Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Калининграде разразился скандал


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Евгения Назарец: В Калининграде разразился скандал. Главного режиссера театра драмы Евгения Марчелли обвиняют в том, что он поставил порнографический спектакль по пьесе Горького "Дачники". Рассказывает наш обозреватель Марина Тимашева.

Марина Тимашева: Сопредседатель движения "Народный Собор" Олег Кассин направил заявление с требованием привлечь к уголовной ответственности организаторов и участников "порно-спектакля в Калининградском областном драматическом театре" на имя Генерального прокурора России Юрия Чайки и прокурора Калининградской области Алексея Самсонова. "Родители и дети, - пишет Кассин, - пришедшие на премьеру "Дачников", были просто шокированы, когда перед их глазами замелькали абсолютно голые актеры и актрисы, имитировавшие половые акты и различные половые извращения". Новость из Калининграда застала героя действия Евгения Марчелли, режиссера спектакля, в Москве.
Значит, спектакль "Дачники", который я видела дважды (один раз в Омске, а второй раз, когда Омская драма привозила этот спектакль в Москву). После этого Евгений Марчелли, как я понимаю, покинул Омск, возглавил Калининградский драматический театр и там выпустил какую-то версию тех же самых горьковских "Дачников".

Евгений Марчелли: Это практически одно и тоже. Я просто очень хотел перенести этот спектакль. Мне казалось, что в нем есть как бы мое программное заявление городу. Я понял, что для первой работы мне нужно все-таки что-то такое очень активное, очень энергичное и очень такое провокационное. Мало того, я еще занял артистов театра. Мы его назвали совместный проект Калининградского и Театра города Советска.

Марина Тимашева: Тут я просто уточню, что Евгений Марчелли до того, как оказался в Омске, создал в Тельзите (он же Советск), город под Калининградом свой собственный театр, из которого часть актеров переместилась сперва в Омск, а затем, как я понимаю, вернулась вслед за своим руководителем в Калининград.

Евгений Марчелли: Да, в Калининград. Естественно, сейчас они работают в этом спектакле. Буквально 20 марта была премьера. Я уехал сюда жюрить, а там разразился какой-то грандиозный скандал. Какое-то общество "Защиты отечества" или "Фронт борьбы с чем-то", не знаю, подало заявление Генеральному прокурору Чайке и продублировало его в Калининграде с просьбой о возбуждении уголовного дела и привлечения меня к уголовной ответственности за порно-спектакль. Я думаю, что человек, который писал это заявление, он спектакль не видел, потому что он пишет, что там бегают бесконечно обнаженные мужские и женские тела. На самом деле, на одну секунду появляется одно обнаженное мужское тело - на одну секунду в большой группе людей. Надо знать, куда очень внимательно смотреть, чтобы что-то пытаться увидеть. Но и уж, конечно, ни о каком порно речи быть не может, потому что все, что там дальше происходит, достаточно целомудренно и, мне кажется, с юмором, с иронией, театрально подано.

Марина Тимашева: Женя, как-то это можно объяснить? Калининград - бывший немецкий, между прочим, город Кенигсберг. Считается, вообще, что Калининград - это такая свободная территория. Это место гораздо ближе к Европе. В то же время именно там (не в Омске, в глухой русской Сибири, а именно там) разражается такого рода скандал. Чем это можно объяснить?

Евгений Марчелли: Я, честно говоря, даже не знаю. Меня именно это и удивило. Проявление такого активного неприятия я встретил впервые. Причем, я это встретил в западном городе, который, как мне тоже казалось, достаточно либеральный, европейский, продуваемый всеми ветрами. Мне, честно говоря, кажется, что это желание вот этой организации о себе громко заявить.

Марина Тимашева: Не может быть связано с какой-то внутритеатральной интригой? Потому что новый художественный руководитель в театре - Евгений Марчелли. Такое очень часто бывает. Внутри театра складывается оппозиция. И эта оппозиция кого-то выдвигает на такого рода заявления.

Евгений Марчелли: Это возможно. Но мне все-таки кажется, что актеры легко воспринимают работу, если в ней есть творческое начало. Они же не могут не видеть, что в этом есть все-таки как бы элементы живого театра.

Марина Тимашева: Женя, а зрители смотрят спектакль?

Евгений Марчелли: Да, зрители смотрят!

Марина Тимашева: И никаких скандалов, эксцессов, свиста, топанья, улюлюканья, массовых исходов из зала - ничего этого нет?

Евгений Марчелли: Нет. Об этом пишут авторы заявления, что уходят родители с детьми. Но я этого не видел. Конечно, это некий риск - приводить 8-10-летнего ребенка на вечерний спектакль.

Марина Тимашева: По пьесе Горького "Дачники".

Евгений Марчелли: Да.

Марина Тимашева: Анатолий Смелянский, ректор Школы-студии МХТ, пишет, что Горький открывал тему новую - процесс омещанивания только что народившегося, тоненького, как пленка масла на воде, слоя русской демократической интеллигенции. Именно эта тема, а никакая не порнография, интересовала Евгения Марчелли.
Кстати, недавно в Барнауле мрачную пьесу Бюхнера "Войцек" поставил Владимир Золотарь, и бдительные граждане обвинили режиссера в "очернительстве". Золотарь уехал их Барнаула, а его спектакль включен в конкурс "Золотой Маски" этого года, а в жюри которого как раз Евгений Марчелли.
XS
SM
MD
LG