Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В тот самый день, когда в Москве начались переговоры между Дмитрием Медведевым и его азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, российское посольство в Анкаре выступило с заявлением. Точнее, с опровержением предположений турецкой прессы о том, что Москва целенаправленно подрывает отношения между Турцией и Азербайджаном.

Россия, сказано в заявлении посольства, принципиально выступает и в практическом плане содействует продвижению политического диалога, развитию добрососедских отношений с Турцией, Азербайджаном и Арменией. Более того: "Мы также высоко оцениваем активное взаимодействие со странами региона в рамках турецкой инициативы создания Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе". И это правда, чем эпизод особенно и интригует.

Сам по себе дипломатический демарш не вполне ординарен: не каждый день посольство реагирует на газетные статьи, особенно в стране пребывания, никоим образом при этом не выказывая обиды на недружественное поведение. Просто чтобы объясниться.

И едва ли это проявление нервозности: для нее уж точно нет никаких причин.

Как говаривали в старину, турок можно одолеть даже на поле боя, но невозможно победить турецкую дипломатию. Эпопея с так называемой платформой стабильности на Кавказе - концепцией, выдвинутой Турцией год назад, - поначалу можно было принять за очередную декларацию, обычную для клубов вроде какой-нибудь Организации черноморского сотрудничества. Однако на самом деле это было явлением уже немного подзабытого жанра: стратегии. А люди любят геополитику не меньше, чем детективы. А может быть, и больше, чувствуя свою причастность к истории.

Геополитическая часть выглядит так. После августовской войны в Южной Осетии Анкара, давно мечтавшая о лидерстве, имела все возможности убедиться: настал ее час. И президент Абдулла Гюль полетел в Ереван, благо судьба в одной отборочной группе чемпионата мира по футболу свела тех, кто не сводится с 1915-го года – турок и армян. Прошло чуть более полугода, и эксперты, словно о чем-то уже почти обыденном, принялись назначать дату сенсации: установление дипломатических отношений между Турцией и Арменией. Последний анонс имел место в Анкаре, в начале апреля, на встрече армянского и турецкого лидеров. И поддержал это начинание не кто иной, как Барак Обама.

Все понимали, что возможны совпадения. Но Ильхам Алиев вместе с Москвой предпочел сделать это совпадение в высшей степени выразительным: визит азербайджанского президента в Москву был назначен на тот же день, на который смена исторических вех планировалась в Ереване: на 16 апреля.

Понятно, что никто не ждал в Ереване чуда. Близкое историческое примирение пополнило список ритуальных тем, которыми, как считается, живет Кавказ в квадрате Ереван-Баку-Анкара-Москва: геноцид, Карабах, ислам от правящей в Турции партии Благоденствия. За ними, как и за большой и всеобщей геополитической активностью в целом, скрывается желание решить свои сиюминутные и локальные задачи. Турция сближением с Арменией не просто снимает массу европейских вопросов – она, даже не получая полноценного европейства сразу, становится полномочным европейским представителем в регионе. А регион таков, что в определенном смысле стоит и самой Европы. И после грузинского августа Анкара послала определенный сигнал традиционным гигантам - в первую очередь, Москве и Вашингтону: все, друзья, пришло время немного подвинуться.

И друзья согласились. Время стояло горячее, и идея, предложенная Турцией, была воспринята совершенно правильно как возможность немного передохнуть и осмотреться. В Армении модно спорить, что уж такого даст открытие турецкой границы – особенно в тех условиях, когда из Еревана в Стамбул и так летали чартеры с челноками. Однако, что бы ни говорилось, путь в мир для Армении, как ни крути, все равно лежит через Турцию.

А Серж Саргсян совершает личную историческую миссию - и при этом не сжигает мостов с Москвой, у которой тоже нет особого выбора: ее от Еревана, объявленного последним стратегическим союзником на Кавказе, отделяет мятежная Грузия. Особых связей, если не считать символов вроде военной базы или покупки за долги безнадежных остатков армянской социалистической индустрии, не видно. В общем, ничего страшного в медленном дрейфе Армении нет, тем более, что противопоставить этому все равно нечего. Просто надо работать с Турцией. То есть, искать у нее слабое место.

Таковое место – это как раз Азербайджан. Тоже никакой особой геополитики. В условиях разбегания верных российских друзей визит Алиева в Москву после демонстративного отказа ехать в Турцию - сам по себе приятный сюрприз. От сближения с Арменией Анкара отказываться не собирается - да и вообще Турция все более обидно пренебрегает чаяниями родственного Азербайджана. Стало быть, последнему надо делать выбор. И он, получается, только один: Москва.

И Азербайджан пытается сыграть в ту же игру, в которую играет, между прочим, сама Турция, неустанно посылая сигналы миру. Хотите газопровод "Набукко"? Учитывайте наши интересы. Какой "Набукко" без Азербайджана? Стало быть, не надо в процессе великого примирения забывать о Карабахе.

И Алиев демонстративно едет в Москву.

При том, что и в Москве, и в Баку догадываются: турецкого размаха игры у Азербайджана не получится - стало быть, от всей геополитики остаются одни мелкие утечки. Со всех сторон. Кто-то пугает Алиева тем, что сближение с Москвой приведет к коллективным американо-турецким усилиям по его свержению. Кто-то провозглашает закупки Россией газа из азербайджанского Шах-Дениза началом новой эпохи и едва ли концом "Набукко". А в июне мы, наверное, услышим новую торжественную декларацию Алиева и Саргсяна, принятую при деятельном посредничестве Москвы о верности сторонам стремлению решить карабахскую проблему. Большего от геополитики и не требуется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG