Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Очень многие в Грузии задаются вопросом: почему?"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.

Андрей Шароградский: В центре Тбилиси активисты оппозиции пытаются блокировать комплекс зданий администрации президента. Среди активных участников проходящих уже несколько дней уличных протестов в Тбилиси активисты только что созданной общественной организации "Почему?". Мой коллега Андрей Шарый побеседовал с лидером этого движения, 31-летним тбилисским журналистом и кинокритиком Иракли Кордзая.

Иракли Кордзая: В первую очередь оговорюсь, что это не типичное молодежное движение, это общественное движение, основным ядром которого являются, допустим, молодые люди. Хотя у нас нет никаких ограничений в возрасте, у нас диапазон от 20 до 45 лет на нынешний момент. Основателями этой организации являются люди, которые поддерживают друг с другом отношения давным-давно, очень многие из нас старые друзья просто, которые занимаются своими делами. У нас у всех есть своя профессия, мы более-менее реализованы как члены общества.
Мы решили, что в данной ситуации надо как-то фиксировать эту нашу общую позицию и объединить ее. Поэтому мы решили создать эту организацию, чтобы фронт борьбы против нынешнего режима Саакашвили был более широким.
Что касается названия, мы назвали ее "Почему?", это не вопрос, это вердикт, скорее всего, который давным-давно уже общество вынесло режиму Саакашвили. Очень многие люди, живущие в Грузии, последние пять лет задаются вопросом, почему: почему эти убийства на улицах, почему суд абсолютно потерял независимость, почему медиа потеряли независимость и так далее. Очень много таких глобальных "почему", и мы взяли этот вопрос просто, который задавало общество последние пять лет, и поставили перед нынешним режимом.

Андрей Шарый: Чем вам лично не угодил Саакашвили? Почему вы пришли к выводу, что режим нужно менять?

Иракли Кордзая: То, что мы видим последние пять лет, для меня лично все началось в 2004 году, когда Конституция Грузии была переделана, мы получили туркменизацию Конституции Грузии, президент получил какие-то громадные полномочия. Это целая цепочка тех беззаконий, которые начались с января месяца 2004 года. В итоге мы получили то, что власть, нынешний режим контролируют абсолютно все сегменты власти. Президент имеет эксклюзивное право на назначение верховного судьи, эксклюзивное право отстранять их с должности. При нем нынешнее общественное телевидение, общественный канал абсолютно не отражает интересов общества, он является частью пропагандистского оружия нынешнего режима.

Андрей Шарый: Вспомните, как вы восприняли "революцию роз" в свое время? Получается так, что Саакашвили разочаровал вас чем-то.

Иракли Кордзая: Скажу вам честно, я особых ожиданий в отношении Саакашвили не испытывал. Я и сейчас считаю, что страна должна развиваться в рамках Конституции и революционные все эти импульсы не могут быть в конечном итоге полезными для развития страны.

Андрей Шарый: Вас не смущает то, что отчасти то широкое общественное движение, которое сейчас началось в Грузии, тоже может стать революционным? К счастью, сейчас нет пока столкновений на улицах, но ведь теоретически может дойти и до этого.

Иракли Кордзая: Это может дойти только в одном случае, если будут провокации со стороны власти, и ожидать этого можно вполне. Что касается самих манифестантов, все-таки манифестации носят крайне спокойный характер, в Тбилиси не зафиксировано за эти дни ни одного, допустим, разгрома магазина или хотя бы ларька.

Андрей Шарый: Что, собственно говоря, представляет собой организационная структура вашего движения?

Иракли Кордзая: Несколько человек, которые основали эту организацию, я и несколько моих друзей. Да, мы имеем сторонников в городе Батуми, небольшое количество, 20 человек, в Кутаиси у нас порядка 10 человек. Со дня презентации нашей организации прошло всего 20 дней, и за 20 дней мы, естественно, в полном смысле этого слова по всей Грузии не успели основать, но в Тбилиси у нас 160 сторонников, активных, четких. Для нас не является самоцелью прийти, допустим, к какому-нибудь государственному учреждению и протестовать. Мы изучаем вопрос, у нас есть очень много рабочих групп, которые изучают, например, вопрос беженцев, вопрос системы образования, системы здравоохранения. И только после того, как мы имеем моральное право, после этого мы идем к тому или иному учреждению и протестуем против того беззакония, которое у нас в стране.

Андрей Шарый: Кто все это финансирует? Или не нужны никакие финансовые средства на это?

Иракли Кордзая: Нужны финансы. Я хочу поблагодарить тех грузинских бизнесменов, которые устали за последние пять лет платить деньги в черную кассу национального движения и которые решили сотрудничать с нами. Естественно, не может быть речи о том, чтобы я назвал их имена. Но после того как мы этот режим проводим в ближайшие дни, мы поименно их всех поблагодарим.

Андрей Шарый: Вы планируете это движение, как постоянную какую-то структуру или когда Саакашвили уйдет...

Иракли Кордзая: Мы должны существовать всегда, понимаете. Не имеет значения, кто будет новым правителем страны. Вопрос "почему" может стать актуальным всегда. Не дай бог, чтобы он стал, но если нужно будет, этот вопрос будет поставлен и следующему правительству, и последующему правительству тоже. Потому что в любой демократической стране должна существовать организация, которая будет все время контролировать действия правительства. Если будут андроповские импульсы, свидетелями которых мы являемся в случае с Саакашвили, то надо на это реагировать.

Андрей Шарый: Вы близко к какой-нибудь из оппозиционных политических партий или вы такие неприсоединившиеся?

Иракли Кордзая: Для нас принципиально важно быть автономными. Хотя у нас есть, допустим, дружеские отношения с отдельными людьми из разных оппозиционных партий. Но что касается работы, стратегии, тактики нашей организации, мы совершенно автономны и это для нас принципиально важно.
XS
SM
MD
LG