Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что знает следствие о покушении на жизнь Сулима Ямадаева?


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие сотрудник журнала «Русский Newsweek» Орхан Джемаль.

Дмитрий Волчек: Позиция Дубая настаивает на том, что за покушением на бывшего командира спецбатальона ГРУ «Восток» героя России Сулима Ямадаева стоит депутат Госдумы Адам Делимханов. Начальник дубайской полиции генерал Тамими заявил, что Делимханов уже объявлен в розыск Интерполом. Единоросс Делимханов в ответ сказал, что полицейские Дубая покрывали преступника Ямадаева. «Я комментировать слова какого-то начальника полиции не намерен. Это бездарное заявление бездарного руководителя», - заявил Делимханов. Напомню, что 28 марта полиция Дубая задержала около 20 россиян, отдыхавших рядом с местом преступления, теперь они отпущены. Под стражей остаются гражданин Таджикистана Махсуд Джан и гражданин Ирана Махди Лорния, конюх президента Чечни Рамзана Кадырова. В этом деле много загадок. Одна из главных - судьба Сулима Ямадаева. Полиция Дубая утверждает, что он убит, его родственники, что он жив. Сотрудник журнала «Русский Newsweek» Орхан Джемаль ведет журналистское расследование этого дела.
Орхан, добрый вечер. Вы убеждены, что Ямадаев жив?

Орхан Джемаль: По крайней мере, я знаю об этом от его брата Иссы, то же самое подтверждает жена Сулима Ямадаева Милана. И в принципе Исса дал приемлемое объяснение, почему полиция говорит одно, а он другое. Он объяснил это тем, что полиция включила таким образом программу защиты свидетелей, но не ожидала, что у него у самого такая репутация, что он так известен, что он герой России, что сразу же из России начнутся звонки журналистов, все будут интересоваться его судьбой. Поэтому не согласовала с родственниками вот эту тему. Когда они обнаружили, что все не так, что все интересуются, и родственники версию о смерти, которую продвигала полиция, не поддерживают, тогда они попросили Иссу не давать интервью, но было уже поздно, он широко распространил информацию, что Ямадаев жив.

Дмитрий Волчек: Но он в коме, без сознания.

Орхан Джемаль: Да, он в коме.

Дмитрий Волчек: А что говорят врачи?

Орхан Джемаль: Я опять-таки знаю со слов Иссы, что врачи говорят, что жизни ничего не угрожает, но судя по тому, что он же рассказывает, что ему поддерживают медикаментозную кому, его состояние очень тяжелое.

Дмитрий Волчек: А что Ямадаев делал в Дубае – отдыхал, скрывался, готовил заговор против Рамзана Кадырова?

Орхан Джемаль: Скрывался.

Дмитрий Волчек: Как долго?

Орхан Джемаль:
Он уехал в декабре месяце.

Дмитрий Волчек: То есть вскоре после убийства Руслана?

Орхан Джемаль: Руслана убили в конце сентября, Сулим уехал в Дубай в начале декабря.

Дмитрий Волчек: Рамзан Кадыров дал на днях нашумевшее интервью в «Российской газете», говорил о том, что Сулим причастен к убийству его отца, хотел отравить озеро в Гудермесе в день инаугурации самого Рамзана. Это странно прозвучало, согласитесь, словно Рамзан пояснял мотив преступления. Вы могли бы рассказать вот эту историю дружбы-вражды Рамзана и Сулима?

Орхан Джемаль: Вражда у них возникла в 2007 году, может быть в какие-то моменты стали появляться охлаждения в 2006. До того это были единомышленники, сподвижники. Кстати, первый президент Чечни Ахмад Кадыров, отец Рамзана, называл Сулима сынком, старшим сыном иногда называл. Он очень плотно взаимодействовал с Русланом Ямадаевым, еще до второй чеченской войны, в период первой независимости Ичкерии с Русланом Ямадаевым у них были партнерские фактически отношения. А в 2006 году прозвучал первый звоночек, к тому времени, по-моему, Ахмад-Хаджи погиб. И первый звоночек выглядел так, что Рамзан Кадыров обвинил Сулима в том, что он как-то причастен к разгрому деревни Бороздиновская. На самом деле это было не совсем так. Действительно батальон «Восток» имел отношение к этому, и в принципе был суд, кого-то осудили, правда, смешное наказание дали. Но сам Ямадаев к этому не имел никакого отношения, так как его в это время в Чечне вообще не было. Как-то все сошло на тормозах. А вторая вспышка конфликта началась в начале 2008 года и внешне это выглядело, как конфликт на дороге, кто-то кому-то не уступил, сначала кто-то из кадыровцев сбил машину с «востоковцами». Потом во время похоронного кортежа, когда хоронили «востоковцев», кортеж не уступил дорогу кому-то из охранников Кадырова. Был конфликт, кто-то стрелял в воздух, потом начинались окружения казарм батальона «Восток», те в свою очередь готовились отбиваться. Несколько подразделений 42 дивизии были подняты по тревоге, и совершенно непонятно было, какая задача у них будет, защищать ли Кадырова, защищать ли Ямадаева. Кончилось это дело, что Сулима отстранили от руководства батальоном, хотя неформально он продолжал, завели уголовное дело. И дело опять вошло во враждебную фазу вплоть до войны в Южной Осетии, где с одной стороны батальон показал фантастическую боеспособность, а с другой стороны было принято решение о его расформировании и увольнении Ямадаева из вооруженных сил. Батальон расформировали в ноябре, Ямадаева уволили чуть раньше.
Но вот что интересно: в этот момент уголовные дела, которые были возбуждены против него, перешли из прокуратуры Чечни, которая их возбуждала, в военную прокуратуру. Но как ни странно, все преступления, в которых его громогласно обвиняли на протяжении 2008 года, в этом уголовном деле не фигурировали. Там было три эпизода, единственный внятный и известный - это история конца 90 годов об убийстве какого-то бизнесмена чеченского. Очень странная история, совершенно непонятно, был ли повинен Ямадаев, не был повинен Ямадаев – вопрос спорный. Но, по крайней мере, единственное, что там осталось от всего, что было до того, всех разговоров. Вот так история их конфликтов развивалось.

Дмитрий Волчек: Говорят, что там еще романтическая линия, кто-то у кого-то увел жену?

Орхан Джемаль: Насколько я понимаю, это к Сулиму Ямадаеву отношения не имеет. В свое время Рамзан Кадыров обвинял брата Ямадана Бадруди в убийстве чеченской певицы. С другой стороны, говорят, что, напротив, Бадруди ухаживал за этой девушки. Темная, непонятная история. Официально это обвинение никаким образом не подтвердились, но что-то такое было.

Дмитрий Волчек: Все сейчас сравнивают покушение на Сулима Ямадаева с убийством Зелимхана Яндарбиева в Катаре. Мы знаем, чем кончилось то дело – ничем, подозреваемых в убийстве отправили в Москву, а тут их встретили как героев. Сейчас полиция Дубая требует выдачи депутата Госдумы. По вашему прогнозу, Орхан, чем это расследование завершится?

Орхан Джемаль: Я, кстати, не думаю, что дело об убийстве Яндарбиева закончилось ничем. Потому что имела место эта пышная картинка, как встречают у трапа двух офицеров, попавшихся на этом убийстве, как героев, после того, как они отсидели в Катаре один год. Но вообще я знаю, что к этим офицерам были огромные претензии, поскольку те показания, которые они давали во время следствия и собственно сам факт того, что они взорвали автомобиль Яндарбиева - это было, скажем, грубо говоря, нарушением всего того, что им говорилось в Москве, когда ставилась задача. Они не должны были быть исполнителями этого убийства – это первое. И я не думаю, что после того, когда были выключены камеры, отрапортовавшие так красиво и торжественное о возвращении катарских героев в Москву, что дальше их погладили по головке. Я вообще сомневаюсь, что эти люди живы. Что касается покушения на Сулима Ямадаева, конечно, это дела непохожие, потому что если ситуация в духе, есть некое понимание того, что, по крайней мере, задача ставилась на каком-то официальном уровне, что это была такая ликвидация в сталинском стиле, то, что произошло в Дубае - это не имеет никакого отношения к решению государственных структур.

Дмитрий Волчек: Почему вы так убеждены в этом?

Орхан Джемаль: Потому что, что бы ни говорили, как бы ни критиковали Ямадаева, он не был ни террористом, он не был ни противником России, напротив. У него был тяжелый конфликт с президентом Чечни и его окружением.

Дмитрий Волчек: С президентом Чечни, который пользуется полным доверием в Кремле.

Орхан Джемаль: Человек может пользоваться полным доверием где угодно, но это не значит, что кого-то вызовут и официально поставят задачу ликвидировать такого-то врага государства в другой стране. И вообще любопытно: мы сращиваем имя Кадырова с покушением на Ямадаева в Дубае. А между тем в Дубае полицейские говорят о Делимханове, и нигде не фигурирует сам Кадыров. Никаких свидетельств, что Кадыров к этому причастен, тоже нет.

Дмитрий Волчек: Кадыров сказал, что Делимханов его второе я.

Орхан Джемаль: Дело в том, что есть юридический и оперативный момент, а есть некое житейское понимание ситуации. Кто-то говорит, что Делимханов и Кадыров столь близки, что невозможно предположить, что один не знал, что делает второй. Но это разговор на уровне пикейных жилетов. На самом деле юридически нет доказательств того, что Кадыров как-то был замешен в этом деле, ни оперативной информации о том, что он знал хотя бы об этом, тоже нет.

Дмитрий Волчек:
Зато задержан его конюх. Орхан, если я правильно вас понял, вы предполагаете, что история может плохо закончиться для Делимханова и благополучно для Кадырова?

Орхан Джемаль: Я думаю, что даже если со временем появится информация, что Рамзан Ахмадович причастен к этому нападению, ситуация разрешится все равно благополучно для него просто потому, что политически сложилось, что он необходим, менять его не на кого.

Дмитрий Волчек: А Делимханов?

Орхан Джемаль: А для Делимханова, я думаю, закончится в любом случае плохо.

Дмитрий Волчек: Несмотря на его гонор и его слова о том, что он вообще плевать хотел на полицию Дубая?

Орхан Джемаль: Я думаю, что проблемы у него возникнут не с полицией Дубая, проблемы у него возникнут здесь - в России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG