Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве открылась выставка "Декорации классиков. Гоголь. Рим"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марина Дубовик: В России продолжаются мероприятия, посвященные юбилею Николая Васильевича Гоголя, хотя 200 лет со дня рождения писателя исполнилось еще 1 апреля. В рамках торжеств в Москве, в библиотеке Иностранной литературы, открылась выставка петербургского фотографа Людмилы Волковой. О том, почему этот проект называется "Декорации классиков. Гоголь. Рим", рассказывает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Хорошо известно, что Гоголь долго жил в Италии, где и были написаны "Мертвые души". Меньше – что там же появилась оставшаяся неоконченной повесть под названием "Рим". Этот текст весь пронизан подробными и восторженными описаниями вечного города. Людмила Волкова сделала попытку взглянуть на Рим глазами классика.

Людмила Волкова: Перед началом этой работы я читала повесть и не один раз. Для меня это было, наверное, самое важное, чтобы текст Гоголя, его слово сохранить и показать не только фотографии, как иллюстрации, показать другое пространство Рима, который в своих улочках, переходах, мостах, в соборах еще сохранил частичку гоголевского очарования. То, что в тексе есть, я передала с топографической точностью. Например, улица Корса. Князь приезжает и вспоминает, как он с аббатом гулял по улице Корса. Потом площадь дель Поппола, как Гоголь называет – красавица площадей. Здесь какая-то особенность. Это время может передать, на мой взгляд, только черно-белый снимок.

Лиля Пальвелева: В этом есть парадокс, потому что у Гоголя очень много описания цвета, света. Там чуть ли не на полную страницу в конце как князь любуется закатом, как меняются краски города. А вы пытались эти же эффекты уловить через черно-белый снимок!

Людмила Волкова: Особенность римского освещения в контрасте. Солнце падает не как у нас в Петербурге (я сама из Петербурга), где лучи немножечко все-таки плоские, а в Риме солнце падает сверху. Тени поэтому получаются совсем другие. Человек, который там живет, не понимает этого и не видит это. Как и для меня из Петербурга было странно. Сначала я снимала взгляд, конечно, человека, который привык видеть пасмурные дни, И, приехав в Рим, я снимала как будто бы Петербург в Риме. А потом уже я поняла свою ошибку. Я еще раз ходила по тем же местам и все переснимала.

Лиля Пальвелева: Получается контраст густых теней и ярких пятен света.

Людмила Волкова: Да, да! Это очень сильный контраст! То, что в тени кажется совсем черным. И ты цвет там не различаешь. А то, что освещено, оно такое яркое, насыщенное, знойное.
По поводу того, что Гоголь очень живописно описывает. Действительно, он как художник, он и занимался живописью, и брал уроки. У нас в Академии художеств он брал уроки живописи. У него совсем другая палитра. Поэтому я две фотографии не могла сделать черно-белые, я оставила их цветными. Вот на этом снимке, где фонтан, вдруг неожиданно вместе с необычайной площадью выглядывал картинный фонтан, обрызгивающий самого себя. Это фонтан на площади Барберини. Вы знаете, я оттуда уйти долго не могла, потому что меня так привлек этот торс! Я поняла, что он просто дышит на моих глазах. Струи шли, освещало солнце, и было чувство дыхания какого-то. Потом во времена Гоголя это была уже окраина Рима. За этим фонтаном уже начинались сады. Мне нужно было найти такой ракурс, чтобы никакой дом не попал в кадр.

Лиля Пальвелева: Вслед за Москвой, выставка Людмилы Волковой будет показана в Риме и Венеции.
XS
SM
MD
LG