Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Конец эпохи в истории зарубежной русскоязычной прессы


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие корреспондент Радио Свободы в Нью-Йорке Ян Рунов.

Юрий Жигалкин: В русскоязычной иммигрантской прессе завершилась эпоха. На 99-м году жизни газета "Новое русское слово" прекратила свое существование в качестве ежедневной газеты. Ее прошлое, сотрудничество с ней известнейших российских деятелей культуры, оказавшихся в иммиграции, придавали газете особый статус и обаяние. Отныне она будет лишь одной из десятка еженедельных русскоязычных газет. Впрочем, издаваемой в содружестве с "Нью-Йорк Таймс". Что предопределило такой конец легенды? Слово Яну Рунову.

Ян Рунов: Агония длилась довольно долго: читатели замечали, что и рекламы в газете становилось всё меньше, и печатных материалов. Газета "худела". Её покидали наиболее популярные журналисты. Она становилась всё более убыточной. Хотя фактическим владельцем "Нового русского слова" последние годы является киевский бизнесмен Вадим Рабинович, издателем и редактором много лет остаётся Валерий Вайнберг. Он рассказывает...

Валерий Вайнберг: Всему приходит конец. И для меня это, как в той песне, "не сыпь мне соль на раны, не говори навзрыд", для меня это личная трагедия, поскольку я в газете провел 45 лет. Я видел и взлеты, и падения. Но сегодняшний экономический кризис очень отразился на существовании ежедневной газеты, которая, как и все остальные газеты сегодня в Соединенных Штатах, я думаю, и во всем мире, субсидируются. Нет газеты, которая существует на заработанные деньги, включая "Нью-Йорк Таймс". В Соединенных Штатах закрылось 129 газет. Мы, как этническая газета, в которой не рекламируются национальные продукты, мы как бы ни авиалинии, ни банки и так далее, естественно, субсидии значительно превышали наши заработки, поэтому пришлось сейчас перейти на формат еженедельника.

Ян Рунов: О роли, которую сыграла ежедневная газета "Новое русское слово", рассказал писатель и владелец издательства "Эрмитаж" Игорь Ефимов...

Игорь Ефимов: Впервые "Новое русское слово" попало в нашу семью в те месяцы, когда мы ждали американской визы в Вене летом 1978 года. И с нами была бабушка моей жены Марины, ей тогда уже было 90 лет, и она в России привыкла читать русскую газету каждый день и, прочитав, задумчиво откладывая ее, говорила: "Что-нибудь из этого должно быть правдой". В Вене она тоже потребовала себе русскую газету, и мы пошли и в киоске купили несколько русских газет, в том числе "Новое русское слово", и принесли ее бабушке. Она развернула, начала читать, ну, естественно, когда в газете русскими буквами, русскими словами вдруг она натыкалась на заголовки, там, "Страшное преступление большевиков", "Расстрел царской семьи", "Новая ложь Кремля", она впала в такой страх и ужас, пошла красными пятнами, отложила, разволновалась. На следующий день уже она говорила: "А где это "Новое русское слово"? Так что у нее ушло на адаптацию к этой газете всего день-два. Огромную роль сыграла газета в жизни третьей волны русской эмиграции для нас. Ну, она, конечно, и раньше существовала. Но она очень живо откликнулась на наше появление. И Андрей Седых проявил замечательную гибкость, принимая новых молодых журналистов, сотрудников, учитывая интересы новых читателей, хотя можно себе представить, какие трудности были при контакте его прежних читателей, первой и второй волны эмиграции, они не всегда доброжелательно принимали третью волну, то есть прибывающую в 1970-е годы. И он справлялся, по-моему, замечательно с этими противоречиями.

Ян Рунов: В будущем году ежедневная газета «Новое русское слово» должна была отметить своё столетие.
XS
SM
MD
LG