Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беда туроператоров в майские праздники, или Как россияне экономят во время кризиса


Ирина Лагунина: Как россияне пытаются сэкономить во время кризиса: они меньше путешествуют и ходят в рестораны, пьют меньше дорогого алкоголя, но лекарств покупают все больше. 30 процентов россиян признаются социологам, что их доходов хватает только на еду. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Большинство россиян ощутили последствия кризиса на собственном кошельке: многим теперь хватает только на еду, приобретение крупных покупок откладывается на неопределенный срок, зарубежные поездки и походы в ресторан становятся непозволительной роскошью. Ожидания людей становятся все более негативными: по данным Левада-центра, если прошлой осенью лишь 10 процентов россиян думали, что их материальное положение ухудшится, то к марту таких стало 38 процентов. О причинах столь массового пессимизма рассуждает социолог Левада центра, специалист по уровню жизни Марина Красильникова….

Марина Красильникова: К предкризисному моменту наше общество достаточно стабильно делилось на четыре большие значимые группы по уровню своего потребления. Были две полярные группы самых бедных и самых богатых. Самые бедные - это те, кто полагал, что им не хватает денег даже на питание - это 10%, и наиболее обеспеченные граждане, их от 15 до 18% было в разное время, перед кризисом 18% - это люди которые финансово свободны не только в удовлетворении текущих потребностей в питании, в одежде, текущих расходах, но могут без особых финансовых затруднений приобретать товары длительного пользования, обустраивать свое жилище и так далее. Вот эти две полярные группы, они пока мало изменились по своей наполненности, так и осталось примерно 10% и примерно 15%.
Основные ухудшения, изменения, связанные с ухудшением материального положения российских семей, происходят в двух серединных группах - это более бедная их часть, это люди, которые финансово свободно, независимо могут спокойно удовлетворять свои потребности в питании, условно назовем их «наевшимиеся», и вторая группа, более многочисленная в предкиризисный период - это те, кто вполне могут обеспечить свое текущее потребление, то есть питание, одежду, но обустройство жилища, покупка товаров длительного пользования еще перед кризисом составляла для них финансовую проблему. И если перед кризисом соотношение этих двух групп было примерно один к двум, то за последние полгода к марту нынешнего года соотношение существенно изменилось, теперь 30% тех, кому хватает денег только на питание, и 45 тех, кто более финансово независим.

Любовь Чижова: Майские праздники российские туроператоры встречают без особой радости: продажи зарубежных путевок, по признанию главы российского Союза туриндустрии Сергея Шпилько, идут тяжело. Если до кризиса пляжный отдых где-нибудь на Мальдивах был недоступен большинству россиян, то сейчас он стал не по карману людям и с более высокими доходами….

Сергей Шпилько: Спрос сократился от 20 до 30%, но, конечно, по разным ценовым направлениям по-разному. На дальние направления более дорогие, в частности, островные, больше сокращения. Довольно сильно пострадали пляжные направления. Лучше себя чувствуют так называемые низшие сегменты рынка, например, морские круизы. Начал вроде бы реанимироваться чуть-чуть рынок бизнес-поездок, командировок. Но мы думаем, что это не возврат к прошлым объемам, а это скорее такая ситуация стабилизации после шока. Поэтому майские праздники покажут многое. Продажи идут, честно говоря, тяжело. Хотя, скажем, сеть магазинов горячих путевок объявляет чуть ли не о 15% росте.

Любовь Чижова: Насколько охотно туроператоры дают скидки туристам?

Сергей Шпилько: Понимаете, для всех участников рынка это не вопрос желания или нежелания. Это всегда мера вынужденная. С одной стороны туроператоры, наученные горьким опытом прошлого лета, тем более в условиях кризиса сокращают предложения, с другой стороны конкуренция еще больше обостряется за рынки сбыта. Поэтому, я думаю, что спецпредложения есть и будут. Но вообще всегда к этому нужно относиться, особенно в условиях кризиса, осторожно. Бесплатный сыр, сами знаете…

Любовь Чижова: Поделитесь, пожалуйста, своими наблюдениями, как сегодня выглядит российский турист, сколько он зарабатывает и где работает?

Сергей Шпилько: Вообще наш турист, если говорить о туристе, который едет организованно за рубежом, это практически несколько процентов населения, в пределах 3-4%, соответственно, с уровнем заработной платы, как правило, 700-800 долларов в расчете на члена семьи в месяц. Есть и поменьше, но как раз те, у кого поменьше, они сегодня ушли с этого организованного рынка. В основном это люди трудоспособного возраста, если не считать детей, которых они с собой везут.

Любовь Чижова: Я читала не так давно статью, в которой говорилось, что российские курорты, несмотря на кризис, наоборот собираются повышать цены в этом году.

Сергей Шпилько: С учетом того, что мировая индустрия гостеприимства динамичнее реагируют на падение спроса, то действительно за рубежом скидки в частных гостиницах больше, чем у нас, на наших пляжных курортах. Действительно мы такие расчеты делали, у нас получилось, что отдых на наших пляжах обходится подороже, но это если брать без лечения. Если человек едет с лечением курортным, то тогда цена вполне конкурентоспособная, потому что то же лечение за рубежом стоит значительно дороже.

Любовь Чижова: Так же россияне стали экономить на походах в рестораны и употреблении дорогого алкоголя. К примеру, по данным руководителя департамента потребительского рынка и услуг Москвы Владимира Малышкова, торговый оборот дорогих столичных ресторанов из-за кризиса снизился на 25-30 процентов. Зато процветают рестораны средней ценовой категории, предлагающее посетителя антикризисное меню – бизнес-ланч за 170-250 рублей. Но вот на чем россияне не готовы экономить – так это на лекарствах. По крайней мере, так считает аналитик фармацевтического рынка, директор компании DSM Group Александр Кузин. Прогнозы о росте цен на лекарства он дает крайне осторожно:

Александр Кузин: За первые два месяца у нас лекарства подорожали на 5,4%. Более дешевые лекарства подорожали больше, чем дорогие.

Любовь Чижова: Есть ли рейтинг наиболее популярных лекарств, которые покупают россияне и будет ли он меняться?

Александр Кузин: Он будет меняться, но не думаю, что существенно изменится из-за кризиса. Первое место «Арбидол», второе место «Актевигин», третье место «Виагра».

Любовь Чижова: Вы сказали, что на 5% подорожали лекарства за два месяца. А дальнейший прогноз, каков что будет дальше с ценами на лекарство?

Александр Кузин: Примерно в середине января месяца ко мне в компанию пришло письмо из Федеральной антимонопольной службы с требованием не озвучивать прогноз по лекарствам. Я нарушаю статью 11 часть 3, что мои действия как влияющего на умы агентства могут привести к тому, что люди будут воспринимать, профессиональные участники рынка, как ценовой ориентир. Я буду координировать всю деятельность участников всего фармацевтического рынка.

Любовь Чижова: Что говорят ваши наблюдения, готовы ли россияне экономить на лекарствах?

Александр Кузин: Пока таких данных не наблюдается. То есть мы смотрим, люди все меньше и меньше покупают дешевых препаратов, все больше и больше покупают более дорогие. То есть у нас даже в начале прошлого года наиболее популярный сегмент - это 50-150 рублей, в этом диапазоне, а к концу года наиболее популярный сегмент стал 150-500.

Любовь Чижова: А сколько вообще человек, среднестатистический россиянин готов тратить на лекарства?

Александр Кузин: На одного человека в среднем приходится около 3 тысяч рублей в год, в том числе и государство. Государство не очень большую долю занимает, 80% люди сами тратят. В апреле месяце я знаю, что происходит падение цен на лекарства, то есть так, из разговоров. Я просто принимал участие в конференции в мэрии, и там были заведующие аптек, и там падение не большое около 1%, но оно происходит. 80% препаратов импортные, доллар дешевеет, соответственно все импортное дешевеет.

Любовь Чижова: Какова роль государства во влиянии на фармацевтический рынок?

Александр Кузин: Это один из самых регулируемых рынков. Предполагается, что достаточно жестко, будут к лету приняты нормативные документы, регламентирующие наценки на лекарства в оптовом, в розничном звене.

Любовь Чижова: Вы это приветствуете?

Александр Кузин: Это возможно, это позволит избежать ажиотажного повышения цен на отдельные препараты, которое может происходить из-за того, что, допустим, какой-то препарат остался у одного оптовика, и он может взвинтить цены в два, в три, такое бывает. Но если палку пережать, ввести достаточно жесткие ограничения по той же розничной наценке, аптеки просто не будут продавать те препараты, которые невыгодно продавать.

Любовь Чижова: Получается, что большинство россиян в ближайшее время смогут покупать себе только лекарства и еду. 30 процентов реcпондентов, опрошенных социологами Левада-центра, признались, что их доходов хватает только на продукты питания и мелкие бытовые расходы. Продолжает социолог, специалист по уровню жизни Марина Красильникова….

Марина Красильникова: По нашим данным, уже примерно четверть российских семей говорят о том, что рост цен на продукты питания привел к существенному ухудшению уровня жизни их семьи существенному ухудшению уровня жизни их семьи. Но для современного российского потребителя самым значимым сейчас элементом экономии становится экономия на товарах длительного пользования. Так называемых крупных покупках и расходах. От этих крупных покупок и расходов основная часть населения начала отказываться еще в конце прошлого года, в то время как наиболее обеспеченные граждане в конце прошлого года пытались демонстрировать такой ажиотажный спрос, в страхе перед инфляцией и ростом курса иностранной валюты люди пытались побыстрее купить товары длительного пользования, сделать те крупные расходы, которые они запланировали ранее. Но такое поведение демонстрировали только 15% наиболее обеспеченных граждан. К концу зимы, к марту месяцу даже эти наиболее обеспеченные граждане предпочитают отказываться от покупок. Здесь, конечно, немаловажную роль сыграла возможность получения потребительского кредита, которые практически свелись на нет, а потребительский кредит был одним из мощных источников, подпитывающих существенный рост спроса на товары длительного пользования в последние предкризисные годы.

Любовь Чижова: Как люди оценивают свое материальное положение?

Марина Красильникова: Массовые опросы общественного мнения имеют дело с массовыми группами населения. В массе своей российское население лучше характеризовать как бедное население. Из тех цифр, которые я привела в начале, очевидно, что даже такие покупки, как холодильник, телевизор, стиральная машина, они финансово обременительны для 80-85% российского населения, если говорить о массовых группах. Конечно, такой потребительский спектр характерен для бедного населения. Поэтому особо богатыми у нас себя мало кто называет, хотя каждая шестая семья - это люди, которые чувствуют более-менее финансово свободными, которые могут строить потребительские планы, выбирать направление потребительских расходов, а у 85% населения и выбирать не из чего, потому что денег хватает только на то, чтобы поесть, одеться и заткнуть немедленные дыры в семейном бюджете, обустроить свое жилище. Потому что до сих пор, когда мы спрашиваем у людей, какие крупные расходы вы сделали, основная масса говорит, что мы купили предметы мебели, мы сделали текущий ремонт квартиры, купили микроволновую печку, купили музыкальный центр, купили стиральную машину - вот потребительские достижения основной массы населения, на это нацелены их потребительские желания.

Любовь Чижова: Говорила социолог Левада-центра Марина Красильникова…Оптимистично настроенные экономисты говорят, что граждане России перенесут нынешний глобальный кризис с гораздо меньшими психологическими потерями, чем жители США и Европы: большинство россиян просто никогда не жили обеспеченно, и в кризис им терять нечего.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG