Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Старну Оз за финансовой консультацией.






Александр Генис: Чем больна американская экономика и как лечить болезнь? B поисках лекарства от нынешней хвори американцы обращаются к собственной истории, к опыту других стран, a случается, что и к изящной словесности. С поясняениями – вашингтонский корреспондент “Американского часа” Владимир Абаринов.


Владимир Абаринов: Фрэнк Баум предварил первое издание своей сказки, которое вышло в свет в 1900 году, предисловием, в котором говорится, что она написана исключительно для развлечения детей, и никакого подтекста в ней искать не надо. Но именно эта преамбула и насторожила любителей конспирологии и литературных загадок. Одно из самых эффектных толкований гласит, что “Волшебник страны Оз” - это политический памфлет, в аллегорической форме изображающий дискуссию о монетаризме, развернувшуюся в Америке на рубеже XIX и XX веков. Наиболее остро эта дискуссия велась во время президентской кампании 1896 года, соперниками в которой были кандидат демократов Уильям Дженнингс Брайан и кандидат республиканцев Уильям Маккинли.

Популярный публицист Брайан возглавлял так называемых “серебряных демократов”, к которым присоединились “серебряные республиканцы”. В США, после провозглашения независимости, существовала биметаллическая денежная система: звонкая монета чеканилась из золота и серебра, стоимость которых соотносилась как 1 к 16. Впоследствии США перешли на золотой стандарт. К концу XIX века вопрос повторного введения биметаллизма снова встал в повестку дня.

О сути этого спора рассказывает профессор Джорджтаунского университета Майкл Кэйзин.



Майкл Кэйзин: В 19-м столетии американцы не верили банкам, а многие не доверяли бумажным деньгам, потому что банкноты эмитировались не правительством, а банками. Им больше нравился благородный металл в их карманах или деньги, обеспеченные резервами такого металла. Проблема с золотым стандартом заключалась в том, что цены были относительно низкими, но банковский процент по кредитам – высоким. Отдавать займы было трудно, особенно после кризиса 1893 года, когда люди влезли в долги и вынуждены были заложить свои дома, фермы, свой бизнес. Отсюда - требование возвращения к биметаллизму. Вопрос стоял также о том, кто контролирует финансы страны. В народе широко распространился миф о том, что банки нарочно запутали систему, чтобы держать в кабале простых тружеников. При этом сами банкиры ничего полезного не делают, никаких материальных ценностей не производят. Некоторые прислушивались к спорам профессионалов, но многие воспринимали проблему как моральную, а не экономическую. Республиканцы, в свою очередь, говорили, что большинство индустриально развитых стран, и, прежде всего, важнейшая из них, Англия, применяют золотой стандарт, и если США перейдут к биметаллизму, это подорвет мировую финансовую систему, а внутри страны приведет к новому кризису, потому что банки, выдававшие кредиты по золотому курсу, получат свои средства назад в бумажных деньгах, которые будут гораздо дешевле, и, таким образом, проиграют на этих операциях.



Владимир Абаринов: Уильям Брайан снискал огромную популярность как оратор, мастер взволнованных, хотя и слабо аргументированных речей. На съезде Демократической партии Брайан произнес знаменитый спич, вошедший в анналы американской риторики под названием “Крест из золота”.

Уильям Брайан: Если они дерзают открыто утверждать, что золотой стандарт есть благо, мы должны сопротивляться этому всеми силами, ибо на нашей стороне трудящиеся массы страны и всего мира. Мы отстаиваем интересы масс, и мы обязаны заявить в ответ на требование сохранить золотой стандарт: вы не смеете терзать чело труженика этим терновым венцом, распинать человечество на кресте из золота!

Владимир Абаринов: По словам Майкла Кэйзина, речь Брайана произвела неизгладимое впечатление на присутствующих.


Майкл Кэйзин: Он использовал много христианских метафор. Разумеется, большинство американцев того времени были не просто христианами, но страстными христианами, они прекрасно знали Библию. Брайан процитировал Библию около 60 раз. А в конце речи, когда он произнес заключительную фразу о человечестве, распятом на золотом кресте, он широко раскинул руки, как Иисус на распятии, и замер, оставаясь в такой позе примерно 30 секунд – некоторые газеты сообщили, что даже дольше. Для публики того времени это было нечто невиданное.


Владимир Абаринов: Кандидат республиканцев противопоставил броской и неутомимой риторике своего соперника совершенно другой стиль.


Майкл Кэйзин: Брайан покрыл расстояние в 18 тысяч миль, произносил по 12 речей в день. А Маккинли никуда не ездил. У него хватало денег, была отличная организация, активисты по всей стране, поэтому он вел кампанию не выходя из своего дома в городе Кентон, штат Огайо – в Америке это называется “кампания парадного крыльца”. Не он шел к избирателям, а они к нему. Партия организовала поездки десятков тысяч человек, причем это была не случайная публика, а группы, подобранные по интересам. Эти делегации доставлялись по железной дороге – в Кентон прибывало по 10-12 специальных поездов в сутки. Маккинли выходил к ним на крыльцо, произносил краткую речь – чаще всего повторял одно и то же с небольшими вариациями с учетом специфики каждой группы, как это делают кандидаты и сегодня, и все довольные возвращались домой с сувенирами от избирательного комитета.

(Песня We're off to see the Wizard).


Владимир Абаринов: Это была песенка «Мы идем к Волшебнику», с которой Дороти и ее друзья в экранизации 1939 года бодро шагают в Изумрудный город.

Ну разве не напоминает путешествие Дороти и ее друзей паломничество избирателей к Маккинли? А манера встречаться с каждым просителем отдельно, применяясь к его нуждам? Да и в итоге Волшебник отделался сувенирами вместо настоящих ума, храбрости и сердца.

Итак, Уильям Маккинли – это великий и грозный Волшебник, а на самом деле балаганный трюкач и чревовещатель, заброшенный стихией в сказочную страну, жителей которой он и дурачит несложными фокусами. В таком случае кто из персонажей изображает Брайана? Это Трусливый Лев, который пугает всех своим грозным рыком, но на самом деле лишен храбрости.

Пойдем дальше по списку. Дороти Гейл олицетворяет лучшие качества американского народа: прямодушие, наивность, солидарность, смелость перед неизвестностью, оптимизм. Страшила – аллегория фермеров, которым, мол, не хватает ума понять свою выгоду. Железный Дровосек - представитель рабочего класса. Ржавчина на Дровосеке символизирует остановленные из-за кризиса заводы. Добрая волшебница Севера – воплощение Новой Англии, оплота биметаллистов. Злая волшебница Востока, поработившая мирный и трудолюбивый народ Жевунов – банкиры Восточного побережья. Даже у Тотошки есть в этой версии своя роль: он будто бы воплощает весьма популярную тогда Народную партию, которая, дескать, вечно бросается с лаем не на того, на кого нужно.

Стоит напомнить и о волшебных серебряных башмачках, доставшихся Дороти от Злой волшебницы Востока, то есть банкиров (в фильме их, правда, заменили для пущей зрелищности на рубиновые). А по какой дороге она идет в Изумрудный город? “Иди по дороге из желтого кирпича”, - говорит ей Добрая фея. Дорога из желтого кирпича символизирует золотой стандарт, ведущий к иллюзорному счастью. Изумрудный город – Вашингтон. Оптический обман, который достигается зелеными стеклами очков, обязательных к ношению в Изумрудном городе – это, натурально, фальшивый блеск бумажных денег, при помощи которых алчные банкиры морочат народ – на оборотной стороне тогдашних казначейских билетов, не размениваемых на золото, была зеленая виньетка, за что их и прозвали в народе гринбеками – “зелеными спинками”.

Наконец, означает ли что-нибудь название волшебной страны? И это, оказывается, шифр: Оз – сокращенное слово “унция”, единица веса, в которых измеряется золото. Не забудем и то, что, улетая на воздушном шаре домой, Волшебник оставляет править страной Оз поумневшего Страшилу, а Дровосек отправляется править страной Мигунов. Так в детской сказке благодаря хитроумной интерпретации еще до большевистской революции в России торжествует учение Маркса: к власти приходят крестьянин и рабочий. Ну а Лев удаляется в лес, как удалился от политики Уильям Дженнингс Брайан.


Владимир Абаринов: Президентом в 1896 году стал Уильям Маккинли. Но президент – не волшебник. Чудеса совершают сами люди, когда они верят в себя и свою мечту. Так, как верила в нее смелая и честная девочка из Канзаса Дороти Гейл в исполнении блистательной Джуди Гарланд. Об этом она и поет в песне, которую написали для фильма композитор Гарольд Арлен и поэт Эдгар Харберг: “ Где-то за радугой небеса голубые, и самые смелые мечты сбываются”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG