Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сможет ли выжить Гибралтар без «налогового рая»


Ирина Лагунина: На недавнем совещании «большой двадцатки» было принято решение, в рамках борьбы с мировым финансово-экономическим кризисом, положить конец деятельности регионов, где не взимаются налоги с предприятий и банковских вкладов. Эта новость с удовлетворением воспринята в Испании, которая уже не первый год протестует против наличия подобной зоны, именуемой «налоговым раем», в британской колонии Гибралтар на юге Пиренейского полуострова. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: По данным Международного валютного фонда, в различных зонах планеты, некогда объявивших себя «налоговым раем», сконцентрирована чуть ли не четвертая часть мирового частного капитала. Если бы с этих денег собирались налоги, то их хватило бы на выполнение ооновской программы по борьбе с голодом на планете, считают специалисты. Таких «райских» зон, по подсчетам Организации международного сотрудничества и развития, на планете не менее 38. Всякий, кто помещает в них деньги, может рассчитывать на полнейшую тайну в отношении своих капиталов и платить с них, вместо налогов, лишь чисто символический местный сбор. Профессор экономики Мадридского автономного университета Эмилио Онтиверос считает, что решение «большой двадцатки» в отношении подобных зон крайне важно:

Эмилио Онтиверос: Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Существование районов, где отсутствует налогообложение, является ненормальным явлением современной экономической жизни. Эти районы строят свое благополучие, предлагая нарушить закон – уйти от налогов, скрыть свои богатства и их происхождение. Теперь каждое государство будет вправе потребовать у банков, расположенных в подобном «раю», информацию о деньгах своих граждан. Так называемая «банковская тайна» в наше время уже не имеет никакого оправдания, как и существование зон «налогового рая». Повторяю, борьба с этими зонами - мера важная, хотя и запоздалая.

Виктор Черецкий: Гибралтар – одна из «райских зон», рассчитанных на лиц, не желающих платить государству, где они живут и работают, в первую очередь, на испанцев. В последние годы в Гибралтар вывезли огромные капиталы некоторые испанские «нувориши», разбогатевшие на имевшем место в стране в течение десяти лет строительном буме. Органы правопорядка Испании постоянно жалуются, что власти Гибралтара не сотрудничают с ними в плане выявления подобных личностей. Профессор Онтиверос считает, что ликвидация «налогового рая», в частности, в Гибралтаре, поможет в борьбе с нынешним мировым кризисом.

Эмилио Онтиверос: В нынешних обстоятельствах меры по борьбе с неплательщиками налогов и теми, кто им помогает, особенно актуальны. Ведь правительства различных государств, будь-то США, Германия или Испания, не имеют морального права требовать от рядовых граждан каких-то усилий в борьбе с кризисом, зная, что при этом некоторые состоятельные люди уходят от налогов. Им трудно оправдать перед населением свою помощь банковским учреждениям, когда эти учреждения нередко прибегают к услугам того или иного «налогового рая». Государства должны следить за соблюдением законодательства. Тем более, что среди клиентов «налогового рая» вы не найдете представителей трудящихся - людей с низкими и средними доходами. Речь часто идет о тех, кому мы, собственно, и «обязаны» нынешними экономическими неурядицами, тех, кто в погоне за сверхдоходами, вверг нас в нынешний кризис. Надеюсь, что теперь они будут вынуждены соблюдать налоговые нормы, существующие для всех граждан.

Виктор Черецкий: Зарегистрированные в Гибралтаре иностранные фирмы, действующие порой за тысячи километров от колонии, уплачивают ее администрации лишь около 500 долларов ежегодного сбора. На шесть с половиной квадратных километров гибралтарской территории приходится около 90 тысяч предприятий, по три на каждого жителя колонии. Регистрация стоит всего от 300 до 500 долларов. Владельцы фирм в регистре могут не указываться, а годовой финансовый отчет от них не требуется. Вообще, по данным испанской полиции, многие эти владельцы даже никогда не появляются в Гибралтаре. Предприятия, у которых кроме банковского счета нет ни офиса, ни контактного телефона, открывают от имени зарубежных клиентов местные адвокаты. Вот мнение директора Мадридской школы бизнеса профессора Хуана Хосе Торибьо:

Хуан Хосе Торибьо: Организации международного сотрудничества и развития уже давно требует ликвидировать районы с «налоговым раем». Тоже требование исходит и от Международного валютного фонда. Так что непонятно, почему они существуют до сих пор и почему к ним не применяются международные санкции. Кстати, речь идет не только о налогах. Как может существовать такое положение, что от бизнесменов даже не требуются персональные данные, ни данные о том, чем занимаются их фирмы? Мы, либеральные экономисты, выступаем за полную свободу предпринимательства, но эта свобода должна сопровождаться и полной «прозрачностью» деятельности предприятий и фирм. В финансовых делах все должно быть четко указано: о каком и чьем капитале идет речь.

Виктор Черецкий: Член верхней палаты испанского парламента Хосе Карракао обвинил недавно Гибралтар не только в том, что его территория используется недобросовестными предпринимателями, не желающими платить налоги, но и в том, что здесь «отмываются» преступно нажитые капиталы – и испанские, и иностранные. Речь нередко идет о деньгах коррумпированных чиновников, капиталах, полученных от незаконной торговли оружием, наркотиками, контрабандой, рэкета, заказных убийств, грабежа и даже терроризма. Секретарь правящей в Испании Социалистической рабочей партии Лейре Пахин считает, что ликвидация «налогового рая» в Гибралтаре - это вклад и в борьбу с преступностью, и в борьбу за социальную справедливость.

Лейре Пахин: Европа должна поставить преграду любителям легкой наживы. Мы не должны более допускать, чтобы грязные деньги преступников спокойно кочевали из банка в банк. Европейская общественность должна оказать давление на правительства континента, чтобы они добились окончательной ликвидации зон «налогового рая». Хотелось бы спросить и у тех сил, кто до сих поддерживал существование подобных зон: чьи интересы они защищают, что заставляет их содействовать беззаконию, когда государства недополучают налоги, так необходимые для покрытия социальных нужд общества? Таким образом, ликвидация подобных зон будет способствовать росту благосостояния населения и социальной справедливости.

Виктор Черецкий: Капиталы сомнительного происхождения, как правило, пересылаются в банки Гибралтара небольшими порциями - через несколько банков посредников. Таким образом, злоумышленникам удается запутать следы и уйти от полицейской слежки. Любопытно, что эта британская колония занимает одно из ведущих мест в мире по инвестициям в Россию, то есть опережает в этом плане даже Испанию. О каких капиталах идет речь? Эксперты считают, что эти капиталы принадлежат россиянам. После «перекачки» через гибралтарские финансовые учреждения, они возвращаются в Россию под видом иностранных инвестиций.
Ну а что думают о ситуации вокруг колонии и о решении международного сообщества положить конец существующему здесь «налоговому раю» сами гибралтарцы? Говорит местный историк и журналист Доменик Cеарл:

Доменик Сеарл: Создать здесь крупнейший финансовый центр – это не выдумка жителей Гибралтара. Речь идет о британской инициативе. Когда в 1984 году у нас закрыли крупнейшую военно-морскую базу, британский премьер Маргарет Тэтчер заявила, что основой экономики колонии должна стать финансовая деятельность. Так что гибралтарцы к этой затее не причастны. Что касается усиления контроля за движением капиталов, то мы всячески поддерживаем эту инициативу. Думаю, мы от этого не обеднеем.

Виктор Черецкий: Гибралтарские политики также заявляют, что Испания умышленно преувеличивает опасность, якобы исходящую от колонии. Они отмечают, что, пользуясь в настоящее время существенной автономией от Лондона, контролируют поступающие сюда финансовые потоки и готовы содействовать любому расследованию, связанному с «отмыванием» капиталов. Нападки соседа гибралтарцы объясняют традиционной неприязнью к ним со стороны Испании. Ведь Гибралтар некогда принадлежал Мадриду и был отторгнут от него Великобританией в начале 18 столетия. С тех пор Испания тщетно пытается вернуть утраченную территорию. Вот мнение гибралтарского адвоката, бывшего министра колонии Питера Монтегриффо:

Питер Монтегриффо: Анализ ситуации в Гибралтаре со стороны Испании нам представляется слишком негативным и несправедливым. Во-первых, Гибралтар далеко не единственное место, где сохраняется тайна вкладов. Аналогичное положение существует в Швейцарии, в Лихтенштейне, на Мальте и так далее. Другое дело, что нашу финансовую систему порой используют преступные элементы. Ну а где они ее не используют? В самой Испании, как выяснилось недавно, «отмывалось», к примеру, в жилищном строительстве, значительно больше «грязных» денег со всего мира, чем в Гибралтаре.

Виктор Черецкий: В своей полемике с гибралтарскими политиками, испанцы любят припоминать им прежние «грехи», когда Гибралтар был центром контрабанды в западном Средиземноморье. Таким образом, они пытаются доказать, что сегодня изменились лишь формы и методы, а нарушение международных норм со стороны Гибралтара сохранилось. Испанский историк, профессор Рафаэль Санчес.

Рафаэль Санчес: Соединенное Королевство всегда использовало Гибралтар в неблаговидных целях. В 19 веке, к примеру, отсюда осуществлялась контрабанда в Испанию английского текстиля. А теперь это сомнительный финансовый центр, куда стекаются преступные капиталы со всего мира. Так что, функции этой колонии, как места для нечистой игры, за несколько столетий фактически не изменились.

Виктор Черецкий: По настоянию Испании, Евросоюз обязал Гибралтар отменить к 2010 году налоговые льготы, а также соблюдать директивы ЕС, в частности, о контроле за финансовыми потоками. Мадрид считает, что в колонии нарушается по меньшей мере 61 директива, в том числе о «прозрачности» в деятельности предприятий. Администрация Гибралтара вынуждена была согласиться из-за угрозы санкций. Теперь это требование подтвердила «Большая двадцатка». Премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, вернувшись с совещания «двадцатки», не скрывал своего удовлетворения.

Х.Л.Родригес Сапатеро: Районы «налогового рая» исчезнут. Они возмущают граждан. И для этого возмущения есть все основания. Так что этим «райским» районам осталось существовать недолго.

Виктор Черецкий: Надо отметить, что претензии предъявляются Гибралтару лишь на государственном уровне. Гибралтарцы и живущие рядом испанцы друг другом довольны. Британская колония, где уровень доходов значительно выше, чем в Испании, обеспечивает рабочими местами примерно шесть тысяч испанцев. Основные продукты питания и товары поступают сюда от испанских производителей. Многие жители Гибралтара предпочитают не тесниться на скале и покупают или снимают квартиры на испанском побережье. Житель Гибралтара Джонатан Тиума, преподаватель английского языка.

Джонатан Тиума: Я живу в Испании, потому что там квартиры дешевле. Вообще для нас Испания – это как соседний город или поселок. Мы ее не воспринимаем как заграницу. У меня много родственников и друзей испанцев. Мы сами гибралтарцы – с детства впитываем в себя две культуры – английскую и испанскую.

Виктор Черецкий:
Будет ли означать утрата статуса «налогового рая» конец гибралтарского благополучия? Вовсе нет, считают специалисты. Ведь у него останутся и другие источники доходов. К примеру, товары, продающиеся здесь, не облагаются пошлиной и налогом на добавленную стоимость. А посему их цена на 10-20 процентов ниже, чем в Испании. Речь идет, в частности, о бытовой электронике, спиртном, сигаретах и так далее. Не удивительно поэтому, что примерно 300 тысяч испанцев из близлежащих районов регулярно делают здесь покупки, благо проход в колонию для испанцев совершенно свободный. Еще 9 миллионов человек, также в основном испанцы, посещают Гибралтар ежегодно в качестве туристов. И, разумеется, они тоже приобретают здесь много дешевых товаров. Большие доходы получает Гибралтар от деятельности своего аэропорта и морского порта, в частности, от заправки здесь судов.
XS
SM
MD
LG