Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как меняется характер нарушений прав человека в России?



Владимир Кара-Мурза: В “Российской газете” опубликован ежегодный доклад уполномоченного по правам человека Владимира Лукина за 2008 год. Во вторник, передавая документ Дмитрию Медведеву, Лукин сообщил, что он содержит информацию по предыдущим годам. Согласно выводам уполномоченного, конституционные права граждан нарушали за это время не только рядовые сотрудники силовых структур, но и Центризбирком, а также администрация президента тогда еще Владимира Путина. В докладе приведен пример: в 2007 году жители поселка Зеленый Московской области отправили главе государства письмо с жалобой на муниципального руководителя, которое без рассмотрения по существу из Кремля вернулось в муниципалитет, глава которого подал на одну из заявительниц иск за клевету. В докладе констатируется широкое использование административного ресурса на выборах. Например, на выборах в Государственную думу по брянскому округу местный избирком отказался аннулировать регистрацию одного из кандидатов, чтобы не сорвать выборы, но Центризбирком не отреагировал на столь вопиющие нарушения правил о добровольности участия в выборах. Мирные собрания разрешатся и запрещаются избирательно, свидетельствует Лукин. В конце 2008 года власти Москвы разрешили многочисленную манифестацию движения “Наши” в час пик, она парализовала движение. Но возможные пробки всегда предлог для запрета куда меньших по масштабам собраний. Как меняется характер нарушений прав человека в России, об этом после обнародования доклада Владимира Лукина говорим с его предшественником Олегом Мироновым, уполномоченным по правам человека в Российской Федерации с 98 по 2004 годы.
В чем задача ежегодного доклада уполномоченного по правам человека, и в какие сроки он должен быть подан?

Олег Миронов: В федеральном конституционном законе об уполномоченном по правам человека сказано, что по окончании календарного года уполномоченный представляет доклад президенту, правительству, в Госдуму, в Совет федерации, в высшие судебные органы страны, в Генеральную прокуратуру о своей деятельности. Так что это требование закона и уполномоченный ежегодно готовит такой доклад. Кроме того, по закону он имеет право готовить специальные доклады по различным темам, по различным проблемам. Такие доклады и я готовил в свое время, такие доклады готовит Владимир Петрович Лукин.

Владимир Кара-Мурза: Какие нарушения прав человека были характерны для периода вашей работы?

Олег Миронов: В общем тут изменений особых нет. В докладе Владимира Петровича Лукина сказано, что одна треть из полученных жалоб – это связано с нарушением прав человека органами, которые признаны защищать права человека – это милиция, это прокуратура, это судебная система, это расследования дел, это дознания по уголовным делам. То есть те структуры, которые должны защищать человека, они защищают грубо его права. И еще одна треть, как сказано в докладе, всего получается две трети – это социально-экономические проблемы, которые в настоящее время обостряются и приобретают просто ужасающий характер.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор общероссийского движения “За права человека”, видит всю ограниченность оценок Владимира Лукина.

Лев Пономарев: Деятельность Владимира Петровича Лукина связана с законом, он уполномоченный по правам человека. И там четко разграничены его возможности, что он может делать, что не может. И как ни странно, у него меньше свободы, чем у меня, как у руководителя правозащитной организации. Поэтому его доклад носит несколько академический характер. Но другой стороны там, где он выставляет оценки, он их ставит более-менее объективно, он нигде восторженных возгласов о том, что у нас с правами человека все нормально в России, я не заметил. Более-менее адекватные оценки, может быть не такие тревожные, которые сделал бы я, но тем не менее, они достаточно адекватные и негативные. Но где-то может быть не хватает большей резкости, большей определенности в каких-то оценках. Для меня важнее не этот доклад, а то, что когда я обращаюсь в генеральную прокуратуру и чувствую, что этого недостаточно, или какие-то другие органы власти, я прошу Владимира Петровича поддержать мои обращения, как правило, он поддерживает, мы вместе решаем какие-то проблемы.

Владимир Кара-Мурза: В вашу бытность прошли выборы в думу 99-2003 годов и выборы президента в 2003 году. Какие нарушения прав человека были характерны для тех избирательных кампаний?

Олег Миронов: Я думаю, нарушения характерны для всех последующих выборов. И когда приезжали иностранные наблюдатели в день выборов, я им говорил, что это абсолютно бесполезное занятие. Нужно начинать отслеживать законность проведения выборов с того дня, когда определена дата выборов. Потому что начинается сбор подписей, формирование бюджета избирательного, предвыборная кампания, публикации в газетах, регистрация кандидатов в депутаты, на всех этих этапах мы видим нарушение избирательного законодательства.
Наше избирательное законодательство несовершенно, оно меняется перед каждыми выборами в Государственную думу. И теперь уже будут опять следующие выборы с измененным законодательством. А переход только на пропорциональную систему выборов и лишение возможности избирателей избирать депутата по одномандатному округу, мне представляется, что это нарушение нашей действующей российской конституции, в которой сказано, что граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными. Вот теперь не каждый гражданин может быть избранным, он должен быть либо членом политической партии, либо быть близок к руководству этой партии, чтобы попасть в партийный список. Так что, я считаю, что это нарушение и конституции, и принципа справедливости, и отдаление депутата от избирателя от реальной жизни.

Владимир Кара-Мурза: Еще не должен иметь двойного гражданства, как сделано в позапрошлом году, каковыми являются миллионы российских граждан.
Александр Подрабинек, советский политзаключенный, главный редактор правозащитного информагентства “Прима-Ньюс”, считает основными политические и гражданские права.

Александр Подрабинек: Права человека в России нарушаются практически во всех сферах, но разные сферы имеют разное значение для общества. И мне кажется, существенным нарушение политических и гражданских прав людей в России. Потому что значительная часть других прав – это производная от этого. И если бы наши граждане обладали в полной степени политическими и гражданскими правами, то у них была бы возможность защищать свои остальные права, экономические, социальные, культурные и менять правительство, менять власть и решать проблемы цивилизованным способом. В основе этого лежит соблюдение политических и гражданских прав.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса гостю Владимира. На встрече с правозащитниками Дмитрий Медведев упомянул, что в России постоянно нарушаются социальные права граждан. Вот у меня вопрос: когда Россия примет международную конвенцию ООН о правах инвалидов? Она по непринятию этой конвенции находится в числе таких “почитаемых” стран, как Северная Корея, Иран, Сирия и Палестина. Изменится что-нибудь после выступления Медведева? Второе: Россия, как член Совета Европы, при вступлении подписала Европейскую хартию, однако все жалобы на чиновников нижестоящей организации по старой советской методе пересылаются именно тому, на кого ты жалуешься. Как Россия может быть в восьмерке самых развитых стран и нарушать такие элементарные права?

Олег Миронов: Россия вступила в Совет Европы, кстати говоря, в этом году исполняется 60-летие этой организации, а в следующем году будет отмечаться 60-летие Европейской конвенции по правам человека. Россия ратифицировала эту конвенцию, и эта ратификация, вступление в Совет Европы дает каждому гражданину Российской Федерации, если он не находит защиты в собственном отечестве, в судебной системе России, обращаться в европейский суд по правам человека. И таких обращений великое множество, что не украшает Россию, что говорит о том, что существуют существенные изъяны в нашей судебной системе. Европейский суд признает права гражданина в то время, как он прошел несколько судебных инстанций в стране, которые говорили о том, что его права не нарушены.
Что касается ратификации важнейших международных актов, да, к сожалению, Россия не все акты ратифицировала. Даже вступив в Совет Европы, Россия подписала Европейскую социальную хартию, но она ее не ратифицировала. Там содержатся стандарты, связанные с жизнью человека. Важны, конечно, гражданские, политические права, бесспорно, но если у человека нет крыши над головой, то ему, наверное, более важно иметь квартиру, иметь работу, чем выходить на площадь, не имея ни жилья, ни заработной платы. Поэтому ставить приоритеты, какие права важнее, какие более ценные. Самое сложное в нашей жизни то, что не обеспечена достойная жизнь миллионам и миллионам людей. В докладе Владимир Петрович Лукин пишет, что 20 миллионов имеют доход ниже прожиточного минимума, то есть это нищие люди. И столько же, если не больше, имеют доход, равный прожиточному минимуму – это тоже нищета. Так что 30-40% населения страны живет в нищете, в нечеловеческих условиях. И поэтому говорить о высоких материях, что у нас развивается демократия, что у нас формируется партийная система, отвечающая интересам народа – это большие преувеличения.

Владимир Кара-Мурза: Александр Брод, директор Московского бюро по правам человека, член Общественной палаты, долго ждал появления сегодняшнего доклада.

Александр Брод: Доклад уполномоченного по правам человека появился с некоторым запозданием, хотелось бы, чтобы он был обнародован в конце прошлого года. Тем не менее, при первом беглом ознакомлении с документом создается впечатление, что доклад охватывает все основные нарушения прав человека в Российской Федерации. Доклад, учитывая специфику института уполномоченного по правам человека в России, взвешен, не содержит каких-то резких оппозиционных и глубоко критичных высказываний в адрес федеральной власти, тем не менее, он обозначает ключевые проблемы правоприменения, произвола правоохранительных органов, неповоротливости нашей судебной системы. И особый акцент, безусловно, делается на права социального характера, трудовые права, что наиболее сейчас актуально в период финансового экономического кризиса.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Страна, добрый вечер. Уникальнейшая страна Россия, уникальная по той причине, что громадные природные богатства, 14 морей - это можно полпланеты накормить, совершенно не затрачивая никаких физических и прочих трудов. Но ни одна страна мира, мне сдается, так социально не опущена вниз, как гражданин Российской Федерации. Сама позиция гражданин – это есть позиция уже финансовая. И если человек не имеет средств, чтобы минимально выполнить обязанности гражданина, конечно, будут тюрьмы, будет беспредел. Вместо бомб, сейчас по телевизору смотрю, выступает представитель в НАТО от Российской Федерации, вместо этого надо рекламировать сытую жизнь, расплавить бомбы и дать хотя бы по однокомнатной квартире каждому гражданину, чтобы именно планка социальная была, чтобы гражданин физиологически мог выполнить обязанность гражданина. А ее нет, во всех отношениях ее нет.

Владимир Кара-Мурза: Вы стали уполномоченным в год дефолта. Когда была хуже социальная ситуация в стране тогда ил сегодня?

Олег Миронов: Вы знаете, когда я стал уполномоченным, то дефолт, который потряс население страны, сейчас положение в экономике и в морально-психологическом состоянии людей не намного лучше. И в то время это очень серьезная фаза войны в Чечне, страшные события происходили на Северном Кавказе. Я много раз бывал в Чеченской республике, в других республиках Северного Кавказа, видел страдания людей, видел молодых военнослужащих в Моздокском госпитале, который потом был взорван. Это страшные картины – беженцы, обездоленные люди. Сейчас как бы официально антитеррористическая операция в Чечне закончена, но мы даже по скудной официальной информации видим, что в республиках Северного Кавказа, почти во всех республиках периодически совершаются террористические акты, нападения на работников правоохранительных органов, особенно этим отличается Дагестан, где просто какая-то охота на сотрудников милиции объявлена, в других республиках. Так что лакировать действительность, говорить, что у нас все чудесно и прекрасно, говорить не приходится.
И люди возмущаются, когда читают в газете о том, что правление сбербанка России премировало всех своих членов правления, 23 человека, премиями в размере 41 миллионов рублей за работу в прошлом году. 41 миллион рублей премия в то время, когда сам председатель правительства, выступая в Государственной думе, сказал, что у нас есть немало людей в стране, которые получают пенсию 1890 рублей. Разве это не аморально, разве это не отвратительно? Или демонстрация яхт, заграничных вил, особняков во всех странах нашими так называемыми олигархами, которые присвоили себе значительную часть общенародной, государственной собственности. Разве можно говорить о какой-то социальной справедливости, о каком-то социальном оптимизме людей.
Разве можно говорить, что жизнь учителя, врача, пенсионера улучшится? Да все ждут только ухудшения. И мы видим, как растут цены, как растут коммунальные расходы, люди начинают считать копейки, они не знают, что делать. А с экрана телевидения нам рассказывают, красивые картинки показывают, все прекрасно, все чудесно. Мы нефть и газ гоним в Европу, а у нас, наверное, треть населения страны не имеете газа в своих квартирах, в своих домах, как в позапрошлом веке топят дровами. Это раздражает людей, это не создает гармонию в обществе, тем более в обществе, где такой разрыв между сверхбогатыми, неизвестно откуда появившимися, и теми, кто всю жизнь работал и ничего не имеет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от радиослушателя Алима Абдурахмановича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы понимаете, будучи уполномоченным по правам человека, Лукин во главу своей деятельности ставит именно русскую национальность, а про национальные меньшинства они никогда не говорит.

Владимир Кара-Мурза: Отметили вы ситуацию с межнациональными отношениями?

Олег Миронов: Этот доклад построен и об этом пишет сам Владимир Петрович, он построил несколько иначе, он построил по второй главе конституции, где закреплены права и свободы, и в той же последовательности. Статья 20 - право на жизнь, дальше достоинство личности и в этом плане он и построил свой доклад. Наша страна многонациональная, многоконфессиональная и речь должна идти о людях любой национальности, любой религии. Это, по-моему, абсолютно ясно. И задача в том числе уполномоченного федерального уровня, уполномоченных субъектов федерации формировать, воспитывать культуру межнациональных, межрелигиозных отношений, культуру прав человека, культуру мира, только там мы можем объединить общество и потушить те искры недовольства и возмущения, которые, к сожалению, имеют место и имеют для этого реальную почву.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Татарстана от радиослушателя Нияза.

Слушатель: Здравствуйте. В связи с предстоящей переписью 2010 года, скажите, в перечень национальностей, проживающих в России, будет возвращена строчки “мишари”? Ведь это национальность в 1897 году по переписи насчитывала 622300 человек, в 26 году около двухсот тысяч, а в 37 году, несмотря на то, что мишари оставались, их объявили никогда не существовавшими в природе и сказали, дали указ всех мишар отнести к татарам.

Владимир Кара-Мурза: Является ли ущемлением прав человека сегрегация по национальному признаку?

Олег Миронов: Я думаю, что каждый, у нас в конституции записано, что каждый вправе определять свою национальность. И тут, наверное, зависит от составителей опросного листа анкеты, какие они внесут туда народы, национальности. Я думаю, можно дописать свою национальность, когда будет производиться такая перепись, такой опрос. Нужно учитывать всех живущих на территории нашей страны, и надо сохранять все даже маленькие народы с их самобытной культурой, с их традициями. Множество культур, множество народов и создают самобытность нашей многонациональной России.

Владимир Кара-Мурза: А является ли ущемлением прав человека, что все население России перевели на кириллицу, отменили вязь арабскую в тех республиках, где она была до революции?

Олег Миронов: Мне немножко сложновато ответить на этот вопрос. Я думаю, что если республики, находящиеся в составе Российской Федерации, поставят такой вопрос, когда речь идет о национальном языке, я думаю, есть смысл прислушаться и решить его. То, что государственный язык русский – это очевидно. Но в то же время субъекты федерации созданы по национально-территориальному принципу и нужно сохранять и язык, и культуры, и традиции. И мы видим, как это делается в том же Татарстане. Татарстан становится действительно третьей столицей России, какие там мощные международные мероприятия проводятся, как там в связи с тысячелетием Казани проведены гигантские работы по строительству в городе. Это можно только приветствовать. Да и вообще наши города великолепные, если взять волжские города – Чебоксары, Ярославль, Казань. Высокие берега, Кремль, история нашей страны. Все это надо ценить, уважать. И конечно, формирование культуры межнациональных и межрелигиозных отношений - это очень важный фактор культуры прав человека, важный фактор выживаемости нашего общества.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Борщев, член Московской Хельсинской группы, отмечает наступательный характер доклада.

Валерий Борщев: В прошлом году Лукин очень острой критике подверг пенитенциарную систему, он и сейчас касается этой сферы. Но очень важно, что Лукин довольно остро отметил нарушения прав на собрания и митинги, причем откровенную дискриминацию заявителей. Допустим, прокремлевским “Нашим” разрешается перекрывать центральные магистрали и у них шествия и манифестации достаточно многочисленные. А когда мы настаиваем на том, чтобы нам разрешили шествие всего-навсего по бульвару, не по магистрали, а по бульвару, в знак протеста убийства Маркелова и Насти Бабуровой, нам запретили. Лукин отмечает эту дискриминацию, и это очень важно. Такие оценки уполномоченного по правам человека должны вызвать серьезные действия со стороны власти. Я надеюсь, что этот доклад Лукина повлияет на обстановку с правами человека.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Клятва президента Российской Федерации начинается с обязательства уважать права и свободы человека. Так вот, интересно, сколько из 142 миллионов жителей могут подтвердить, что их права уважаются, неплохо было бы в докладе это узнать. Еще есть такая вещь, это касается и официальных правозащитников, и неофициальных. Часто не очень внятно говорят о нарушениях прав, например, незаконный арест. А что такое незаконный арест? Арест - это законная процедура, иначе это незаконное лишение свободы, статья из уголовного кодекса. То же самое по обыскам, то же самое по запрещениям демонстраций, митингов и прочее, запретить их не могут.

Владимир Кара-Мурза: Улучшается ли ситуация с нарушениями прав человека со стороны силовых ведомств?

Олег Миронов: В какой-то степени наша уголовно-исполнительная система начала меняться под влиянием контрольных механизмов Совета Европы, там есть комитет по предупреждению пыток, они могут в любое время появиться на территории нашей страны, посетить любую тюрьму, колонию, следственный изолятор, любые места, где содержатся люди психически больные, совершившие тяжкие деяния. Под влиянием всего этого, под влиянием, что одним из требований вступления России в Совет Европы была передача уголовно-исполнительной системы и системы МВД Министерству юстиции, все это каким-то образом сказывается на улучшении ситуации, хотя она тревожная, и об этом в докладе сказано достаточно много и детально.

Владимир Кара-Мурза: Валентин Гефтер, исполнительный директор Института прав человека, выделяет основных нарушителей этих прав.

Валентин Гефтер: Это, конечно, правоохранительные, пенитенциарные системы, армия проблемы регионы, в первую очередь Северный Кавказ, рост нарушений гражданских прав и свобод в общественно-политической сфере, то есть избирательное право, свобода проведение уличных акций, выражение мнения в рамках того, что называется экстремизмом неправомерным. Это все традиционно и это подтверждается и докладами многочисленными, в первую очередь уполномоченного, и опросами, где респонденты отвечают, в последнее время подчеркивая, что особенно их беспокоит ситуация с насилием, бесправием в милиции, неисполнение обязанностей или превышение полномочий со стороны чиновников, госслужащих и так далее. Но самое нарушаемое наше право - это право на исправление нарушения наших прав. Вот здесь мы, начиная от административной вертикали, до судов, все более и более проигрываем. И как это перебороть - главный вопрос, на который мы должны все вместе ответить на деле, а не только обсуждением.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. Я хочу сказать об одном событии, которое прямо не относится вроде бы к нашим правам, но тем не менее, какое-то отношение имеет. Прошла сегодня информация: наше ФСБ предотвратило теракт, из Воронежа шел “Мерседес” автобус, набитый взрывчаткой, и там вплоть до роста известно, известны все участники, кто откуда, какого роста, веса. И даже понятно и уже известно, что они хотели взорвать. Можете угадать с первого раза – это, естественно, МВД, ФСБ и наше “едро”. Вот понимаете, я считаю, в каком-то смысле нарушением наших прав, если наши спецслужбы всякий раз начинают такие дела делать. По-моему, хватит одной Пушкинской площади.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, является нагнетание истерии тоже своего рода нарушением спокойствия до суда особенно?

Олег Миронов: Права человека – это, естественно, правовая категория и правовая составляющая имеет большой смысл, поскольку эти права закреплены в законе, они должны обеспечиваться государством, охраняться государством. Но в то же время это в большей степени нравственная категория. Права человека начинаются тогда, когда человек осознает себя личностью, когда он в человеке видит человека. Поэтому права человека - это морально-психологическая обстановка, нормальная жизнь, уверенность в завтрашнем дне. Это не только квадратные метры, на которых ты живешь и килограммы хлеба и колбасы, которые ты за месяц употребляешь - это и моральный климат, это и моральная обстановка. И в этом плане, конечно, можно адресовать упрек и средствам массовой информации, телеканалам. Как ни включишь какой-нибудь канал, везде преступления, везде милиция, везде бандиты, везде разборки. Это производит ужасное впечатление.
А когда еще сами правоохранительные органы проводят учения, такие примеры были, когда проводили в населенном пункте учения, люди решили, что какие-то ужасные чрезвычайные обстоятельства, а это, оказывается, просто тренировки, все это не должно иметь место. Народ и так напряжен, все в ожидании худшего по сравнению с тем, что есть сегодня, и поэтому надо людей успокаивать, создавать более-менее нормальное настроение всеми возможными средствами и, конечно, решать экономические и социальные проблемы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от радиослушателя Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать такой вопрос: сейчас избрали новую администрацию Соединенных Штатов, президента Обаму. Я хочу сказать, будет ли новая администрация влиять на политику нашего президента Медведева или Путина по правам человека? Будут ли прислушиваться к мнению нового президента и администрации американской о соблюдении прав человека в России?

Владимир Кара-Мурза: Насколько тщательно соблюдаются Хельсинские соглашения, подписанные еще в 75 году в сфере прав человека?

Олег Миронов: Если мы хотим нормальных отношений с любой страной, то нужно уметь слушать друг друга. Нужно, чтобы американский президент слушал российского президента, необходимо, чтобы российский президент прислушивался к выводам, обобщениям, рекомендациям американского президента, только так можно строить нормальные международные отношения, нормальные отношения между политиками высочайшего класса. А что касается населения Америки, населения России, если это люди, которые зарабатывают на жизнь своим трудом, то они найдут взаимопонимание, у них одни и те же проблемы – это жилье, зарплата, медицинское обслуживание, образование детей. А у нас и медицина становится платная и дорогая, и образование становится не просто платным, а очень дорогим. Так что проблемы есть, их нужно решать. Смотреть нужно на опыт других стран, и к нам нужно присматриваться и прислушиваться, у нас тоже есть немало хорошего и рационального.

Владимир Кара-Мурза: Юрий Джибладзе, президент Центра развития демократии и прав человека, считает доклад уполномоченного адекватным ситуации.

Юрий Джибладзе: Обнародованный ежегодный доклад уполномоченного по правам человека Владимира Лукина верно отражает основные тенденции в сфере прав человека в России. Конечно, уполномоченный использует несколько другой язык, чем представители правозащитных неправительственных организаций, поскольку он представляет собой государственный институт, но даже в этих рамках уполномоченный достаточно резкие оценки дает положению в целом ряде областей, в сфере прав человека таких, как свобода собраний, положение в вооруженных силах, выборы. И достаточно по нынешним временам смело, что он мог бы и не делать, он мог бы удовлетвориться перечислением конкретных дел, примеров. Но надо отдать должное уполномоченному, он выходит на уровень системных обобщений и говорит о прямой ответственности чиновников, в том числе достаточно высокого уровня.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Все медиа-средства обрушились на нас, бедных, что эта лживая власть, нам доказывают, является какой-то неотвратимой необходимостью. Вопрос у меня вот господину Миронову. Говорить правду власть имущим, президенту, царю – это самая трудная задача. Вопрос такой: прислушивался к вам когда-нибудь Ельцин и прислушивается ли Путин к Лукину, когда он говорит правду? Можно ли доверять Путину и Медведеву? Мне кажется, правду они говорят только тогда, когда говорят “здравствуйте”.

Владимир Кара-Мурза: Олег Арестович работал при президентах Ельцине и Владимире Путине.

Олег Миронов: К сожалению, наш закон об уполномоченном не обязывает уполномоченного выступать со своим докладом в парламенте, в то время как в законах других стран есть такая обязанность, что уполномоченный по правам человека выступает в парламенте, и парламент принимает постановление по докладу уполномоченного, рекомендуются определенные меры по выходу из тех ситуаций сложных, на которые указано в докладе. У нас этого закона нет. Но я думаю, весь комплекс мер, которые проводятся в стране в правозащитном плане - это деятельность уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации, в 48 субъектах Российской Федерации имеются уполномоченные. И Владимир Петрович Лукин, так же как и я в свое время, ставит вопрос о том, что в законе об уполномоченном нужно убрать формулировку, что субъекты федерации могут учреждать эту должность, а написать, что учреждают, тогда бы во всех субъектах Российской Федерации появились уполномоченные, федеральные уполномоченные, действуют правозащитные организации мощные, которые так же готовят свои доклады, обзоры. И традиционными стали встречи президента с правозащитниками. Поэтому есть какая-то связь. Но сказать, что все, что говорит уполномоченный, выполняется, конечно, это не так. И стопроцентной эффективности нашей работы нет, так же, как нет стопроцентной эффективности работы уполномоченного ни в одной стране мира. Но то, что постепенно ситуация меняется и все больше и больше уделяется внимания правам человека, мы это с вами, наверное, все ощущаем за последние 15 лет.
По крайней мере, риторики достаточно, властей призывают: повернитесь лицом к человеку, посмотрите на человека, как он живет, облегчите ему жизнь, сделайте возможность получать образование его детям и так далее. Поэтому сказать, что прямо влияние на власть доклады оказывают и все стараются выполнить, что в них сказано, это было бы неверно, это было бы неправдой, если бы я так сказал. Но постепенно формируется новое мировоззрение, новое мышление, оно предопределено и конституцией, в которой сказано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Я думаю, что высшие руководители страны исходят из этой формулы конституции и в меру своих сил, я надеюсь, они будут делать так, чтобы жизнь в нашей стране была лучше. Тем более я как юрист всегда студентам говорю, что престиж юридической специальности, образования в нашей стране растет, потому что у нас прошлый президент страны, и нынешний президент, и нынешний председатель правительства являются юристами по образованию, выпускниками славного Ленинградского государственного университета юридического факультета, который был известен во всей стране и во многих странах мира.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Ларисы Дмитриевны.

Слушательница: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, сейчас операции медицинские у нас не все делают, за границей нужно 150 тысяч евро. Это реально человеку работающему сделать такую операцию? Как же государство смотрит за здоровьем людей? Сейчас открываю “Новую газету” и человеку собирают. А государство получается, оно вообще ничего при таком огромном количестве денег, которые есть у государства.

Владимир Кара-Мурза: Является ли право на охрану здоровья одним из прав человека?

Олег Миронов: Очень важное право. И вопрос нашей слушательницы абсолютно обоснован. Складывается такая ситуация, что если у тебя нет денег, ты не можешь заплатить за операцию не только за рубежом, а у нас, то ты обречен просто. Я как-то разговорился с одной женщиной, она говорит: вот у меня было плохо с сердцем, я не могла быстро ходить, у меня была отдышка. Но мне сделали операцию, я заплатила 350 тысяч, сейчас чувствую себя нормально. Я про себя подумал: а если у тебя нет 350 тысяч, значит все. Поэтому проблема есть, конечно. У нас сказано в конституции, что медицинская помощь в государственных, муниципальных медицинских учреждениях оказывается бесплатно, но это же не так. Где-то бесплатно, что-то бесплатно. А если нужно сделать серьезную операцию, то просто нужно платить гигантские деньги. И многие люди, они такими суммами не располагают и располагать не будут.
Вот это проблема из проблем. И тут нужно подумать, что делать с нашими олигархами, которые имеют миллиарды долларов. Надо делиться, если уж они попались вам в руки, неизвестно каким образом, так вы отдайте часть обездоленны людям. Потому что передел собственности произошел в стране. Вот эти миллиарды у каждого из нас были вытащены из кармана, иначе, откуда бы они взялись. Поэтому есть проблема, есть проблема социальной справедливости. И приватизация, которую некоторые хвалят и которые на ней нажились, она была проведена с нарушением принципа социальной справедливости. Тот, кто трудился из поколения в поколения, ничего не получил. Молодые, активные, энергичные люди захватили собственность почти все страны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Ну как же государство в стороне? А 13% всех денег собрали на операцию, а 13% всех денег, что дали в “Кораллово” детям-сиротам на обучение. А меленькая дочка Светланы Бахминой, которая сидит в тюрьме, на нее государство свои лапы наложило. Я хочу сказать, “Наши” и многие другие прокрмлевцы борются за права прибалтийской русскоязычной молодежи, обливая все посольства грязью, доказывая, что у нас живется лучше. Но закон, который вступил, на переселение провалился, никто сюда не едет. 150 человек воспользовались этим законом на переселение. Скажите, почему не бегут из тех стран и почему “Наши” не поймут, что пора озаботиться защитой прав внутри страны, а не смотреть, как нарушаются права в Прибалтике.

Владимир Кара-Мурза: Обнародуется ли доклад уполномоченного за рубежом, и насколько привлекательный образ страны он там создает?

Олег Миронов: Когда я начал работать уполномоченным, я очень волновался, подготовив первый доклад, тем более, что я проработал всего полгода и меня некоторые спрашивали: еще не прошел год, а ты уже подготовил доклад. Я действую в соответствии с законом, в котором сказано, что по окончании календарного года уполномоченный представляет свой доклад. Вот этот доклад был, я даже не знал об этом, есть европейский институт омбудсмена, там президент института был доктор Шварцлер, он перевел этот мой доклад на немецкий язык и распространил в Европе. Конечно, доклады нужно публиковать, переводить на английский язык, тогда будет читать полмира. Многие наши материалы мы переводили на английский язык, издавали, распространяли, они вызывали очень большой интерес.

Владимир Кара-Мурза: Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы, одобряет работу Владимира Лукина.

Людмила Алексеева: Он адекватно оценивает происходящее, как положено уполномоченному по правам человека, лицу официальному. Он осторожнее в выражениях, чем я, но в общем мы сходимся в оценке. Он отметил и на встрече с президентом, что больше всего жалоб на незаконное увольнение и по жилищным вопросам. Но еще бы я отметила, что с одной стороны это порадовало, потому что люди думают о гражданских правах, а с другой стороны огорчило, потому что, пожалуй, на третьем месте жалобы нарушение избирательных прав и активных, и пассивных.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Филиппа Николаевича.

Слушатель: Добрый вечер. Несомненно, что этот вопрос поднялся всероссийским омбудсменом, выдает некоторую нервозность и просьбу власти рассказать о том, о чем власть не всегда сама легко может высказаться. У нас многоконфессиональные санкюлоты почему-то все равно “одобрямс” спокойно выражают.

Владимир Кара-Мурза: Является ли свобода совести одним из прав человека в России?

Олег Миронов: Конечно, это важное право, которое закреплено во всех основополагающих международно-правовых актах, закреплено во всех конституциях. И это я считаю, что при тех ущемлениях, недостатках, которые есть в реализации этого права, все же за последние 15-20 лет это право стало действительно реальным. Мы видим, как строятся и православные храмы, и мечети, и синагоги. Мы видим верующих, которые не боятся заявлять о том, что они исповедуют ту или другую религию. Хотя здесь есть нарушения. Я создавал отдел по вопросам свободы совести, этот отдел работает в аппарате Владимира Петровича Лукина, они отслеживают эту ситуацию. Таких жалоб где-то порядка 5%, но этих жалобы, как правило, выражают позицию целого религиозного объединения, поэтому за этими 5% очень большое количество людей. И нарушения есть со стороны администрации, со стороны чиновников. Не отводят землю под строительство храмов, отведут, потом забирают, эту землю, не регистрируют религиозные объединения. Здесь есть изъяны и в самом законе о свободе совести, о которых пишется в докладе, который мы сегодня с вами читаем. Об этом писал я в свое время, подготовив заключение на данный закон и отметив его несоответствие европейским стандартам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Уфы от радиослушательницы Кристины.

Слушательница: Добрый вечер. Я даже не знаю, то ли мне возмущаться, то ли смеяться. Ключевая фраза, то, что обыкновенные права человека, которые не ратифицированы нашим правительством, они, получается, что это высокая материя, даже недоступны, думать не можем, потому что мы в нищете. А мне кажется, что мы живем в нищете, потому что у нас нет элементарных прав. И получается, что ваш гость как раз и ратует за то, чтобы у нас не было никаких прав, чтобы мы еще веками жили в этой нищете.

Владимир Кара-Мурза: Надо ли пропагандировать среди российского населения осознание собственных прав?

Олег Миронов: Конечно. Правовое просвещение – это очень важная функция. Вчера в РГГУ проводилась конференция, проводила ее ЮНЕСКО, обсуждались проблемы. Потом во всех законах об уполномоченных сказано о его обязанности заниматься правовым просвещением в области прав человека. Поэтому нужно знать свои права, уметь защищать свои права, знать, в какие структуры, в какие органы обращаться. Поэтому мы плохо живем не только потому, что мы плохо знаем свои права, а мы плохо живем, потому что плохо управляется наше общество, и мы не используем те колоссальные природные богатства, которая нам дала сама природа. Все это нужно подчинить интересам человека, тогда будут и права реальные, когда будет реальный образ жизни, когда будет нормальное жилье, образование, здравоохранение – это и есть права человека, когда человек живет нормальной жизнью.

Владимир Кара-Мурза: Президент Медведев обновил Совет при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Как вы считаете, повернется ли он лицом к этой проблематике после своего предшественника?

Олег Миронов: Как видите, была комиссия по правам человека, теперь создан совет, происходят встречи. Меня просто немножко удивляет то, что ни мой предшественник Сергей Адамович Ковалев, ни я не являемся членами Общественной палаты. Я думаю, мы могли бы сыграть определенную роль, у нас есть достаточный опыт, могли бы быть полезны. Но мы властям не нравимся, потому что мы говорили все честно, открыто и прямо и не подстраиваемся под власть. Им это не очень нравится, поэтому мы находимся вне этой структуры.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG