Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кремль заставляет конкурировать молодежные движения, как ЦК КПСС - конструкторские бюро»


«Наши» потеряли доверие у администрации президента

«Наши» потеряли доверие у администрации президента

Начавшееся в вторник судебное разбирательство между лидерами движения «Наши» и сайтом «Газета.ру», а также многотысячное шествие по улицам Москвы, организованное движением «Местные» в День России, вызвали в экспертном сообществе новую волну дискуссий о жизнеспособности политических проектов, создаваемых в последнее время кремлевской администрацией. За полгода в России появилось сразу несколько молодежных движений со схожей доктриной. Суть этой доктрины – политическая лояльность существующей власти. Ситуацию анализирует руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.


- Появление многочисленных пропрезидентских организаций связано с тем, что каждый чиновник, каждый руководитель какого-нибудь региона хочет проявить свою собственную, особую лояльность президенту. Например, движение «Местные» было создано, насколько я могу судить, подмосковным губернатором Громовым, хотя, в общем-то, в Подмосковье действуют и «Наши», и «Молодая гвардия», и «Россия молодая», и что-то еще.


Кроме того, существует такой [прагматичный] подход: выделяя деньги на решение той или иной общественной задачи, создавать конкуренцию. Как в советском ВПК всегда создавали несколько конструкторских бюро, которые потом конкурировали друг с другом, так и в молодежном пропутинском движении - создают несколько групп, которые потом бьются друг с другом за будущие гранты.


Движение «Наши» себя дискредитировало полностью так же, как и до этого движение «Идущие вместе». «Наши» себя дискредитировали в большей степени (причем в глазах не столько общества, мнение которого в Кремле мало кого интересует, сколько в глазах самой администрации), когда они объявили о проведении в Москве масштабного марша с совершенно безумной сметой, забыв при этом посоветоваться со своими хозяевами. Такая самостоятельность, да еще в финансовых вопросах, вызвала понятные вопросы.


Поэтому для того, чтобы привести в некоторое чувство руководителей движения «Наши», администрация, по-видимому, придала новый импульс развитию молодежного движения. И потом, предполагается, что социально активная молодежь, даже если она не очень любит Путина, все равно попадет в одно из этих движений просто потому, что их много, а их абсолютная идентичность не видна постороннему неискушенному взгляду. Человек, который ненавидит «нашистов», не обязательно пойдет в оппозиционеры. Он вполне может попасть в «Россию молодую» или к «Местным».


- Появление такого количества молодежных движений как-то связано с грядущими выборами?


- Я думаю, что безусловно. Потому что если на Красную площадь выйдут одни только «нашисты» с требованием третьего срока президента Путина, это будет выглядеть менее убедительно, чем если на Красную площадь выдут представители, допустим, десяти пропутинских движений.


- Как складываются отношения между этими движениями?


- Я думаю, что это жесточайшая конкуренция за деньги, за административное влияние. Потому что, в конце концов, Сурков один. Он не может уделять одинаковое внимание всем этим движениям. Кто-то обязательно будет фаворитом, у кого-то дела пойдут на спад, не говоря уже о том, что, скажем, «Молодая гвардия» связана больше с руководством партии «Единая Россия», чем с господином Сурковым. Она является элементом как бы [отмежевания] нынешнего руководства «Единой России» от господина Суркова. Поэтому они, конечно, борются друг с другом и за доступ к высокопоставленным телам, и за доступ к деньгам, бесплатным мобильникам, бесплатным командировкам. В той степени, в которой они действительно представляют какие-то политические группировки, они борются друг с другом. Это является отражением борьбы между этими группировками.


XS
SM
MD
LG