Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Индии начались парламентские выборы


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Андрей Шарый и Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: В Индии сегодня начались парламентские выборы - пятнадцатые в истории страны. Процедура голосования здесь сильно отличается от других государств - выборных дней, кроме сегодняшнего, четыре, последний из них - 13 мая. Итоги будут подведены 16 мая. Голосование началось с кровопролития. Пока наибольшую активность проявляют маоистские повстанцы. Они уже атаковали избирательные участки. Несколько подобных инцидентов произошли в сельских районах других восточных штатов, а в Джарханде шесть участников проправительственных военизированных формирований погибли при взрыве мины. О выборах в одно из самых населенных демократий мира, если не самой уже населенной, мой коллега Андрей Шарый побеседовал с обозревателем Радио Свобода, специалистом по британской истории, британскому содружеству Кириллом Кобриным. Первый вопрос, на который отвечает Кирилл таков: с чем связана столь длительная и сложная процедура голосования в Индии?

Кирилл Кобрин: С численностью индийского населения и связана, потому что зарегистрированных избирателей в стране 714 миллионов, избирательных участков, если быть точным, то 828804. Но это не единственное обстоятельство. Важны и географические условия: Индия - большая страна с не очень развитыми коммуникациями, оттого затруднена связь между участками и доставка урн с бюллетенями. Еще третье обстоятельство: несмотря на стремительную модернизацию последних лет (а Индия действительно одна из самых развивающихся экономик и обществ), здесь множество, так сказать «патриархальных карманов», областей, где господствует традиционный, даже традиционалистский образ жизни, и процедура голосования там не очень проста. Наконец, власти принимают чрезвычайные меры безопасности, чтобы не допустить срыва выборов - хотя бы в отдельных штатах - экстремистами. А в Индии их предостаточно. Это исламистские группы, индуистские радикалы и маоистские повстанцы. Это многонациональная и многоконфессиональная страна, где властям с огромным трудом удается поддерживать хрупкое равновесие и порядок.

Андрей Шарый: А почему все-таки несколько этапов этих выборов? Почему людям бы всем сразу не прийти и не проголосовать? Или просто в разных регионах страны люди голосуют в разные субботы и в разные воскресенья?

Кирилл Кобрин: Совершенно верно. Это технически просто невозможно. Будет прежде всего не избирателей, а наплыв бюллетеней, просто не справится ни одна комиссия. Вот урны просто доставлять очень сложно. Это же они будут месяц считать. Лучше уже просто голосовать несколько раз и так далее.

Андрей Шарый: Какие партии, Кирилл, претендуют на победу? Интересы каких групп населения они представляют?

Кирилл Кобрин: Две не партии, коалиции: правящий уже пять лет "Объединенный прогрессивный альянс" и оппозиционный "Национальный демократический альянс". Главное не перепутать. В каждой из этих коалиций есть так называемый "паровоз" - крупная партия, вокруг которой объединяются все союзники. В случае правящего блока, это так называемый "Конгресс" (или, как он раньше назывался, все люди, жившие еще в советское время, называли его "Индийский национальный конгресс").

Андрей Шарый: Связанный с семье Неру. И там, кажется, есть и в этом году тоже представители этого самого главного семейства.

Кирилл Кобрин: Конечно. Ну, Неру... Неру-Ганди - назовем так, хотя это не имеет отношения, конечно, к Махатме Ганди, но к семейству Ганди, к семейству Неру-Ганди, конечно, все эти люди имеют отношение. Это, между прочим один из главных источников критики, потому что "Индийский национальный конгресс" традиционно обвиняли и в клановости, и в коррупции, и семейственности. И упадок "Индийского национального конгресса", который начался довольно много уже лет назад, вынудил их обратиться за помощью к мелким партиям. Если говорить об идеологической платформе этого "Объединенного прогрессивного альянса", это те ценности, по крайней мере, так провозглашается, которые отстаивали еще борцы за независимость Индии, традиции Джавахарлала Неру и его соратников, ну, в общем, и наследие Махатмы Ганди каким-то образом они тоже пытаются присвоить.

Андрей Шарый: Вокруг чего главный фокус этих выборов? Это экономический кризис, социальное положение или есть какие-то более глубокие, важные для индийского общества проблемы?

Кирилл Кобрин: Это прежде всего два блока, которые политически по-разному ориентированы.

Андрей Шарый: То левый и правый?

Кирилл Кобрин: Я бы сказал так - это скорее более либеральный или более наднациональный и надконфессиональный как раз "Объединенный прогрессивный альянс" и вот этот "Национальный демократический альянс", в ядре которого находится партия Бхаратия Джаната, это умеренно-националистическая партия, которая поддерживает прежде всего индуистов, поэтому ее и критикует, в частности, мусульманское население.

Андрей Шарый: Есть ли какая-то проблема контроля над честностью этих выборов? Представляете себе, если, как в Молдавии, будет принято решение пересчитать 714 миллионов голосов?

Кирилл Кобрин: Чем больше избирателей, тем сложнее вот эти трюки, потому что ведь речь идет не об одном-двух десятках, сотнях, тысяче, даже, может быть, миллионе голосов. Никогда еще не было выборов, когда вот между двумя... сначала это было соперничество между Бхаратия Джаната и "Индийским национальным конгрессом", сейчас это соперничество между коалициями. Никогда не было такого, чтобы разница в этих результатах была такая, что надо было что-то пересчитывать.

Андрей Шарый: Индия - это одна из крупнейших бывших британских колоний. Британские политические традиции, политической, выборной системы копируются в Индии из Британии или это полностью своя система?

Кирилл Кобрин: С одной стороны, как она была установлена, политическая система, она немножко похожа, безусловно, потому что это парламентская республика, и главную роль играет именно премьер-министр, а не президент, ну, в данном случае президент, как аналог королевы или монарха Великобритании. Но на этом, собственно, британская традиция исчерпывается. Может быть, сила британской традиции уже в самом факте существования Индии. Дело в том, что до появления британцев и, особенно, до объявления королевы Виктории "императрицей Индии" никакого общего индийского государства не было, были индийские империи, там, Великих Моголов и так далее, но они никогда не занимали всей вот этой территории.

Андрей Шарый: То есть это была такая азиатская Италия?

Кирилл Кобрин: Или Германия, если угодно. С разными конфессиональными традициями и так далее, этническими. Собственно говоря, британцы и сформировали Индию, как таковую. Потом она распалась, получив независимость, на Индию и Пакистан, потом Бангладеш, потом Бирма и так далее. И сейчас территориальные проблемы существуют, Кашмир достаточно вспомнить. Но сам факт существования Индии, хотя, конечно, ни один индийский политик с этим не согласится, это факт наследия британского колониального. А так, конечно, партии абсолютно национальные, там своя жизнь, своя борьба и свои кланы.
XS
SM
MD
LG