Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Положение цыган в Испании. Почему не имеют успех правительственные программы


Ирина Лагунина: В Испании, в связи с отмечаемым 8 апреля Международным днем цыган, прошли собрания и митинги, посвященные проблемам этого народа, его интеграции в испанское общество. Представители общественности констатировали, что хотя в стране уже давно не существует какой-либо дискриминации цыган, их положение в обществе продолжает оставаться неоднозначным. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Цыгане – их численность составляет примерно 600 тысяч человек - живут в Испании на протяжении шести веков. Однако в испанское общество они так и не интегрировались, сохраняют свои обычаи и нравы. От кочевого образа жизни испанские цыгане давно отказались, хотя большинство из них продолжают жить отдельно от испанцев - в самодельных хижинах на окраинах городов, в маргинальных поселках без современных удобств. И это, как отмечают социологи, вовсе не свидетельство их нищеты, а скорее дань традиционной форме жизни – обитатели лачуг порой имеют капитал наличными или вложенный в золото, который даже не снился другим гражданам страны. Такая ситуация продолжает порождать полемику вокруг цыган: стоит ли помогать им, пытаться приобщить к современной испанской цивилизации, или оставить их в покое, чтобы они и в дальнейшем могли жить так, как хотят. Горячим защитником первой точки зрения, то есть необходимости помогать цыганам, является известный в Испании политик, единственный цыган, ставший депутатом парламента, Хуан де Дьос Рамирес.

Хуан де Дьос Рамирес: Список нерешенных проблем цыган настолько велик, что в коротком выступлении я могу лишь обозначить некоторые из них. Во-первых, проблема жилья. Живет большинство наших семей скученно, часто в антисанитарных условиях - в лачугах, где нет даже воды. Что касается трудовой деятельности цыган, то она не покрывается системой социального страхования: речь идет, в основном, о сборе вторичного сырья и об уличной торговле. Доходы цыганских семей порой не превышают 300 евро в месяц. Наши дети не имеют возможность учиться – бросают школу. Нам также трудно получить квалифицированную медицинскую помощь. Все это ставит нас на уровень народов стран «третьего мира».

Виктор Черецкий: По мнению Хуана де Дьос Рамиреса, проблемы цыган должно решить правительство. Об этом он неоднократно заявлял и в парламенте страны, и на различных международных форумах, посвященных жизни цыган. Хуан де Дьос Рамирес считает, что, в первую очередь, следует решить вопрос с жильем.

Хуан де Дьос Рамирес: Речь идет о политической воле правительства: захочет оно или нет помочь цыганам. К примеру, не все они могут купить квартиру в собственность, даже если речь идет о дешевом жилье, построенном с государственной дотацией. Платить квартплату – за свет, газ и воду - им тоже непросто. И здесь государству следует взять на себя хотя бы часть расходов. Тем более, что испанское законодательство предусматривает предоставление помощи малообеспеченным.

Виктор Черецкий: Между тем, государственные программы помощи цыганам, принимаемые в последние десятилетия, в основном проваливаются. И вина здесь не только в том, что эти программы порой плохо продумываются или плохо финансируются. Сами цыгане, к примеру, зачастую противятся переселению из лачуг в многоквартирные дома. Некоторые из них действительно не хотят или не могут платить за коммунальные услуги, но в основном их не устраивает городской быт. В городском доме следует соблюдать нормы общежития, нельзя заниматься привычным делом - держать домашних животных и птиц, устраивать склад вторичного сырья, ремонтировать грузовики и фургончики, организовывать шумные праздники под открытым небом и так далее. Да и детям - а в цыганских семьях принято иметь многочисленное потомство - негде порезвиться. Вообще, по данным статистики, большинство цыган вполне довольно существующей ситуацией. Не предъявляет претензий к властям и 50-летний Алехандро Сильва, живущий в цыганском поселке под городом Толедо.

Алехандро Сильва: Нас как-то хотели переселить в квартиры – мы воспротивились. Дело не в том, что мы живем, как считают некоторые, в лачугах. Дома наши нас устраивают. Здесь у нас и жилье, и наш промысел. Мы занимаемся сбором и продажей металлолома, макулатуры, цветных металлов. Живем в этом поселке уже 17 лет. Наш поселок – это пятеро моих братьев и наши дети и внуки – двадцать семей – всего 90 человек. Мы живем счастливо и довольны тем, что у нас есть. Работаем, соблюдаем наши традиции, встречаем гостей.

Виктор Черецкий: Пожилые испанские цыгане всегда легко узнаваемы. Они носят усы и длинные волосы. Ходят всегда в темной костюме, в шляпе, в тряпичных теплых домашних тапочках и с тросточкой с кисточками. На груди обязательно золотой крест на золотой цепочке, толщена которой зависит от достатка семьи. Кстати, семья для цыган – дело святое. Внебрачные связи в их среде не допускаются. Цыганки любят покричать, поспорить, но отношение к мужьям у них трепетное. Пилар – супруга Алехандро и мать семерых детей – не исключение. Она тоже не считает, что цыгане хоть как-то ущемлены в обществе и к «пайос» - так цыгане называют испанцев и вообще всех, кто не относится к их народу – никаких претензий не имеет.

Пилар: Мы живем здесь много лет и не жалуемся. У нас все есть. Дом не хуже, чем у других: стиральная машина, телевизор плазменный… С «пайос» проблем не возникает. Когда власти нас хотели выселить, заявив, что наш поселок построен незаконно, добрые люди заступились за нас, сказав полиции, что мы живем достойно. Конечно, цыган не все любят, потому что у нас дурная слава. Некоторые думают, что мы воруем. Но на самом деле большинство цыган живет честно. Правда, раньше, когда еще не было машин, а цыгане кочевали и им часто нечего было есть, то, проходя по какой-нибудь деревне, они воровали курицу – детей-то кормить надо было. Отсюда и дурная слава.

Виктор Черецкий: Для Алехандро и Пилар положение цыган в обществе, их образ жизни, объясняются приверженностью к традициям, которые никак нельзя нарушать. Но почему цыгане не учатся? Пилар считает, что им некогда учиться, потому что традиция предусматривает ранние браки, как правило, в 14 лет. Какая уж тут учеба, когда надо кормить жену и детей! Ну а до этого мальчики помогают отцам зарабатывать деньги, а девочки занимаются воспитанием младших братьев и сестер.

Пилар: Моей младшенькой 15 лет и она уже пристроена. Я подобрала ей мужа – хорошего парня. Мы семью его хорошо знаем и дочка моя его знает с детства. Главное здесь договорится семьям – тогда и любовь будет, и согласие. Женщина должна выходить замуж девственницей. Иначе брак у нас не признается. Это тоже наша традиция. Я своей дочке всегда говорила, если хочешь замуж – ни с кем не гуляй, а то потом никто тебя не возьмет. Свадьба, как положено, длилась три дня и три ночи. Думаю, что у нас хорошая свадебная традиция.

Виктор Черецкий: Многие цыгане не умеют ни читать, ни писать, зато традиции усваивают буквально с молоком матери. Речь идет и о поведении в быту, и о различных обрядах, и о еде. Самое известное блюдо испанских цыган –похлебка из турецкого гороха, фасоли с добавлением свинины и сала, острой домашней колбасы, перца и шафрана. Блюдо это называется «Берса хитана» и его даже подают в некоторых ресторанах на юге Испании. Что касается отношений, существующих между цыганами, то здесь следует упомянуть непременное уважение к старшим. Говорит Маноло, племянник Алехандро.

Маноло: Мы всегда к пожилым цыганам относимся с уважением. Они нас учат нашим традициям, нашим законам. И мы обязаны почитать их и слушаться.

Виктор Черецкий: Испанские цыгане никогда не попрошайничают: ни дети, ни женщины, ни, разумеется, мужчины. Тем не менее, не секрет, что цыганская среда порождает в Испании довольно много правонарушителей. Некоторые кланы занимаются наркоторговлей. Самым знаменитым налетчиком среди цыган был умерший пять лет назад Хуан Хосе Морено по кличке «Бычок». Он начал угонять автомобили в 9 лет, затем совершал дерзкие налеты на банки, побеги из тюрьмы, организовывал мятежи заключенных. Добычей он делился с беднотой, за что прослыл неким цыганским «Робин Гудом». Со временем «Бычок», который провел за решеткой в общей сложности 25 из 42 лет жизни, стал героем фольклора, а также документальных и художественных фильмов. К своей судьбе он относился философски:

Хуан Хосе Морено: Мне когда-то кто-то сказал, что главное для нашего брата – это, чтобы ты достойно прошел через тюрьму, а не тюрьма прошла через тебя, раздавив в тебе человека. И я, «Бычок», всю жизнь старался придерживаться этого правила.

Виктор Черецкий: Разумеется, разговор об испанских цыганах будет неполным, если мы не вспомним их огромный вклад в развитие музыкальной культуры страны. Это именно они создали жанр «фламенко». Естественно, что самыми знаменитыми исполнителями «фламенко» до сих пор остаются цыгане. Вспомнить хотя бы рано ушедшего из жизни гения «фламенко» Камарона де-ла Исла. Ну а сегодня в этом жанре лидирует певцы Диего эль-Сигала, Нинья Пастори, танцовщик Хоакин Кортес, гитарист Томатито и многие другие известные цыганские артисты. Камарон де-ла Исла считал, что «фламенко» - это своеобразное зеркало, в котором отразилась жизнь цыган, их чувства и талант.

Камарон де ла Исла: Фламенко – это всегда грусть, даже, если речь идет о любви, потому что для цыгана любовь – это тоже грусть. И грусть, и радость одновременно. Ведь у фламенко – глубокие народные корни. Правда, сегодня этот жанр несколько изменился. В песнях стало больше слов, а не только наши традиционные вздохи. Чтобы исполнять фламенко, думаю, надо родиться цыганом – надо вкладывать в пение весь наш темперамент, всю душу. Научиться этому можно только с детства, впитать в себя традиции и мироощущение твоих предков.

Виктор Черецкий: Звучит композиция Камарона де-ла Исла «Я цыган» в сопровождении гитариста Томатито.
Считается, что «фламенко» с пением под гитару и танцем сложился в 18 столетии. Однако, все три его элемента появились в цыганском фольклоре и, соответственно, в Испании значительно раньше. Первые цыгане появились на Иберийском полуострове в начале 15 столетия, когда здесь шла «реконкиста» - война между испанцами-христианами и мусульманами, выходцами с Аравийского полуострова, Ближнего Востока и из Северной Африки, завоевавшими Испанию еще в 8-ом веке. Цыгане были христианами, поэтому испанцы приняли их по началу хорошо: дали возможность кочевать по стране, тогда еще разделенной на отдельные королевства. Мусульмане их тоже особо не притесняли. Рассказывает знаток истории цыган из города Малага Франсиско Монтилья:

Хосе Монтилья: В конце 15 столетия в царствование так называемых «католических королей» - Изабеллы и Фердинанда – все изменилось. Короли покончили с арабским владычеством и объединили страну. Одновременно они стали добиваться, чтобы население Испании стало однородным. Иудеям и мусульманам было приказано принять христианство, а цыганам забыть свой язык и говорить только по-испански, трудиться на феодалов и, вообще, ничем не отличаться от остальных испанцев. В противном случае им предписывалось покинуть страну.

Виктор Черецкий: Нарушителей ждал кнут, им отрезали уши и, в конце концов, принудительно высылали за пределы Испании. За цыганами присматривала вновь созданная Святая Инквизиция. Действовала она беспощадно. Однако многого ей не удалось добиться. Цыгане от своих традиций не отказались. Разве что со временем утратили родной язык.
XS
SM
MD
LG