Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге открылась школа русского языка для приезжих из стран ближнего зарубежья


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Кирилл Кобрин: В Петербурге открылась первая в стране школа русского языка для приезжих из стран ближнего зарубежья. Школа поможет в адаптации мигрантов, прежде всего, из республик Центральной Азии к новой жизни в России, в том числе, научит их общаться с милиционерами. На уроках побывала наш корреспондент в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Идея создать такую школу пришла в голову директору Петербургской профессиональной школы сервиса Ирине Шишовой в маршрутке.

Ирина Шишова: Всем жителям нашего города неоднократно приходится сталкиваться с мигрантами из ближнего зарубежья, в том числе в маршрутных такси, в супермаркетах и так далее. Непосредственно идея пришла при столкновении с водителем маршрутки, который не мог мало того, что назвать, где находится улица (это уже привычное явление), но даже не понимал, что значит остановить в каком-то месте. Именно отсюда возникла идея открыть такой курс, который может помочь и таким водителям, и другим людям, приезжающим в наш город, не владеющим языком. Не удивительно, что таких граждан много, потому что курсов таковых как оказалось нет.

Татьяна Вольтская: Кто будет за это платить?

Ирина Шишова: Предполагается, что оплачивать их обучение может работодатель, заинтересованный в большом количестве таких сотрудников.

Татьяна Вольтская: А у вас какого-то нет гранта от города?

Ирина Шишова: Мы сейчас ведем переговоры и с миграционной службой, и с диаспорами. Но пока заинтересовались и направили на обучение только строительные организации. Естественно, при составлении программы мы учитываем пожелание работодателя. Здесь, помимо русского языка, будут какие-то строительные термины.

Татьяна Вольтская: Занятия предполагаются вечером четыре раза в неделю в течение полутора месяцев. Пока в школе всего 8 учеников. Насколько нужна им школа, можно понять даже по краткому разговору, например, с Асанатом. Как вас зовут?

Асанат: Асанат зовут.

Татьяна Вольтская: Откуда вы?

Асанат: Из Узбекистана.

Татьяна Вольтская: Почему вы решили пойти на эти курсы?

Асанат: Просто грамматики не знаю.

Татьяна Вольтская: Это ваш работодатель со стройки вас сюда прислал?

Асанат: Нет, я сам пришел. Я еще не работаю. Завтра искать буду работу.

Татьяна Вольтская: Местами я с трудом понимала Асаната. Вероятно, где-нибудь на стройке его тоже не всегда поймут. Он приехал только что и еще не успел вкусить всех прелестей общения с милицией. Но на курсах ученикам будут преподавать не только русский язык и петербургскую топонимику, но и правила общения с милиционерами. Ирина Шишова:

Ирина Шишова: Люди, даже имеющие все документы в порядке, боятся. Здесь чисто психологические барьеры. Для этого нам нужно будет объяснить мигрантам, на что они имеют права. Второе - языковой барьер. Если они не понимают, что от них хотят, конечно, они боятся, или стоят и молчат в ступоре.

Татьяна Вольтская: Вы рассчитываете их научить общаться с идеальным милиционером или все-таки имеете в виду реальность, когда милиционер ждет от них взятки, грозится порвать документы, те случае, которые, к сожалению, случаются в быту?

Ирина Шишова: Да, я думаю, что реальная ситуация в жизни тоже объяснима - как действовать в данном случае, что не стоит всегда сразу платить деньги, как выйти безболезненно из этих ситуаций.

Татьяна Вольтская: У вас есть пособие?

Ирина Шишова: На основе нормативных документов мы сами составим программу.

Татьяна Вольтская: Остан Шухра - он тоже из Узбекистана - даже способен объяснить, почему он так плохо знает язык, и зачем он ему нужен.

Остан Шухра: Не очень хорошо учился. Чтобы хорошо изучить русский язык, общаться, чтобы трудностей не было. Я работаю подсобным рабочим. Мы ошибаемся, они неправильно понимают - они другую работу делают, а мы другую. А потом друг друга не понимаем.

Татьяна Вольтская: Пора, наконец, посмотреть, как проходит урок. На столе у преподавательницы и перед учениками - листы с заданиями.
Пока в школе используются стандартные программы для иностранных граждан, изучающих русский язык, но уже сейчас ясно, что потом придется вносить в них коррективы. Ведь проблема языка существует не только у самих гастарбайтеров, но часто и у их семей. Русский язык нужен не только на стройке. На кафедре межкультурной коммуникации Российского педагогического университета имени Герцена уже был разработан букварь для цыганских детей. Теперь, вероятно, очередь за русскими букварями для узбеков, таджиков, киргизов. Говорит заведующая кафедрой Ирина Лысакова.

Ирина Лысакова: У нас большая традиция, в России. Были такие школы национальные в бытность Советского Союза. Целый институт занимался этими проблемами. Но тот опыт, который есть в тех школах, он связан был с другими реалиями, которые уже немножко изменились. Поэтому сегодня стоит вопрос изменения этой всей учебной литературы. Такую ситуацию, какую мы сейчас имеем в Петербурге, такая ситуация есть во многих крупных городах.

Татьяна Вольтская: В школе не только учат языку, но и выясняют, каких знаний приезжим не хватает в первую очередь. Петербургские депутаты собираются пойти еще дальше - начать эксперимент по обучению гастарбайтеров квалифицированным специальностям, чтобы они смогли ассимилироваться в городе. Выучить на токарей и сварщиков первых 20-30 гастарбайтеров предполагается в рамках пилотного проекта на базе одного из ПТУ. Так что, школа русского языка может оказаться только первым шагом по адаптации рабочих из ближнего зарубежья в Петербурге.
XS
SM
MD
LG