Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербург встречает русские театры СНГ и Балтии





Марина Тимашева:
В Петербурге завершился международный фестиваль русских театров СНГ и Балтии, он называется "Встречи в России", а проводит его театр "Балтийский дом". Я попросила театрального критика Любовь Лебедину немного о нем поговорить.

Любовь Лебедина: Особенность этого фестиваля заключалась в том, что приезжали совершенно новые русские театры. Ну кто бы мог подумать, что в наше время, в это бедственное положение русских театров в странах СНГ и Балтии, вдруг появятся новые театры и, представьте себе, такие были. Вот из Риги приехал Новый молодежный театр, Шапошников привез спектакль “Хомо Чеховус” по рассказам Чехова, потом из Таллинна приехал молодежный спектакль, приехали два спектакля из Берлина и из Коста-Рики. Вы представляете, из Коста-Рики показывали “Маленькие трагедии”. Это, конечно, театры русских эмигрантов, которые на свой страх и риск снимают помещения, за свои деньги делают спектакли, показывают, и фактически актеры там ничего не получают. Но актеры классные просто. И интересный был совместный проект Вильнюсского русского театра, которым руководит с 2008-го года Йонас Вайткус, и “Балтийского Дома”. Называется “Дрозд черный”. Это была такая международная театральная акция. Актеры разного воспитания, разного вероисповедания, бьются над одним и тем же вопросом: как сегодня достичь согласия в мире и почему люди так трудно идут к этому согласию, когда сам Бог велел людям любить друг друга и нести добро? Сложный спектакль, но очень интересный. И как всегда на “Балтийском Доме” были капустные пироги, были встречи, посиделки, застолья, и я еще раз убедилась, что для русских театров зарубежья это фактически единственная возможность встретиться вместе и почувствовать себя единой семьей.



Марина Тимашева: Тему, начатую Любовью Лебединой, продолжит Татьяна Вольтская.


Татьяна Вольтская: Более 40 театров за прошедшие 11 лет стали участниками фестиваля “Встречи в России”. У фестиваля сложился круг постоянных участников. И в этот раз Русский театр Эстонии привез спектакль “Дон Жуан” по пьесе Мольера, Русский драматический театр имени Варгуна представил чеховскую “Чайку”, Молодежный театр Узбекистана привез свою недавнюю премьеру “Честные люди” по пьесе Тургенева “Месяц в деревне”, Русский драматический театр Литвы показал два спектакля -“Дрозд черный” и пластический спектакль “Бегущая с волками”. Но все же фестиваль имеет свою особенность: он посвящен презентации новых русскоязычных театров ближнего зарубежья. Например, Нового русского театра из Риги и Днепропетровского молодежного театра “Верим”. Вот как рассказывает о русском театре на Украине художественный руководитель Днепропетровского молодежного театра “Верим” Владимир Петренко.

Владимир Петренко: С русским театром на Украине все нормально. То есть финансирование идет одинаковое для украинских и русских театров. Предпочтений по языковому принципу не было, такие случаи мне неизвестны. Как и в России, я не совсем это знаю, есть театры национальные, которые финансируются министерством культуры, есть областные, академические, которые на бюджете области, и муниципальные театры, то есть театры, открытые органами местного самоуправления. Вот таким муниципальным театром является мы. Финансируемся мы из городского бюджета и понятно, что до тех пор, скажем, пока на сессии Госсовета каждый год нам выделяется финансирование, мы живем. А если вдруг соберутся депутаты и решат, что театр не нужен городу Днепропетровску, нас могут закрыть. Такая возможность есть всегда и везде. Мне кажется, что пока что на уровне министерства культуры, на уровне правительства вообще не понимают, зачем театр, но по привычке содержат и, в общем-то, и слава Богу. Если они начнут вдумываться и вдруг решат, что это серьезное идеологическое оружие, наверное, тогда могут появиться какие-то языковые предпочтения. Пока что этого нет. У нас в городе Днепропетровск миллион триста население, шесть драматических театров и Театр оперы и балета. Мы играем для своих жителей. Поскольку большинство жителей Днепропетровска это русскоязычное население, мы играем на русском языке.

Татьяна Вольтская: Зато у Русского театра в Латвии проблем более, чем достаточно. О них говорит Олег Шапошников - художественный руководитель Нового русского театра и Риги, меньше года назад возникшего на основе Актерского курса Романа Виктюка.

Олег Шапошников: Это театр национального меньшинства, с точки зрения государства. Это некое, стало быть, факультативное образование. Русский театр, еврейский театр, польский театр - какой угодно театр в Латвии это театр национального меньшинства. С одной стороны. Но с другой стороны, этот театр гораздо хуже, чем театр любого другого национального меньшинства, потому что этот театр - наследие СССР, то есть это театр, который как бы навязан. С третьей стороны, русские в Латвии это совсем не меньшинство, это половина населения страны. И четвертое - латышский зритель проявляет очень большой интерес к русскому театру, как ни странно, и к русской культуре. Но в широком понимании русской культуры. Для латышского зрителя очень интересна русская классика и сегодняшний авангард. И вот в таких условиях существует русский театр в Латвии. Театр, который я представляю, это не государственное образование, то есть мы существуем на деньги, которые мы получаем от спонсоров, либо от меценатов, либо от фондов. Наше отличие в том, что мы, к счастью, получаемся не навязанные, то есть мы не являемся наследием советского государства и, тем не менее, как новый русский театр, как старый русский театр в Латвии, мы боремся за выживание, а, иначе говоря, за зрителя. И тут мы сталкиваемся с проблемой коллективной психологии русского зрителя за рубежом. Он ощущает себя изгнанником, он не чувствует себя в своей тарелке, в большинстве своем тяготеет к русской культуре, я бы сказал. Русский зритель или русский человек в Латвии идентифицирует себя с соотечественниками, тяготеет к России, но приобщается к этому только через каналы массовой культуры. Он считает, что это и есть сегодняшняя Россия, сегодняшняя русская культура. Я не хочу сейчас огульно осуждать и говорить, что все русские примитивны за рубежом или в Латвии, но тенденция эта есть, она прослеживается, возникают очень примитивные запросы в отношении театрального искусства, нам привозят антрепризу, а надо попытаться показать русским людям за рубежом, что же такое настоящий русский театр. И у нас есть эти небольшие такие бреши, когда привозят спектакли “Золотой Маски”. Это то единственное, что мы можем видеть, и то не попасть, естественно, потому что билеты очень дорогие. Вот это проблема. Русские в Латвии не знают, что такое настоящий русский театр. Я уверен, что проблема массовой культуры есть и в России, но здесь есть выбор.
Петербургский режиссер Андрей Прикотенко, который последние два года возглавлял Рижский театр, пытался бороться, начать реформу, чтобы местными силами приучить зрителя к тому, что может быть другой русский театр. Но Андрею этого сделать не дали.
Понимаете, возникает порочный круг. С одной стороны, отношение к русскому театру, как некоему наследию советского государства, как к чему-то ненужному, от которого, может, лучше избавиться вообще, а с другой, театр вынужден идти на поводу у публики и показывать нечто непотребное и это вызывает усиление негативного отношения к русскому театру. « Вы посмотрите, что эти русские творят, это же просто отстой какой-то, это же деграданты!»

Татьяна Вольтская:
И все-таки Олег Шапошников не опускает рук.

Олег Шапошников: Новый русский театр, мне кажется, это очень интересное явление, потому что он не является ничем насильственным, предложенным этому государству, он возникает из потребностей тех, кто его создает. Теперь я возвращаюсь к нашему проектному театру - Новый русский театр. Это театр, который начался почти спонтанно, именно с потребности сделать что-то свое. В России возник курс РАТИ, как филиал музыкального театра, где руководителем был Роман Григорьевич Виктюк, и за 6 лет под руководством Виктюка было выпущено два курса. И это как раз тот, мне кажется, пример, на основе которого можно продолжать. Это русские люди, русские дети Латвии, которые обучаются в рамках программы российского театрального вуза, но это латвийские русские. Это не импорт русской культуры, а это развитие русской культуры самих русских в самой Латвии. Вот в этом, мне кажется, есть перспектива.


XS
SM
MD
LG