Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Теперь, когда Церковь освободилась, она добровольно стала рабом государства»


Кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы Сурожской епархии

Кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы Сурожской епархии

Синод Русской православной церкви принимает сегодня решение по громкому конфликту в своей Сурожской епархии (Великобритания-Ирландия). Эксперты не исключают, что Синод может высказаться даже за разрыв с Константинопольской патриархией. Конфликт этот, возникший между возглавлявшим Сурожскую епархию епископом Василием (Осборном) и Московской патриархией, вышел за рамки чисто церковного спора, приобретя международный политический резонанс. Британская православная община, более сорока лет находящаяся в юрисдикции Русской православной церкви, расколота, и часть ее во главе с епископом Василием перешла под юрисдикцию Константинопольской церкви.


Сурожскую епархию создал на Британских островах покойный митрополит Антоний (Блум), пользовавшийся непререкаемым авторитетом в православной церкви и управлявший епархией вплоть до своей кончины в 2003 году. Он сам назначил себе преемника, им стал его ближайший помощник епископ Василий (Осборн) – живущий в Англии православный американец. Епархия была небольшая, поначалу ее прихожанами была часть старой русской эмиграции и перешедшие в православие англичане. Служба обычно велась на двух языках – русском и английском.


После распада Советского Союза и массовой эмиграции бывших советских граждан на Запад число прихожан стало быстро расти. Новоприбывшие стали требовать пересмотра старых порядков и максимального приближения литургии к российской традиции. Это вызвало несогласие части священников и прихожан, для которых основным мотивом веры было свидетельство о православии без национальных границ. Да и сам епископ Василий жаловался в Москву, что небольшая Сурожская епархия не способна окормлять тысячи новых прихожан и что нововведения в корне изменили бы атмосферу в епархии и суть тех установлений, которые принадлежат митрополиту Антонию. Не получив поддержки в Московской патриархии, епископ Василий направил патриарху Алексию II письмо с просьбой отпустить его в юрисдикцию Вселенского (Константинопольского) патриарха. Однако ему в этом было отказано. Более того, патриарх отстранил его от управления Сурожской епархией и отправил на покой. В Англию была направлена комиссия, чтобы разобраться в возникшем конфликте.


Епископ Василий с таким решением не смирился. Он обратился к Вселенскому патриарху Варфоломею с просьбой принять его и часть клира и мирян Сурожской епархии в состав Западноевропейской архиепископии русских православных церквей под юрисдикцией Константинопольской церкви. На днях Священный синод Вселенского патриархата принял епископа Василия и его последователей под юрисдикцию Константинополя.


О том, что побудило епископа Василия и часть священников и прихожан Сурожской епархии выйти из подчинения Московскому патриархату и о сути конфликта в интервью Радио Свобода рассказал один из ближайших соратников епископа Василия протодиакон Петр (Скорер), внук выдающегося русского религиозного философа Семена Франка.


- Как вы оцениваете реакцию Московского патриархата на решение епископа Василия перейти под юрисдикцию Константинопольской православной церкви?


- Москва, конечно, оценивает это как предательство, как раскол. Как я смотрю? Москва больше не интересуется такими епархиями как Сурож. Сурож - была уникальная епархия во всей Московской патриархии, благодаря, конечно, работе митрополита Антония. Московская патриархия терпела владыку Антония, потому что он высоко почитался в Русской церкви вообще. Он привел не только огромное количество людей к православию в Британии, он также привел огромное количество людей к христианству в самой России. Конечно, они с этим считались. Но после кончины митрополита Антония свободная соборная, ни на что не похожая епархия в русском контексте стала для России неудобной. Они хотели, чтобы все было под одну шапку, чтобы церкви за границей, которые сейчас во многих странах строят, являлись представительством русской патриаршей церкви за границей. Немножко вроде посольских храмов до революции. Они и являются представительством Москвы. Ими управляют не местные архиереи, а управляет отдел внешних церковных сношений.


- Есть мнение, что в основе своей этот конфликт носит этнический характер, что друг другу в этом конфликте противостоят православные англичане и православные русские. Как вы полагаете, так ли это?


- Я думаю, абсолютно ничего нет этнического в этом споре. Когда владыку Василия обвиняют в том, что он русофоб, что ненавидит русских, что англичане в Лондонском соборе ненавидят русских, это абсолютная ложь. Мы жили абсолютно мирно вместе. Я из русской эмиграции, из старой русской эмиграции, но есть многие из новой русской эмиграции. У нас в приходе есть люди, которые говорят, что владыка Василий поступил правильно. Мы больше не можем жить под гнетом Москвы. Когда носителями московской церковной политики очень часто являются не церковные люди, которые очень мало разбираются в церкви, мало понимают историю православия в этой стране, как и во всей Европе (то же самое происходит и во Франции, и в Германии, и в других странах), то возникает напряжение не между русскими и англичанами, а между разными мировоззрениями.


- А нет ли в этом конфликте идеологической подоплеки? Я имею в виду, что, может быть, здесь какую-то роль играет репутация Русской православной церкви, которая в прошлом, как известно, тесно сотрудничала с коммунистическим режимом, да и сейчас очень политизирована.


- Есть большая доля правды в том, что вы говорите. Церковь была плененной, под коммунизмом, страдала от своего пленения, была рабом советского государства, должна была исполнять послушно все задания советского начальства, была пронизана советской агентурой. Владыка Антоний прекрасно это все знал, и оставался лоялен и верен России. Он говорил: "Надо брать на себя этот грех ради церкви". А теперь, когда Церковь освободилась, она добровольно стала рабом государства. Она подчиняется требованиям государства. Она стала государственной церковью. Это очень сильно чувствуется тут, на Западе. Это то, что препятствует в большой мере, скажем, и возврату русских церквей во Франции. Они не хотят возвращаться в эту Москву. Тоже самое чувствуется здесь: под Константинополем мы можем продолжать свою русскую православную традицию с русскими священниками, русским народом, с русскими прихожанами, но она не будет подчиняться русскому государственному давлению на церковь.


- Есть ли надежда, что комиссия из Москвы способна разрешить конфликт?


- Комиссия никак не может снять и решить никакие вопросы. Три члена этой комиссии - это все члены отдела внешних церковных связей, то есть это люди, которые в конфликте с владыкой Василием. Комиссия не состоит из людей, которые независимо смотрят на этот вопрос. А четвертый член этой комиссии - это владыка Марк, а он из Зарубежной церкви, которая еще не является (формально частью РПЦ - РС), не состоит в евхаристическом общении с Москвой. Как может абсолютно посторонний человек быть принят в комиссию, которая рассматривает дела другой патриархии? Если бы в комиссию входили независимые представители, скажем, из других поместных церквей, тогда можно было бы подумать, что они могут справедливо что-то решить. Но вопрос уже решен. Работа комиссии - чистая формальность, показуха.


Представители Московской патриархии отказались комментировать ситуацию вокруг Сурожской епархии до официального решения Синода. Однако эта позиция вполне ясна из заявлений представителей патриархии. В 2002 году, незадолго до смерти митрополита Антония (Блума), ему в преемники был прислан из Москвы епископ Иларион Алфеев. Однако митрополит Антоний добился того, что Алфеев покинул Англию. Теперь епископ Иларион носит титул Венского и Австрийского, а о ситуации в Англии отзывается так: «Бог поругаем не бывает». С его точки зрения, проблемы епископа Василия Осборна и его паствы - возмездие за отказ принять его (Алфеева) в качестве законного главы епархии. Комментируя события в Великобритании, митрополит Иларион заявил: «Я полагаю, что причины событий, происходивших тогда, и событий, происходящих сейчас, кроются не в проблеме окормления русскоязычной паствы и не в конфликте между русскими и англичанами, а в личных качествах и действиях епископа Василия. Именно он, по моему убеждению, является главным, если не единственным виновником той драмы, которая развивается в Сурожской епархии на протяжении уже нескольких лет. Епископ Василий попытался оставить своему преемнику "выжженную землю": или епархия уходит вместе со мной, или вы получаете епархию без духовенства. Данный поступок епископа Василия нельзя расценить иначе как тяжкое каноническое преступление».


XS
SM
MD
LG