Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин рассказал на Радио Свобода об одной из главных финансово-кредитных проблемах российского бизнеса.

В Москве продолжается Неделя российского бизнеса, открывшаяся в понедельник налоговой конференцией Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и заседанием Международного совета по сотрудничеству и инвестициям. Эти два мероприятия очень точно отражают наиболее болезненные проблемы российского бизнеса — налоговое бремя и дефицит так называемых "длинных денег", то есть займов, привлекаемых на длительный срок.


Вечную головную боль российских предпринимателей — отсутствие "длинных денег" — в кулуарах Недели российского бизнеса для Радио Свобода прокомментировал президент РСПП Александр Шохин:


— За период экономического роста мы не сумели создать институты, формирующие длинные деньги - пенсионные фонды, систему долгосрочного страхования жизни и так далее. Более того, то, что мы некоторое время назад считали отсутствием "длинных денег", сейчас воспринимается как утерянная мечта: вот если бы сейчас давали деньги на такой же срок, как год-два назад, это и были бы "длинные деньги".

Сегодня Центральный банк и государственные коммерческие банки предоставляют ликвидность менее чем на год. Только недавно ЦБ стал поддерживать банковскую систему ликвидностью сроком до года. Понятно, что в этих условиях очень трудно кредитовать крупные инвестиционные проекты. Не говоря уже о том, что цена денег запредельная - заемщики не могут предоставить адекватное обеспечение и залоги. Возникает совмещение сразу нескольких проблем: деньги сегодня - дорогие и "короткие", а обеспечения нет.


В таких условиях банки не рискуют выдавать кредиты. Да и заемщики понимают, что взять деньги на этих условиях, заложить все и вся, не имея возможности вернуть долг в течение ближайшего года (это в лучшем случае) — значит, обречь себя на дефолт через год. Поэтому очень важно, чтобы наши институты развития на период кризиса взяли на себя задачу поддержки реального сектора. И, отобрав приоритетные проекты - инфраструктурные, в реальном секторе, - вышли в режим если не льгот в области кредитования, то хотя бы на его приемлемые условия.


Здесь очень важна и система государственных гарантий. Сейчас государство дает гарантии по кредитам в пределах 50 процентов, и в режиме субсидиарной ответственности. Это значит, что в случае невозвращения заемщиком денег главным кредитором и потерпевшим будет частный банк. И только после банкротства такого заемщика и распродажи всех его активов государство предоставит свою гарантию — чтобы уже банк не обанкротился. Вряд ли такая схема эффективна: банки отлично знают, что процедура банкротства очень длинная, хлопотная и учитывает интересы многих других кредиторов.


Кстати сказать, недавние поправки к законодательству - которые вроде бы дают банкам возможность забирать залог без суда, - одновременно лишают их права голоса в комитетах кредиторов в случае банкротства заемщика. Это лишает их возможности в полной мере участвовать в решении судьбы предприятия. И это при том, что они остаются главными кредиторами предприятия: 80 процентов долга приходится именно на банки, а вовсе не на другие группы кредиторов - такие, например, как сотрудники компании.


Поэтому очень важно сделать механизм предоставления государственных гарантий более эффективным. В некотором смысле, государство должно взять на себя больше ответственности за судьбу тех заемщиков, которые вписываются в некую схему "модернизационного рывка" экономики даже в условиях кризиса. Такие предприятия и компании, безусловно, есть. И государство должно рискнуть и взять на себя ответственность по формированию в этом сегменте инструментов "длинных денег" через такие структуры, как Внешэкономбанк.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG