Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рассказ о подготовке к Дню депортации татар из Крыма


Ирина Лагунина: Меджлис крымско-татарского народа выступил с инициативой проведения памятных мероприятий 65-годовщины депортации крымско-татарского народа на всеукраинском уровне. Для этого президента Украины поросят издать специальный указ. На заседании организационного комитета по проведению мемориальных мероприятий Меджлиса была обсуждена подготовка к ежегодному Всекрымскому траурному митингу 18 мая на центральной площади Симферополя. В меджлисе считают, что 18 мая Ющенко должен обратиться к гражданам Украины в связи с 65-й годовщиной депортации крымско-татарского народа и провести в Киеве вечер-реквием. На этом мероприятие должны присутствовать первые лица страны и председатель Меджлиса, депутат Мустафа Джемилев. О проблемах крымских татар рассказывает вернувшийся из Симферополя Олег Панфилов.

Олег Панфилов: У крымских татар, возвращающихся на Родину, огромное количество проблем – и жилищных, и социальных, и политических. Одна из них, и достаточно серьезная, крымско-татарская пресса, которая бы могла не только информировать крымских татар об этих проблемах, но и противостоять часто агрессивной журналистике, в основном ориентированной на Россию.
Два моих собеседника пытаются не только сохранять традиции крымско-татарской журналистики, но и применять новые стандарты. Это главный редактор газеты «Крым» Бекир Мамутов и Ленур Юнусов, заместитель главного редактора газеты «События».
Я прежде всего хотел бы спросить Бекира о том, что из себя представляет история крымско-татарской журналистики, насколько она старая и есть ли возможность сейчас сохранить традиции крымско-татарской журналистики, применить ее в новых условиях?

Бекир Мамутов: Наш народ гордится историей своей культуры и в том числе в части истории, которая относится к сфере журналистики или средств массовой информации. Потому что человек, который есть для нашего народа олицетворение лидерства, и философии, и просвещения Исмаил Гаспринский, он начинал свою общественную деятельность как редактор газеты, вошедшей в историю, я думаю, прессы не только нашей национальной, но и российской. И газета, которая начала выходить еще в 83 году 19 века, она стала общетюркской, общемусульманской, для всех мусульман и тюрков Российской империи. Поэтому я могу тут же добавить, что, например, такого плана узбекская газета вышла только в 1907 году, незадолго до этого татары Поволжья тоже могли получить возможность выпускать свою национальную газету. Поэтому мы этой историей очень гордимся. Еще перед началом Второй мировой войны выходило два ежедневных издания на крымско-татарском языке и около 10 общекрымских на крымско-татарском языке. Поэтому у нас, я думаю, прочные и славные традиции, которые, к сожалению, в депортации тоже были во многом уничтожены.

Олег Панфилов: Скажите, Бекир, в каком состоянии была крымско-татарская журналистика перед 44 годом, то есть перед тем, как ее практически уничтожили во время депортации? Сколько выходило газет, сколько было журналистов?

Бекир Мамутов: Выходили две, как, наверное, и во многих других национальных автономиях, две ежедневные газеты, одна партийная, а другая молодежная, комсомольская. Понятна их идеологическая направленность и для чего тот режим уделял пропаганде столько значения. Но для нас было важно, что они выходили на нашем родном языке, они не только информировали народ о достижениях того строя, но и при этом публиковали много материалов, связанных с языком, с культурой и с историей нашего народа.

Олег Панфилов: Была ли возможность во время депортации в Центральной Азии, куда депортировали крымских татар, выпускать газеты или каким-то образом сохранять культурное единство?

Бекир Мамутов: Такая возможность появилась. Понятно, что она тоже была под контролем власти. И власть решила, что надо учреждать новую крымско-татарскую газету, которая бы проводила политику закрепления крымских татар на тех местах, куда они были депортированы в 44 году. И такая газета вместе с некоторыми другими культурными институциями, как, например, ансамбль, профессиональный ансамбль песни и пляски, радио, появилась и газета, которую назвали «Знася Ленина». Это было в мае 57 года, то есть через 13 лет после депортации. И эта газета вскоре стал выходящей на четырех страницах формата А2 с периодичностью три раза в неделю. Эта газета вплоть до начала, можно сказать, массового возвращения крымских татар на родину, она оставалась флагманом советской коммунистической партийной прессы для крымских татар.

Олег Панфилов: Спасибо, Бекир. Мы еще вернемся к национальной журналистике. Ленур Юнусов, вы, как подавляющее большинство крымских татар, родились в Центральной Азии и воспитаны в основном на русском языке, то есть и образование, и общение. Скажите, как вы, как крымский татарин, понимаете ли необходимость крымско-татарского языка или считаете, что русский язык сейчас в этой ситуации в Крыму язык, который мог бы возрождать крымско-татарскую журналистику?

Ленур Юнусов: Безусловно, возрождать крымско-татарский язык необходимо и нужно делать это как можно быстрее. Потому что уже, насколько я помню, ЮНЕСКО признала этот язык вымирающим. И вот как раз тема возрождения крымско-татарского языка напрямую накладывает отпечаток на тему возрождения крымско-татарской журналистики. Потому что ничтожно малое количество носителей крымско-татарского языка, оно накладывает отпечаток на тиражи крымско-татарских газет, которые так же уничтожены сегодня. Безусловно, русский язык не заменит крымским татарам родного языка. К сожалению, сегодня ситуация такова, реальность, что подавляющее большинство крымских татар, им просто легче читать по-русски, слушать новости по телевизору на русском языке.

Олег Панфилов: Ленур, одна из проблем, которая сейчас ощутима в Крыму - это противостояние русскоязычной пропаганде, которая в основном ориентирована на Россию и часто даже инициирована Россией, российскими властями. Это противостояние русскоязычного населения Крыма и крымских татар. Насколько вы можете, как журналист, пишущий на русском языке и работающий в русскоязычной газете в Крыму, можете противостоять этой пропаганде? Поскольку сейчас в нынешних условиях чуть ли не часть современной крымско-татарской культуры, это сохранение своей идентичности в этих условиях.

Ленур Юнусов: Вы правильно заметили, что российская пропаганда в Крыму действует очень активно, причем она присутствует как в телеэфире, так и в печатных средствах массовой информации. Крымчане ловят русские радиостанции, российские и многие крымские ФМ-радиостанции просто заключают договора российскими, с радио «Маяк» и так далее, и транслируют их программы. Противостоять этому засилью кремлевской пропаганды очень сложно, потому что ресурсы слишком малы. Если говорить о крымско-татарской журналистке, то она в основном ориентирована на крымско-татарского читателя и, скажем так, не покрывает другую аудиторию. Вся остальная аудитория находится под тотальным влиянием российской пропаганды, на мой взгляд. И к сожалению, украинские власти, которые в принципе декларируют желание бороться с российской пропагандой, в реальности практически ничего не могут предпринять в ответ.

Олег Панфилов: Спасибо, Ленур. Я возвращаюсь к Бекиру Мамутову. Вы главный редактор газеты «Крым», то есть национально ориентированной газеты. Как вы полагаете, насколько печально состояние крымско-татарской журналистики? Я помню разговор с министром информации Крыма Меметовым, который говорил о том, что, к сожалению, доля крымско-татарской журналистики в медиа-пространстве Крыма ничтожно мала. Это всего лишь, напомню, один телеканал, который вещает на крымско-татарском языке, и несколько газет, включая ряд газет для детей таких культурно-развлекательных форматов. Что вы скажете на самом деле, что происходит сейчас в крымско-татарской журналистике?

Бекир Мамутов: Действительно, крымско-татарская журналистика, если иметь в виду ее выход на родном языке и те редакции, которые работают для носителей языка, как заметил Ленир, очень немногочисленных, переживают не лучшие времена. И здесь исторические параллели и параллели с другими автономными образованьями, которые есть в составе того же Узбекистана или России, показывают, что наша национальная пресса, этническая пресса выглядит просто убого. Потому что одна газета, выходящая один раз в неделю, и одна газета, выходящая дважды в неделю, собственно, и один журнал, который выходит в два месяца один раз - вот она вся национальная пресса в традиционном понимании, имея в виду, что она должна выходить на родном языке. И здесь, конечно, тиражи действительно формируют необходимость обращаться к поддержке государства. Государство не может оказать поддержку в том объеме, чтобы мы смогли сформировать национальную прессу, скажем, по некоторым самым важным отраслям - для молодежи, женщин, детей, ориентированную на различные социальные группы народа и среди этих группы есть может быть хотя бы несколько, кто бы понимал, читал эти издания.

Олег Панфилов: Спасибо, Бекир. Последний вопрос к Ленуру: вы знаете какие-то перспективы выхода из этой ситуации? Есть ли в Симферополе университет, который готовит журналистов для крымско-татарской прессы? Какой выход из этой ситуации?

Ленур Юнусов: Проблема в том, что нет подготовки кадров для крымско-татарской журналистики, нет ресурсов, нет ничего практически. Но все не так безнадежно, потому то в последнее время лично я замечаю такую тенденцию, что крымско-татарская молодежь тянется к родному языку и начинает, я беседую с молодыми людьми часто и вижу, что они хотят изучать родной язык и делают что-то в этом направлении. И конечно, что упомянул Бекир, о том, что в Крыму действует крымско-татарская радиостанция и крымско-татарская телекомпания, вот это, мне кажется, стало очень большим шагом в этом направлении. Все-таки радиостанция, вещающая в таком молодежном формате, она очень сильно привлекает молодежь и подталкивает, мотивирует к изучению языка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG