Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шанхай: в Центральной Азии к Ирану относятся по-разному


Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад и президент России Владимир Путин на саммите ШОС в Шанхае

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад и президент России Владимир Путин на саммите ШОС в Шанхае

Хотя вопрос о возможном вступлении в Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества реально могут решать ведущие державы этой группы, Россия и Китай, другие члены организации также имеют свое отношение к этой проблеме, не обязательно общее для всех. Среди стран Центральной Азии это отношение колеблется: от благосклонного до настороженного.


Провозглашенные цели шанхайской группы – экономическое сотрудничество и совместная борьба с терроризмом, в особенности с исламистскими группировками, действующими во всех шести странах ШОС. Эта борьба привела к временной конвергенции целей с США и Западом после террористических атак 11 сентября 2001 года. Однако в адрес всех этих стран раздаются обвинения в том, что они нередко используют угрозу терроризма в собственных внутренних целях, в борьбе за подавление инакомыслия и правозащитного движения.


Китай и Россия, скорее всего, в настоящий момент не склонны поддержать ходатайство Ирана о полном членстве в ШОС. И хотя мнение этих двух ведущих держав организации наверняка станет решающим, свои соображение на этот счет есть и у других членов – государств Центральной Азии.


Узбекистан скорее за, чем против


Узбекистан воздержался от официальных комментариев на тему членства Ирана в ШОС. По мнению независимого узбекского эксперта Камолиддина Раббимова, узбекскому правительству пришлось бы по вкусу, если бы ШОС взяла более антизападный курс.


«На мой взгляд, вступление Ирана в организацию было бы сейчас в интересах Узбекистана, потому что если внутри организации будут нарастать антиамериканские настроения и стремление к противостоянию США и Западу, узбекское правительство будет чувствовать себя в большей безопасности», - считает он.


Отношения Узбекистана с Западом ухудшились после кровавого подавления выступлений в Андижане в мае 2005 года. Президент Ислам Каримов выставил американские войска из страны через несколько месяцев после того, как ШОС потребовала временных ограничений для американских баз в регионе.


Однако остальные три среднеазиатских государства, входящие в ШОС, судя по всему относятся к близкой перспективе членства Ирана настороженно.


Экономические интересы могут стать определяющими


8 июня министр иностранных дел Казахстана Касымжомарт Токаев сослался на процедурные препятствия приему новых членов и намекнул, что близкого решения не предвидится.


Эксперты отмечают, что казахская нефть поступает сейчас в Китай. Они также полагают, что ввиду юридических споров по поводу бассейна Каспийского моря официальные лица Казахстана не очень хотят расширения иранского влияния в ШОС.


В Киргизстане представители правительства в прошлом месяце заявили, что говорить о расширении ШОС сейчас слишком рано. По их словам, членам группы следует прежде всего сосредоточить внимание на укреплении связей между государствами, которые состоят в ней сейчас.


Представители Таджикистана выражаются более уклончиво, намекая на возможную поддержку членству Ирана в будущем. Однако министр иностранных дел Талбак Назаров предупредил также, что ШОС «не может расширять свой состав до бесконечности».


Шодман Саадиев, сотрудник таджикского Центра стратегических проблем, работающего под эгидой администрации президента Таджикистана, считает, что важную роль в решении вопроса о членстве Ирана сыграют экономические стимулы.


«На мой взгляд, экономическое сотрудничество между Иранам и членами ШОС является важнейшим пунктом, определяющим возможность приема Ирана в ШОС, поскольку он располагает обширными природными ресурсами – даже такими, в которых нуждаются центральноазиатские страны», - заявил Саадиев.
XS
SM
MD
LG