Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

для многих людей Олимпиада стала трагедией


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Андрей Шарый: В Сочи приступил к работе специальный корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов. Сегодня он посетил избирательный штаб "Единой России", ему было отказано в интервью с кандидатом от партии власти, господином Пахомовым. Я беседовал с Михаилом незадолго до первого выхода программы "Время Свободы" в эфир, и рядом с ним был оппозиционный кандидат Борис Немцов.
Каковы ваши первые впечатления? Вот президент Медведев называет кампанию в Сочи ярким политическим событием. У вас возникло такое же впечатление.

Михаил Соколов: Ситуация в Сочи, кампания – действительно, это яркое политическое событие. Во-первых, кандидат партии власти господин Пахомов, исполняющий обязанностей мэра, он прячется от прессы и появляется исключительно в телевизионном эфире, то есть он существует для избирателей абсолютно виртуально, тем не менее, по некоторым опросам, набирает более 40 процентов голосов. С другой стороны, в этом же эфире, безусловно, поливают второго самого известного кандидата здесь – Бориса Немцова. В-третьих, те кандидаты, которые могли бы помешать представителю партии власти, бизнесмен Александр Лебедев и Виктор Курпитко, который представляет партию "Справедливая Россия", их уже сняли с выборов. Ну, с коммунистами ничего не сделаешь, и Юрий Дзагания, такой очень бледный кандидат КПРФ, он продолжает выступления и, похоже, может набрать процентов 8-10. В этом смысле кампания действительно яркая. Тот же Борис Немцов не может выйти ни на какие эфиры, ни на телевидении, ни на радио. Вот сегодня мы ездили, например, в Адлер, и это были такие локальные встречи с народом, который, увидев кандидата оппозиционного, сбегается. И, собственно, задаются очень неприятные вопросы для властей. С точки зрения телевизионной картинки сейчас, если бы она была в каком бы то ни было эфире, кампания была бы страшно интересная. За много лет освещения выборов я не видел такой массированной информационной блокады.

Андрей Шарый: Михаил, сегодня центральная избирательная комиссия Сочи опротестовала решение о снятии Александра Лебедева с выборов. Есть ли какая-то еще законодательная возможность, чтобы его вернули в кампанию, или это все представляется только информационным шумом.

Михаил Соколов: Вопрос должен решаться в Краснодарском краевом суде, а Краснодарский краевой суд находится под фактическим контролем региональных властей, и не было случая, чтобы решение по снятию кандидатов, которые проходили на местном уровне, не утверждались краевым судом. Скажем, господин Курпитко участвовал в предыдущих выборах, и его восстанавливал Верховный суд России. Так что если какие-то изменения в составе и будут снятых кандидатов, то они могут быть проведены, я думаю, исключительно на уровне Верховного суда России, независимо от позиции прокуратуры или избирательной комиссии Сочи, которые, кстати, были против снятия обоих кандидатов, и Курпитко и Лебедева.

Андрей Шарый:
У вас есть ощущение, что Борису Немцову дадут довести хотя бы избирательную кампанию до конца, что его не снимут?

Михаил Соколов: Мы лучше спросим самого Бориса Немцова. Вот мы сейчас едем с ним в электричке в Лазаревское, где он опять будет общаться в ближайшие дни с народом.

Борис Немцов: В принципе, это вопрос скорее не ко мне, а к Путину, но то, что кампания идет в таком состоянии тотального беззакония и беспредела, это я вам могу сказать точно. Это значит, что в любую секунду может быть подан иск в Сочинский суд, а судьи здесь абсолютно зависимы, абсолютно коррумпированные, абсолютно послушные. Откровенно говоря, меня позвали участвовать в выборах экологи, журналисты, бизнесмены, неравнодушные люди. Я сначала думал, что это мои доброжелатели, но сейчас я уже сомневаюсь в этом. Творится просто полное беззаконие. Могу сказать, что даже за деньги я не могу изложить свою программу. Пахомов, кандидат от партии власти, я ему предлагал четырежды участвовать в дебатах, он в ужасе куда-то прячется.

Андрей Шарый: Если даже вы не выиграете эти выборы, то они наверняка войдут в вашу политическую биографию серий ярких встреч с избирателями. А что самое запоминающееся, на какие вопросы вам приходится отвечать?

Борис Немцов:
Вот сейчас я только что встречался в полуразрушенном общежитии, кстати, в зоне, где должна строиться Олимпиада, в поселке Веселое, и люди спрашивают, собственно, а доколе мы будем так жить, когда рядом Олимпиада стоимостью 13 миллиардов долларов? Такие вопросы часто задаются. 40 тысяч семей сочинцев живут в ветхом фонде, в полуразрушенных зданиях. Второй главный вопрос – это как найти работу в городе, где нет ни отдыхающих, и на олимпийские стройки никого не зовут? Олимпийские стройки приглашают китайцев, турок, а местных жителей на работу не принимают. Третий вопрос: удастся ли сохранить курорт в условиях, когда Сочи превратился в гигантскую стройку? Четвертый вопрос: как отношусь к Олимпиаде? Задается вопрос, как я буду строить свою работу с кубанскими властями и с Путиным, почему творится такой произвол, гигантская коррупция и куда смотрит федеральная власть? Когда я говорю, что федеральные власти все это организовали, люди сначала смотрят с удивлением, а потом вдруг начинают понимать, что каков поп, таков и приход. Вы знаете, я уже встретился с 3,5 тысячами сочинцев и более-менее понимаю практически все проблемы города. Могу сформулировать следующим образом. Первое, люди раздавлены беззаконием и беспределом. Суды абсолютно коррумпированы, и судьи без взяток не принимают ни одного решения. Второе, люди находятся в нищете и не могут найти работу. Третьей, люди не верят, что выборы могут быть справедливыми, и многие не хотят идти голосовать. Все-таки для многих людей Олимпиада стала трагедией, здесь, в Сочи. У многих пропала вера в себя и вера в будущее. Ответственность за это несет полностью путинская вертикаль и абсолютно гнилая и коррумпированная ее ветвь под названием кубанская власть.
XS
SM
MD
LG