Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Тринидад и Тобаго открывается саммит американских государств


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Александр Гостев.

Кирилл Кобрин: Сегодня в карибском государстве Тринидад и Тобаго открывается саммит американских государств, на котором президент США Барак Обама, начавший первую, с момента своего вступления в должность, поездку по странам Латинской Америки, сможет встретиться с большинством лидеров стран региона. До этого Барак Обама уже посетил Мехико, где встретился с мексиканским президентом Фелипе Кальдероном. Куба на саммит на острове Тринидад, в котором, как заявили представители Белого дома, участвуют только демократические государства, не приглашена. Гавану фактически будет представлять президент Венесуэлы Уго Чавес. О встрече в Тринидаде и об основных проблемах отношений США и стран Латинской Америки я побеседовал с моим коллегой, который внимательно следит за испаноязычной Америкой Александром Гостевым.

Кирилл Кобрин: Страны Латинской Америки, среди которых в последнее время становится все больше и больше левых режимов, изменили ли они свое отношение или меняют ли они свое отношение к Соединенным Штатам после смены там администрации?

Александр Гостев: Лидеры многих латиноамериканских государств, как левой направленности, так и, скажем, центристской, потому что откровенно правых режимов в Латинской Америке уже не осталось, сейчас, конечно, от этого саммита ждут очень многого. За последние 5-8 лет отношение США с другими государствами региона (с испаноязычной Америкой) не то, чтобы охладели, но они как бы очень сильно изменились. Потому что администрация Джорджа Буша занималась другими проблемами в других регионах Земного шара - Ирак, Афганистан и очень-очень многое другое. Как бы о Латинской Америке Белый дом забыл, забыл о пресловутой доктрине Монро, о которой сейчас все вспоминают, которой почти 200 лет, что все государства Западного полушария в первую очередь решают проблемы друг с другом. И все, что происходит в Западном полушарии, является приоритетным для всех государств региона. Белый дом, конечно, всегда выполнял функции такого "большого брата" - иногда хорошего, иногда плохого - по отношению как бы к своим "малым братьям".
Многие лидеры левой направленности сейчас, конечно, ждут потепления отношений так же, как и другие государства, которые пытаются Соединенным Штатам в последние годы постоянно напоминать о том, что как бы о них нельзя забывать, несмотря на какие-то другие глобальные задачи, которые перед США стоят в мире.

Кирилл Кобрин: Главных латиноамериканских задач перед Обамой несколько. Первая - это Мексика. Это вопрос о миграции - законной, незаконной - населения Мексики. Естественно о нарковойнах на территории Мексики. Вторая - это историческая кубинская проблема. Третья - это отношения с новым лидером левых в Латинской Америке это венесуэльский президент Уго Чавес. И уже в четвертую очередь все остальные более частные проблемы. Что сейчас главное?

Александр Гостев: Все проблемы, которые вы перечислили, они очень увязаны между собой, потому что левых латиноамериканцев обвиняют в поддержке наркомафии, пока без прямых доказательств, но косвенных доказательств довольно много. Речь идет о том же Уго Чавесе. Второе. Историческая проблема с Кубой, которой 50 лет, не может сейчас уже, очевидно, решаться без Уго Чавеса.

Кирилл Кобрин: Насколько я понимаю, Уго Чавес увязал свою, скажем так, более положительное отношение к решению саммита с участием Кубы. Куба не приглашена. Что теперь будет?

Александр Гостев: Очевидно, Уго Чавес, произнеся несколько громких фраз в преддверии саммита, будет вести себя прилично, скажем так. При этом он наверняка не пойдет на прямые переговоры с Бараком Обамой, то есть, грубо говоря, не подойдет где-то к нему в коридоре и не скажет - давайте мы с вами поговорим лично; но при этом будет действовать через каких-то своих союзников, через третьих лиц, чтобы дать понять, что Венесуэла и Куба, которую он фактически на этом саммите представляет, очень большие надежды возлагает на Барака Обаму, в котором они действительно видят не столь агрессивного, не столь консервативного лидера, каким был прежний американский президент.

Кирилл Кобрин: Обама проводит очень взвешенную в последние недели политику в отношении Кубы. С одной стороны, некоторая часть санкций была снята, потеплела риторика, но, тем не менее, довольно жесткая американская позиция в отношении коммунистического режима остается. Можно ждать прорыва какого-то?

Александр Гостев: Барак Обама уже сказал, что, если отношения между Вашингтоном и Гаваной были плохими последние 50 лет, естественно, не улучшатся за один день. Но снято эмбарго на поездки американских граждан на Кубу, на финансовые переводы кубинцев, живущих в США своим родственникам на Кубе. После этого Хиллари Клинтон, которая была с визитом в государстве Гаити, призвала кубинские власти начать строить гражданское общество, начать проводить какие-то либеральные социально-политические реформы. Уже есть ответ. Рауль Кастро, нынешний лидер Кубы, (и это очень важное заявление) сказал, что мы готовы, дословная цитата, "к любым переговорам с Соединенными Штатами даже по правозащитной тематике".

Кирилл Кобрин: Насколько сильна поддержка этого левого фланга латиноамериканского среди лидеров региона вообще?

Александр Гостев: Поддержка сильнее становится с каждым днем просто потому, что экономические причины поддерживают левое движение во всех странах Латинской Америки, кризис, опять-таки отсутствие какой-то внятной программы помощи, которая была всегда со стороны Соединенных Штатов государствам Латинской Америки. Плюс есть такое понятие как такая общественная пассионарная мода. Она волнами приходит, накатывает и уходит. Сейчас это стало модным - опять идеи марксизма, леватские идеи. Часто они очень перемешаны, часто латиноамериканские лидеры, которых объединяют одним словом "левые", то, что они говорят эти идеи, которые они проповедуют, они совершенно противоречат друг другу. Например, эквадорский президент Рафаэль Корреа или президент Венесуэлы, о котором мы все время говорим, Уго Чавес придерживаются совершенно противоположных взглядов. Эквадорец, скорее левый в таком европейском понимании этого слова, а Уго Чавес левак в таком латиноамериканском традиционном понимании.
XS
SM
MD
LG