Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что случилось в Кишиневе: молодежный бунт или провокация спецслужб?


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие руководитель Центра стратегического анализа и прогноза республики Молдова профессор Сергей Назария, председатель Либерально-демократической партии Молдавии Влад Филат, руководитель администрации президента Молдавии Марк Ткачук и корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский и Владимир Ведрашко.

Дмитрий Волчек: Митинги недовольных итогами парламентских выборов в Молдавии, на которых в третий раз победили коммунисты, вылились в беспорядки, было разгромлено здание парламента и администрации президента Воронина. Воронин отбыл на своем посту два срока и вроде бы должен уйти, но что будет теперь – никто не знает. «Живем как овцы, голосуем как бараны, протестуем по-скотски», - так озаглавил написанную после «черного вторника» статью руководитель Центра стратегического анализа и прогноза республики Молдова профессор Сергей Назария. В эфире Радио Свобода он рассказал о своем видении ситуации.

Сергей Назария: Выборы прошли 5 апреля, в воскресенье, и люди проголосовали в большей части за коммунистов. 50 процентов они набрали. Но в обществе ожидали перемен. И вся думающая, активная часть населения ожидала перемен. А результаты выборов показали, что большинство населения, в общем-то, довольно той ситуацией, или, как минимум, при отсутствии какой-либо альтернативы отдали вновь свои голоса коммунистам, проголосовав как бы за стабильность, в их понимании. Но большая часть активного населения, думающего, инициативного, и это касается как одного фланга - румыно-унионистского, так и сторонников молдавской государственности, в общем-то, осталась недовольна, и ожидания были другие. И вот эта часть молодежи, которая активно хотела перемен, в общем-то, сегодня, сейчас, немедленно, она вышла на площадь протестовать.
Но есть и более глубокие причины всего этого явления. За все 18 лет независимости, но особенно последние восемь лет, у нас царит ужасающая коррупция, ужасающая некомпетентность властей, ужасающая, колоссальная социальная несправедливость, которая усилилась за последние эти восемь лет. Хотя у власти находится, вроде бы, партия формально коммунистическая, провозглашающая принципы социальной справедливости, но так нагло и беспардонно эти принципы никто до сих пор не нарушал. И это все происходит на глазах у людей, это, в первую очередь, на глазах у молодежи. И естественно, какое влияние на их души оказывают эти действия властей. И в условиях, еще раз говорю, массовых нарушений прав человека, и в первую очередь – социально-экономических, но и политических, в условиях тотального контроля над прессой, над телевидением, которое превратилось в карманное воронинское, естественно, все это у думающей части населения, еще раз повторяю, вне зависимости от того, какой ориентации эти люди... Я знаю очень многих людей, я сам из тех, которые... вначале, первые несколько лет мы активно поддерживали политику Воронина, а потом, со временем, постепенно-постепенно от этого отошли, потому что он пошел по пути буквально беспредела.

Дмитрий Волчек: Специальный корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский работает в Кишиневе. Я попросил его поделиться впечатлениями со слушателями программы «Итоги недели». Максим, как выглядит центр города, насколько заметны следы беспорядков? Руководитель администрации Воронина говорил, что парламент похож на дом Павлова в Сталинграде. Это действительно так?

Максим Ярошевский: Да, это действительно так. Я был в парламенте, такое ощущение, что внутри этого здания происходила война. Снаружи это выглядит ужасающе, а внутри это выглядит просто отвратительно. Потому что, поверьте мне, по колено стекла, я в жизни не видел, чтобы такое было. 20 сгоревших кабинетов, разгромленные сейфы, сожженный архив – это впечатляет. Это разгром, это полностью уничтоженное здание изнутри. От 30 до 40 миллионов долларов будет только стоимость ущерба, уже оценка есть. Можно сказать, что город спокойный, вчерашний день показал, что здесь все спокойно. Владимир Воронин вчера провел пресс-конференцию в задании президентуры, это второе здание, которое тоже было разгромлено. Он прямо в холле здания провел пресс-конференцию. Сказал, что якобы присутствовали некие силы из Румынии.

Дмитрий Волчек: Существует множество версий того, почему мирный митинг перерос в беспорядки, говорят о провокации со стороны властей, румынский след, который вы упомянули, об опальных молдавских олигархах и других провокациях. Какие ваши наблюдения, что говорят ваши собеседники?

Максим Ярошевский: Очень много слухов здесь, и они все разнятся. След Румынии постоянно фигурирует. Кто-то говорит, безусловно, об опальных олигархах. Но, понимаете, дело в том, что если сравнить «черный вторник» со средой, когда на центральной площади у дома правительства вышло около восьми, наверное, тысяч людей, а потом на следующий день туда пришло, дай бог, триста, а еще через день, дай бог, 150 человек, как-то это все затихло. То есть революции не было.

Дмитрий Волчек: Но десятки участников беспорядков задержаны. Известно ли что-то об их судьбе?

Максим Ярошевский: Дело в том, что был ультиматум оппозиции, которая требовала, чтобы, по-моему, 189 человек задержанных отпустили. Это произошло в среду как раз во время митинга протеста. Во время митинга еще где-то порядка 10 человек были задержаны, и никто не знает, что с этими людьми. Казалось бы, человек задержан, у него есть родственники, знакомые, объясните, где он находятся, за что он задержан - этой информации нет. Есть люди, которые задержаны, где они, почему они задержаны, что им грозит, никто не знает.

Дмитрий Волчек: А что случилось с журналисткой Натальей Морарь? Все эти дни поступала очень противоречивая информация о ее судьбе.

Максим Ярошевский: Наталья Морарь не задержана. Вся информация о том, что она задержана - это была некая дезинформация от МВД Молдавии. Она в безопасности, как говорил мне ее муж Илья Барабанов. Вроде как заведено некое уголовное дело, но это еще надо подтверждать.

Дмитрий Волчек: Максим, ваше самое яркое впечатление от этой поездки в Молдавию?

Максим Ярошевский: Я скажу так: это сюрреализм. Потому что, когда выходишь на центральную площадь Кишинева, когда видишь разгромленные здания, когда еще к тому же входишь в них, видишь, что произошло внутри, такое впечатление, что это путч. А проходишь 150 метров, поворачиваешь в ближайший двор и видишь абсолютно спокойную и мирную жизнь. Кто и чего хочет – не ясно.

Дмитрий Волчек: Молдавская оппозиция не теряет надежды доказать, что итоги выборов в парламент были сфальсифицированы. Председатель Либерально-демократической партии Молдавии Влад Филат в интервью моему коллеге Андрею Шарому пояснил, что дело не в пересчете голосов, на который согласился президент Воронин.

Влад Филат: Нам нужно проверить, кто голосовал на этих выборах. Потому что в этих списках было включено очень много лишних людей: и мертвых, и которые давно не живут в республике Молдова. К тому же некоторые голосовали по многу раз... Все эти данные должны быть опубликованы. А затем, исходя из результатов этой проверки, предпримем соответствующие меры.
Если она будет такой, что потребуется вывести людей для протеста, мы это сделаем.

Андрей Шарый: Сейчас очень много слухов. Говорят, что, якобы, в Кишинев завозят газ "Черемуха" и какие-то дубинки полицейские из Москвы, что арестовывают оппозиционных журналистов… Вы чувствуете это внутреннее напряжение в городе?

Влад Филат: Напряжение очень большое. Звучали ведь обещания, что будет применяться огнестрельное оружие… Есть сведения о массовых арестах, о людях, которые не знают, где их дети, родственники. О том, что идет насилие против журналистов... Высылаются из страны румынские журналисты, слышатся прямые угрозы... Ощущение начавшегося террора. Царит полный хаос.
Мы сейчас выясняем, кто конкретно был арестован. А людей призываем к спокойствию. То же самое – успокаивать граждан – должна власть, а не применять меры устрашения и давления, как она делает.

Дмитрий Волчек: В разгромленном здании своей администрации президент Молдавии Воронин заявил, что у правоохранительных органов страны есть значительная доказательная база по поводу участия Румынии в массовых беспорядках. Из Кишинева был выдворен румынский посол. По словам Воронина, румынские граждане активно участвовали в уличных акциях протеста, а румынская пресса оказывала информационную поддержку беспорядкам. Об этом говорил в интервью Радио Свобода и руководитель администрации президента Марк Ткачук.

Марк Ткачук: Оппозиция и организаторы массовых беспорядков деморализованы. Это очень существенно изменило весь расклад в отношении сил и понимании того, как будет развиваться ситуация дальше.
Власть совершила мудрый поступок - не поддалась вчера на провокации, не применила жесткую силу в отношении, скажем так, зачинщиков массовых беспорядков. Потому что среди них было огромное количество детей-лицеистов, выведенных господином Владом Филатом, лидером Либерал-демократической партии, Серафимом Урикяном и Михаем Гимпу на площадь в качестве живого щита.
Наша оппозиция не смогла встать на прочные прогосударственные позиции. Она критикует власть в Молдове, качество демократических институтов не с точки зрения внутриполитических интересов, а с точки зрения интересов соседнего государства.
Достаточно приехать в Кишинев и включить румынское телевидение для того, чтобы отделить непрерывные комментарии румынских средств массовой информации, например, от официальных заявлений, которые делают, например, официальные лица, представляющие Европейский Союз, членом которого является Румыния.

Дмитрий Волчек: О том, как румынские СМИ освещают происходящее в Молдавии, я попросил рассказать своего коллегу Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко: В Румынии, конечно, проявляют огромный интерес к тому, что происходит в Кишиневе. Поэтому первые полосы газет и первые новости на телевидении в эти дни естественно касались событий в Молдавии. Но надо понимать, что в Румынии спектр прессы очень широк и телевизионные каналы показывают по-разному. Если говорить о самых первых горячих репортажах, то я обратил внимание на то, что когда российские средства массовой информации или Интернет обращал внимание на то, что молодежь вышла с румынскими флагами, то румынские средства массовой информации вообще об этом не упоминали. И это было любопытно, потому что флаги, очевидно, были румынские.

Дмитрий Волчек: А какое объяснение?

Владимир Ведрашко: Я думаю, что румыны с самого начала сдержанно относились, они понимали, что эта ситуация может много навлечь достаточно много обвинений в адрес официального Бухареста.

Дмитрий Волчек: Но так оно и произошло. Оправданы ли эти обвинения, что говорят об этом в Бухаресте?

Владимир Ведрашко: В Бухаресте говорят, естественно, что они не оправданы. Я тоже думаю, что они неоправданны. 22-миллионная страна, недавно вступившая в Европейский союз, находится под бременем таких собственных проблем, как политических, так и экономических, включая борьбу с коррупцией, что им какого-то горячего, заинтересованного участия в судьбе, как они говорят, братьев за рекой Прут, им сейчас не приходится проявлять. Это с одной стороны.
С другой стороны, в начале 90 годов вскоре после румынской революции, когда возникли надежды на воссоединение Молдавии и Румынии и образования той самой Великой Румынии, волна этих настроений однажды была. И сейчас тому президенту, который вышел из коммунистической партии, Иону Илиеску, вспоминают, что он этот вопрос до конца так и не решил. И в итоге вся ситуация успокоилась, румыны занялись своими проблемами, молдаване оказались втянутыми в политические дрязги и в огромное количество коррупционных проблем, которые раздирали страну. Молдавия - это страна, где перекрещиваются интересы геополитические России, причем гравитация московского центра гораздо больше румынского, в то же время Румыния имеет традиционные интересы в Молдавии, в итоге страна остается как бы бесхозной. И война коррупции, бесхозяйственность, которая накрыла Молдавию, она собственно и привела сейчас к массовому недовольству людей, которое, конечно, не инспирировано из-за границы.

Дмитрий Волчек: Вы сказали о том, что различные средства массовой информации Румынии освещают ситуацию по-разному. То есть, есть и силы, симпатизирующие президенту Воронину, симпатизирующие коммунистам?

Владимир Ведрашко: Когда я говорил «по-разному», я имел в виду ту часть спектра, где рассматриваются перспективы воспользоваться моментом и вот сейчас, наконец, когда история дает еще один шанс воссоединиться двум братским народам, и другую часть спектра прессы, которая очень осторожно, очень рассудительно размышляет о том, что это и не подходящий момент, и никаких условий для этого нет - это совершенно разные политические и общественные структуры. Румыны знают, что многие жители Молдавии не хотят присоединения к Румынии. Разница мнений в том, запускать ли процесс воссоединения или воздержаться от него.

Дмитрий Волчек: То есть симпатий к Воронину нет. А как складывались отношения между румынским руководством и молдавским руководством в последние годы?

Владимир Ведрашко: К Молдавии и к руководству Молдавии, даже несмотря на то, что оно было и есть коммунистическое, отношение было вполне толерантное. Заключались договоры, существовали многосторонние комиссии по урегулированию разных проблем, в том числе приднестровской. Румыны достаточно спокойно, толерантно относятся к Молдавии, как к самостоятельному государству, у которого свой режим, и молдаване как-то с этим сами разберутся. Но интересно, что в рамках, между прочим, межправительственных соглашений многие молдаване имели возможность и имеют возможность учиться в Румынии.

Дмитрий Волчек: И получать румынское гражданство.

Владимир Ведрашко: Совершенно верно. Вот вам пример, как два руководства разной политической направленности находят общий язык. Но, конечно, уточнить надо и то, что много лет во главе Румынии были социал-демократы, которые несильно по политической направленности отличаются от нынешнего руководства Молдавии. Условно, я утрирую, но можно сказать так.

XS
SM
MD
LG