, по его словам, в любом случае в этом инциденте виновата туркменская сторона.

Дмитрий Александров: Технически это возможно только в том случае, если трубы газопровода были изношены или там имелись какие-то незамеченные ранее повреждения. Потому что в принципе автоматика, которая там должна стоять, не позволяет превышать определенные лимиты по давлению в магистральных газопроводах. В этом случае просто произошло бы отключение компрессорных станций. Кроме того, учитывая, что запас прочности трубы обычно в три раза больше, чем нормативное давление, такая ситуация крайне маловероятна. Рабочее давление в таких газопроводах около 80 атмосфер, поэтому я очень сомневаюсь, что там могло быть создано давление более 200 атмосфер из-за прекращения российской стороной отбора газа.

Иван Трефилов: Тем не менее, эксперты отмечают, что прекращение поставок газа из Туркмении, который потом реэкспортируется "Газпромом", прежде всего, на Украину, российской стороне сегодня крайне выгодно, поскольку потребление этого топлива из-за экономического кризиса падает и российскому концерну уже приходится сокращать его добычу. На этом фоне выглядит вполне логично, что "Газпром" сокращает долю туркменского газа, замещая его в экспортных поставках своим. Говорит Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин: В последнее время очень много сюрпризов для "Газпрома" - как-то подозрительно много совпадений. С одной стороны это перекрытие трубы из Туркмении, которое дало "Газпрому" какую-то передышку. С прошлой осени у компании наметилось затоваривание газом, поскольку в Европе спрос на него резко сократился. И покупать лишнее количество газа в Средней Азии, выполняя ранее взятые обязательства, "Газпрому" не очень приятно и не очень выгодно. А когда появляется такое форс-мажорное обстоятельство, то это извиняет прекращение отбора газа. С другой стороны, недавние события в Молдавии тоже можно трактовать в пользу "Газпрома", поскольку это лишний раз показывает, что идущие через Молдавию в Южную Европу трубопроводы не совсем безопасны и, поэтому, имеет смысл приступить к строительству трубопровода "Южный поток" через Черное море.

Иван Трефилов: Впрочем, как отмечает аналитик Financial Bridge Дмитрий Александров, сейчас в споре между Россией и Туркменией присутствует явный политический оттенок.

Дмитрий Александров: Различные технологические сбои, разрывы на газопроводах - это явление достаточно частое. О них обычно не рассказывается специально именно потому, что это технические вещи. Но та реакция туркменского МИДа, которая последовала на это событие, к сожалению, заставляет думать, что здесь велика политическая составляющая, которая непосредственно связана с экономической. Мы видим, что Туркмения сейчас стремится выторговать для себя как можно больше преференций в диалоге с Россией. Это связано с тем, что она начинает ощущать себя основным игроком на газовом рынке Средней Азии.

Иван Трефилов: Иначе говоря, как отмечают эксперты, Туркмения, используя в качестве аргумента свои газовые запасы, уже сравнительно давно пытается действовать на два фронта - не конфликтовать с Россией с одной стороны, а с другой - формально поддерживать лоббируемый США и европейскими странами проект Nabucco, альтернативный российскому "Южному потоку". Однако партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин сомневается в справедливости таких утверждений.

Михаил Крутихин: Я бы не согласился с тем, что правительство Туркмении сейчас ведет двойную игру, подыскивая себе партнеров для направлений экспорта газа. Скорее, наоборот - в Ашхабаде заняли выжидательную позицию. Они предпочитают просто сидеть и смотреть, какие конкретно коммерческие условия им могут предложить Китай, Европа, Иран и Россия. То есть, если в Ашхабад придут люди с конкретными предложениями, скажем, по трубопроводу через Каспийское море, покажут источники финансирования этого проекта, скажут, в каких объемах газа они заинтересованы, тогда, вероятно, Ашхабад пойдет навстречу. Пока со стороны России за исключением громких заявлений о том, что будут строиться новые трубы, реконструироваться старые, практических шагов было сделано ноль.

Иван Трефилов: Нынешняя же пассивность же России в газовых переговорах с Туркменией может ей в последствии дорогого стоить. Первым неприятным сюрпризом для нее стал отказ Туркмении в конце марта подписать соглашение о строительстве газопровода "Восток-Запад" для транспортировки туркменского газа к побережью Каспийского моря. Предполагалось, что этим проектом займется "Газпром", планируя в дальнейшем соединить трубу с будущим Прикаспийским газопроводом из Туркмении в Россию через Казахстан. Однако в Ашхабаде решили, что подрядчик строительства газопровода "Восток-Запад" все-таки должен быть определен в ходе международного тендера.
XS
SM
MD
LG