Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разбор плохих активов


Почти треть активов российской банковской системы может стать проблемной

Почти треть активов российской банковской системы может стать проблемной

Во Внешэкономбанке опасаются, что российские компании и банки не смогут погасить кредиты, взятые в ВЭБе для реструктуризации внешних долгов.

При этом, как заявил ранее на неделе первый заместитель председателя Центробанка Алексей Улюкаев, доля "плохих" активов в российской банковской системе может составить от 10 до 30 процентов. Главная их составляющая — просроченная задолженность по ранее выданным кредитам. При этом в корпоративном сегменте просрочка растет в три раза быстрее, чем в частном.


Значительный разброс в оценках общего объема проблемных активов во многом объясняется существованием несколько методик их подсчета. К плохому долгу можно относить только просроченный платеж, как это делает Центробанк, а можно — тело кредита, то есть всю задолженность, возвращение которого банку после первой просрочки оказывается как минимум под вопросом.


В инвестбанке "ВТБ-Капитал" полагают, что господин Улюкаев, скорее всего, говорил не только о просроченных кредитах, но и о займах, по которым банк видит признаки ухудшения кредитоспособности заемщика.


"Если смотреть просто на просроченные кредиты, то, по последним данным, доля просрочки в целом по сектору не превышает 3,6 процента. Если же учитывать "сомнительные" кредиты и принимать во внимание все тело кредита, объемы действительно могут быть близки к тем, о которых сегодня говорил господин Улюкаев", — объясняет аналитик "ВТБ-Капитала" Михаил Шлемов.


"В 1998 году Международный валютный фонд оценивал уровень просроченной задолженности банкам в России в 40 процентов. В то же время Центральный банк представлял официальные данные — 11 процентов. Разница составляла 3,6 раза, но вовсе не потому, что Центральный банк что-то занижал — просто методики разные. Если применить эту разницу в 3,6 раза к тем данным, которые Центральный банк России представляет сегодня, мы получаем 12 процентов просрочки по кредитам", — говорит аналитик инвестиционной компании UniCredit Securities Рустам Боташев.


В "ВТБ-Капитале" ожидают, что к концу 2009 года совокупная просрочка по методике Центрального банка составит приблизительно 9 процентов, к концу 2010-го — около 14 процентов. "Что касается методики Международного валютного фонда, то крайне сложно оценить, каким будет объем плохих долгов на пике — разные кредиты находятся на разной стадии погашения, и, кроме того, часть кредитов была реструктуризирована, — отмечает Михаил Шлемов. — Однако мировой опыт показывает, что доля "плохих" кредитов на пике кризиса в 20-30 процентов от всего кредитного портфеля является вполне реальной величиной".


По мнению Рустама Боташева из Unicredit Securities, опасность для отечественного банковского сектора представляют в первую очередь корпоративные кредиты: только с августа 2009 по февраль 2010 года российские компании должны вернуть банкам примерно 110 миллиардов долларов, а в ближайшие 12 месяцев — 229 миллиардов долларов. "Думаю, что 20 процентов до конца года — это реальный прогноз по общему объему просроченной задолженности российским банкам, если учитывать тело проблемных кредитов", — говорит аналитик.


Доля потребительских кредитов в этих 20 процентах общей просроченной задолженности, судя по всему, будет весьма незначительной. По данным Рустама Боташева, просрочка со стороны частных заемщиков выросла с начала 2009 года примерно на 17 процентов против 53 процентов роста корпоративной.


Многие зарубежные аналитики считают нарастающую просроченную задолженность по кредитам российским банкам главной проблемой в ближайшие месяцы не только для самой банковской системы, но и для всей российской экономики. Под просроченный кредит банк обязан создавать из собственных средств специальный резерв, который в балансе относится к убыткам. В таких условиях еще труднее ожидать, что банк будет расширять объемы кредитования кого бы то ни было.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG