Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эвенки против строительства Эвенкийской ГЭС


Ирина Лагунина: Представители эвенкийских общественных организаций выступают против строительства Эвенкийской ГЭС, начало которого запланировано на 2010 год. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики, утвержденная в РАО ЕЭС России, предусматривает, что Эвенкийская ГЭС должна быть введена в строй до 2020 года. Начало масштабного строительства запланировано на 2010 год. ГЭС должна быть построена на реке Нижняя Тунгуска. Эксперты считают, что площадь искусственного водохранилища составит не менее одного миллиона гектаров. Под затопление попадут 6 эвенкийских населенных пунктов, в которых живут более 6 тысяч человек. Им предлагают переселяться в другие районы России, но для эвенков, как и для других малочисленных северных народов, крайне важно жить там, где они родились – в привычной среде обитания и традиционного природопользования. Поэтому эвенки России просят правительство Российской Федерации не строить Эвенкийскую ГЭС. Говорит руководитель общественного объединения эвенков «Нёрамни» Алина Сутягина

Алина Сутягина: В результате строительства Эвенкийской ГЭС площадь затопления непосредственно будет происходить по реке Нижняя Тунгуска. И под затопление попадает у нас шесть населенных пунктов, в которых проживают 6 700 человек.

Любовь Чижова: И что говорят власти, что будет с этими людьми, куда их собираются переселять? И вообще, хотят ли люди куда-то переселяться?

Алина Сутягина: Если брать документы Генеральной гидрорегулирующей компании ОАО «Росгидро», которое планирует строительство данной ГЭС, в их материалах содержатся данные о том, что как будто часть населения будет переселено в другие районы, в том числе в другие регионы может быть или в другие места. Русскоязычное население может быть с удовольствием и переехало бы, и улучшило свои условия жилищные. Но если говорить о коренных малочисленных народах Севера, я думаю, что этот вопрос не будет решен положительно. Мы на сегодняшний день говорим о том, что мы против строительства Эвенкийской ГЭС, это не говорит о том, что мы не за развитие России. Мы за развитие России, но не таким способом для того, чтобы менять нашу исконную среду обитания или топить нашу среду обитания.

Любовь Чижова: Как местные жители, когда между собой разговаривают, как они относятся к этому строительству?

Алина Сутягина: Это вопрос жизни и смерти. Если придти к вам домой и сказать: мы хотим на вашем месте построить что-то другое, так что вы переселяйтесь в другое место. Традиционное хозяйствование коренных малочисленных народов Севера - это держится в основном на охотничьем промысле, оленеводстве, рыболовстве. Пишут в отчетах о том, что они нам предоставят охотничьи угодья в другом районе или в другом регионе. Это вопрос очень сложный, это не просто так взять и предоставить. Там целая процедура по отводу территорий природопользования. Самое главное, почему мы против, потому что у нас Эвенкия географический центр России. Дело в том, что мы по этой нижней реке делаем навигацию, транспортируем продукты питания, продукты первой необходимости. То есть ГЭС разрушит транспортную систему Эвенкии, и взамен транспортной системы Эвенкии они ничего нам не предлагают. Это скажется на ценах на продукты питания. Потому что мы благодаря навигации транспортной системы, речных судов, мы себя обеспечиваем на год продуктами питания. То есть нам обходится речное судоходство намного дешевле, чем авиаперевозками.

Любовь Чижова: У российских защитников природы – также много претензий к Эвенкийской ГЭС. Дело в том, что ее планировали построить еще в конце 80-х( правда, тогда она называлась Туруханской). Но проект тогда не прошел эколого-экономическую экспертизу, и строительство было признано нецелесообразным. И вот сейчас оно возрождается. Для чего нужна Эвенкийская ГЭС, и какой ущерб она нанесет природе, рассуждает руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского отделения «Гринпис» Михаил Крейндлин…

Михаил Крейндлин: Самая большая опасность этой ГЭС в том, что последствия практически непредсказуемы. Потому что трудно спорить с тем, что строительство такого объекта, затопление такой площади от миллиона до трех миллионов гектар достаточно в сложном гидрологическом районе, которым является Эвенкия, с технической точки зрения. Предсказать какие воздействия на природу, не только на эту территорию, а гораздо большие площади будут в результате строительства этого объекта невозможно. По российскому законодательству есть прямой запрет в законе об охране окружающей среды на реализацию проектов, которые непредсказуемы для состояния окружающей среды.

Любовь Чижова: Насколько я понимаю, еще нет заключения?

Михаил Крейндлин: Это на самом деле некоторое лукавство Росгидро. Формально в проекте Эвенкийской ГЭС нет ни материалов оценки воздействия на окружающую среду, ни самого проекта, ничего. Все почему-то забывают, что это не новый проект. Проект Туруханский ГЭС, материалы проходили очень серьезную эколого-экономическую экспертизу на уровне Госплана СССР в 90 году. И на тот момент эксперты, которые рассматривали этот проект, пришли к однозначному мнению, что реализация этого проекта недопустимо. То, что сейчас говорит Росгидро, что проект прекратили из-за недостаточного финансирования – это не так, его прекратили из-за того, что было заключение экспертной комиссии при Госплане, что строительство недопустимо по экологическим, экономическим и социальным проблемам.

Любовь Чижова: Хотят строить Эвенкийскую ГЭС, а для чего ее хотят строить, есть нужда в электроэнергии, есть нужда в рабочих местах?

Михаил Крейндлин: С этим все довольно интересно. Есть несколько вариантов, как позиционировалась эта ГЭС. Первый, который позиционировался, - это создание резервного источника энергоснабжения для, не поверите, европейской части России. Второй вариант, который сейчас активно озвучивается, что эта самая электроэнергия пойдет в тюменский нефтегазовый район для замены тепловой генерации, которая там есть, на генерацию с Эвенкийской ГЭС. И последняя, неофициальная информация - это экспорт газа скорее всего в Китай. Но в любом случае это минимум пять тысяч километров линий электропередачи, которые необходимо построить. Про местный уровень тоже интересные есть идеи, что сначала в районе Тувы, это как раз нынешняя столица эвенкийского муниципального района, бывшая столица округа, которая частично предполагается быть затопленной в результате строительства водохранилища, Росгидро предлагает построить маленький нефтеперегонный заводик для того, чтобы обеспечивать дизельным топливом микротепловые электростанции в фактории эвенков в районе строительства водохранилища.
По поводу экологического, которое все-таки объективно. Район Нижней Тунгуски - это один из крупнейших в Сибири крупных массивов лесов. Они достаточно низкопродуктивные, то есть с точки зрения древесины они значения не имеют. При этом они играют огромную роль, во-первых, просто как массив нетронутых лесов, а во-вторых, в том числе с точки зрения климатических вещей, которые активно поднимаются на щит. Потому что действительно заболоченные леса, которые низкопродуктивные, они почти не гниют, когда умирают, важны с точки зрения углекислого газа.

Любовь Чижова: Советник Российской Академии наук, председатель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» Алексей Яблоков напоминает, что Эвенкийская ГЭС – далеко не первый масштабный проект российской энергетики. В ближайшее время запланировано строительство ГЭС на Амуре, которое также нанесет ущерб природе. Тогда как другие страны давно уже освоили альтернативные методы получения электроэнергии. Вот что Алексей Яблоков говорит о строительстве Эвенкийской ГЭС.

Алексей Яблоков: Я резко против по многим причинам. Мы каждый раз наступаем на одни и те же грабли. Ясно, что строить такие ГЭС с огромным затоплением территорий, а водохранилище будет длиной 1200 километров, почти 10 тысяч квадратных километров - это как хорошая европейская страна, такое водохранилище уже давным-давно Организация Объединенных Наций, крупнейшие специалисты, специальная была комиссия по дамбам, которые сказали: такие водохранилища строить не надо, они приносят больше ущерба в целом в долгосрочном разрезе, чем прибыли. И во всем мире сейчас наоборот такие дамбы разбираются и рекам снова дается свободное. Я бы так сказал эмоционально: реки – это как кровеносные сосуды в земле. Как в организме кровеносный сосуд нельзя произвольно остановить и пустить каким-то другим образом. Так и здесь реки нельзя ни поворачивать, ни затруднять их течение. Это ни к чему хорошему не приведет. Ущерб окружающей среде будет колоссальный. Любая плотина предполагается высотой 200 метров, да не одна плотина.

Любовь Чижова: Я говорила с жителями Эвенкийского муниципального территориального образования, и они говорят о том, что дефицита электроэнергии там, собственно говоря, нет.

Алексей Яблоков: Восточная Сибирь энергоизбыточный район, на кой черт нам строить электростанции, чтобы потом тысячи километров строить линии электропередач, терять на них 15-30% произведенной энергии. Откуда растут ноги у этого строительства? Подумайте сами, здесь предполагается затрата миллиардов долларов, 10-12, вдвое больше будет, они всегда уменьшают вдвое, примерно цена будет 20 миллиардов долларов, и они будут омертвлены на протяжении 10-15 лет. Это вообще ни в какие разумные экономические рамки не влезает. Тогда возникает вопрос, что это было сделано просто в период, когда у России капали нефтедоллары и нужно было куда-то эти нефтедоллары пристроить как следует.

Любовь Чижова: Алексей Владимирович, а как у нас вообще со строительством ГЭС в России обстоят дела? Эвенкийская ГЭС - это единственный такой проект?

Алексей Яблоков: Опять же очень серьезная проблема возникает на Амуре. В Амурском бассейне есть несколько планов построить огромные электростанции, затопить огромные территории, мы тоже возражаем против этого. Возьмите другой план гидроэнергетики - спустить Байкал. Мы все вздрогнули, когда год назад правительство начало озвучивать планы разрешить колебание байкальского уровня двухметровые, сейчас разрешены полуметровые в одну сторону и в другую сторону. Что такое колебание байкальского уровня? Байкальская вода - это гидроэнергетический ресурс, каскад ГЭС, который стоит на Ангаре зависит от того, сколько байкальской воды через них пропущено. Так вот еще, по-моему, Митволь Олег Львович подсчитал, что один сантиметр байкальской воды - это двести миллионов долларов в карманы Дерипаски, если превратить их в электричество, а электричество превратить в алюминий для алюминиевых заводов. Ради бога, давайте подумаем, Байкал принадлежит нам всем и вообще всей планете, а вовсе не Дерипаске, которому надо получать дополнительные сотни миллионов долларов.

Любовь Чижова: Как в мире обстоят дела с добычей электроэнергии?

Алексей Яблоков: Мы должны понимать, что традиционная энергетика, атомная, угольная, нефтяная, они прямо видно, как они не хотят пускать на этот рынок электроэнергии. Почему так плохо развивается ветровая, солнечная и другие альтернативные? Потому что традиционные энергетики не хотят пускать новых производителей энергии, возобновляемой энергии. Я приведу только один пример. Давным-давно показано, что теплая вода есть в любом месте земли, в любом просверли дырку на глубину метр, километр и обязательно там будут теплые слои грунты, теплые слои земляной коры или готовые водяные бассейны. Поднять эту воду на поверхность, сейчас есть технология тепловых насосов, которые позволяют не перегретую воду, как на Камчатке или в Исландии, а совсем нормальную, 90-100 градусов, а это есть в любой точке мира, и из нее делать электроэнергию.
То есть проблема электроэнергии в принципе легко решается только термальной, низкотемпературной энергией. Почему не развивается? Потому что атомные станции против, угольные станции против. Технологии есть.

Любовь Чижова: Российские экологи призывают российские и зарубежные проектные строительные организации не участвовать в работах по проектированию Эвенкийской ГЭС, а финансовые и кредитные организации – не инвестировать и не кредитовать строительство.
XS
SM
MD
LG