Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10-летняя война в Чечне объявлена законченной


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.

Евгения Назарец: Решением Национального антитеррористического комитета с 16 апреля отменен режим контртеррористической операции в Чечне. 10-летняя война объявлена законченной. О военно-политической ситуации в республике после отменя режима контртеррористической операции мой коллега Андрей Шарый беседовал с известным московским экспертом по вопросам безопасности, главным редактором интернет-сайта "Агентура.ру" Андреем Солдатовым. Какие военные части остаются теперь в Чечне?

Андрей Солдатов: Я так понимаю, что там останется реформированная мотострелковая дивизия, которая превратится в две бригады, и останется одна бригада внутренних войск. Честно говоря, насколько я предполагаю, их активность будет, как и сейчас, достаточно лимитирована, поскольку сейчас они в основном проводят время на базах и не на них лежит основная нагрузка по проведению операций.

Андрей Шарый: Эти подразделения или соединения, которые подчиняются Министерству обороны или Министерству внутренних дел, части федерального подчинения? Ими командует не Кадыров?

Андрей Солдатов: Нет. Я думаю, что, конечно, контроль над ними никогда не перейдет к Кадырову, но проблема в том, что не они ведут основную массу операций, их информированность и их участие в борьбе с терроризмом очень-очень ограничена.

Андрей Шарый: А кто будет заниматься этими "остатками борьбы с терроризмом"?

Андрей Солдатов: Я боюсь, что вся эта задача будет полностью лежать на плечах республиканских подразделений внутренних дел, то есть это будут кадыровские подразделения.

Андрей Шарый: А вот эти республиканские подразделения кому подчиняются, имеет ли Москва какое-нибудь влияние на то, как они там проводят эти операции или сейчас это влияние будет совсем маленьким или никаким?

Андрей Солдатов: С 2006 года идет процесс выдавливания федеральных структур, скажем так, полного перехода контроля над операциями к Кадырову. Поэтому, конечно, сейчас это просто приведет к тому, что центр не будет иметь никакой фактически информации, кроме той, которую Кадыров сам посчитает нужным докладывать в Москву.

Андрей Шарый: А расформирование батальонов "Восток" и "Запад" какое-то значение имеет?

Андрей Солдатов: Это процесс уже немножко прошлый. Ну да, конечно, он имел значение, как и расформирование отряда "Горец", как и прекращение действий спецназа ГРУ в горной части. Примерно одна такая тенденция.

Андрей Шарый: Получается, что армия Кадырова, назовем это так, это подразделения, соединения республиканского МВД, которыми он будет фактически заведовать. И существуют еще три, вы назвали, бригады из Министерства обороны и Министерства внутренних дел, которые как бы представляют федеральную сторону. Верно я понимаю?

Андрей Солдатов: Да.

Андрей Шарый: К каким военно-политическим последствиям это все может привести?

Андрей Солдатов: Сейчас это сложно сказать, потому что не очень понятно, что будет происходить с экономикой, соответственно, будет ли тот поток финансирования, который идет в Чечню, меняться, сокращаться и так далее. Но пока просто это приведет к тому, что Чечня будет лишена всякого внешнего контроля, поскольку Кадыров очень эффективно сначала убрал информационный контроль, то есть, как вы знаете, прессе очень тяжело работать в Чечне, тут Кадыров проводит очень жесткую политику. А теперь не будет контроля и со стороны спецслужб. Поэтому никакого внешнего контроля не будет. То, что пока происходило в режиме КТО, это то, что федеральные подразделения, дислоцирующие в других областях, в других регионах, имели возможность в рамках Объединенной группировки войск заходить в Чечню и проводить там какие-то операции. Насколько я понимаю, теперь этого не будет.

Андрей Шарый: Можно сказать, что влияние, возможности Рамзана Кадырова, президента Чечни, увеличились после отмены режима контртеррористической операции?

Андрей Солдатов: Да, конечно. Более того, я думаю, что сейчас второй выйдет вопрос - это, в общем, никогда не скрываемые амбиции Рамзана Кадырова в других регионах Северного Кавказа. Он предлагал и президенту Кабардино-Балкарии совместно решать проблемы борьбы с терроризмом, и у него есть какие-то, видимо, амбиции в отношении Ингушетии. То есть и здесь, честно говоря, я не могу прогнозировать ситуацию.

Андрей Шарый: Объективно появляется, возрастает ли возможность, что Чечня вновь заявит о стремлении к независимости?

Андрей Солдатов: Нет, я не думаю, потому что просто нет необходимости для того, чтобы заниматься провозглашением подобных целей. Я просто сейчас не вижу политической необходимости и, вообще, какой-то политической выгоды от того, чтобы об этом заявлять. Все задачи, которые поставил перед собой Кадыров, экономическая независимость, свободные руки на своей территории и возможность вмешательства в дела соседей, они решены и таким образом, как сейчас.

Андрей Шарый: Конфигурация российской военной группировки на Северном Кавказе сильно изменится после этих изменений?

Андрей Солдатов: Да нет, только будут выведены части подразделений некоторые сводные отряды МВД, которые действовали на территории Чечни. Видимо, будет что-то изменено еще на уровне ФСБ, потому что существует практика, по крайней мере, на сегодняшний день о командировании сотрудников ФСБ из других регионов в Чечню. Видимо, эта практика будет как-то снижаться или что-то с ней будет происходить. В рамках всего Северного Кавказа я не думаю, что что-то сильно изменится, а в рамках Чечни - конечно.

Андрей Шарый: Есть основания полагать, что Чечня сейчас так нашпигована агентами московских спецслужб, что Кремль может не беспокоиться за ситуацию в республике?

Андрей Солдатов: Это, по-моему, довольно большое преувеличение по поводу агентурной работы российских спецслужб. Агенты в таких местах, и в Чечне в том числе, получаются, когда ты арестовываешь человека, держишь его какое-то время в фильтрационном пункте, потом ты его отпускаешь, и он становится агентом. То есть таким центром по вербовке основным было ОРБ-2. Уже достаточно длительное время ОРБ-2 контролируется Кадыровым, то есть федеральных офицеров нет, и, соответственно, и эта структура по вербовке, получению агентуры тоже полностью подконтрольна Кадырову.
XS
SM
MD
LG