Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доклад уполномоченного по правам человека Владимира Лукина


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Марк Крутов: Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин сегодня представит лично доклад о деятельности своего ведомства за прошедший 2008 год. В пятницу доклад о положении с правами человека в России был опубликован в официальном печатном органе правительства "Российской газете", а сегодня Владимир Лукин лично пообщается с журналистами, и ответит, наверняка, на острые вопросы, которые ему будут задаваться. В докладе утверждается, что вопреки обыкновению права человека в России чаще всего в прошлом году нарушились не только сотрудниками правоохранительных органов, но и Центральной избирательной комиссией, например, и администрацией президента. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Доклад уполномоченного по правам человека за 2008 год является итоговым и обобщает деятельность омбудсмена за прошедшие пять лет. Документ показал, что в вопросах обеспечения конституционных положений по правам человека законодательным массивом, ситуация в России хотя не идеальная, но в целом рабочая, заявил Владимир Лукин: "Мы взяли основные статьи Конституции, имеющие прямое отношение к правам человека - право на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, право на гражданство и свободу передвижения, право на свободу совести и вероисповедание, право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, право на свободу мысли и слова, право избираться и быть избранным", - добавил омбудсмен. По мнению президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова, итоговый документ носит излишне сдержанный характер и не отображает полностью все проблемы.

Алексей Симонов: Мне кажется, что сама должность уполномоченного становится потихоньку все более ритуальной, чем действенной. Естественно совершенно, что и диагноз им ставимый превращается тоже в некую ритуальность, то есть есть люди, пишущие этот доклад, и есть определенная выделенная группа людей, читающая этот доклад. Причем, группа читающих, как правило, меньше группы пишущих. В основном, читают его правозащитники, которые с той или иной долей скепсиса относятся к каждому из разделов этого доклада, которые относятся к непосредственной их деятельности, поскольку очень многие из этих данных идут от них. И смягчение формулировок, которое происходит в этом докладе, их в известной степени смущает.
Но нужен такой диагноз? Наверное, нужен. Просто вопрос заключается в том, что этот доклад должен представляться не президенту, а парламенту. И в парламенте должен быть специальный день для обсуждения этого доклада. Но этого же нет! И добиться этого довольно трудно, потому что парламенту права человека до такой фени, что они даже не выберут двух часов для того, чтобы выслушать уполномоченного, тем более что тут еще все это помножилось на то, что его недавно переназначали и так далее и тому подобное. Они уже проблему прав человека в виде переназначения уполномоченного уже обсудили и решили для себя. Поэтому, к сожалению, это не имеет характера серьезного государственного документа. Это имеет характер такой, я бы сказал, частного, хотя и произведенного государственным органом.
Кроме того, Владимир Петрович аккуратный, осторожный, разумный. При этом он старается, по крайней мере, не вылезать за отведенные ему рамки. Доклад, естественно, носит и этот, в общем, я бы сказал, излишне сдержанный характер, учитывая, что он выходит в условиях, когда все права человека в стране решительно и бесповоротно нарушаются.

Максим Ярошевский: Председатель движения "За права человека" Лев Пономарев уже прочитал доклад и сделал для себя предварительные выводы.

Лев Пономарев: Власть обращает внимание на доклад омбудсмена или нет? Это первый вопрос. Прописано ли в законе, что означает этот доклад? Автоматически ли то, что прописано в докладе должно приниматься к исполнению исполнительной властью? Я подозреваю, что этого не написано. Знаю, что, вообще, закон ограничивает уполномоченного по правам человека довольно сильно.
Я так взглянул на этот доклад. Я должен сказать, что там, вообще говоря, правильные оценки делаются, на самом деле, в той ситуации, которая есть в России. Может быть, не такие резкие, какие я бы делал, на самом деле, но так и должно, может быть, потому что я независимый человек. Конечно же, я делаю более резкие оценки. В условиях, которые сейчас созданы в России, омбудсмен может быть выбран Государственной Думой. Государственная Дума у нас практически однопартийная. Поэтому я бы сказал, что нам повезло, что омбудсменом у нас является Лукин, который общается с правозащитниками и довольно тесно общается.
Другое дело, что я, например, не всегда обращаюсь к Владимиру Петровичу, потому что знаю, что по некоторым вопросам к нему обращаться не следует, скажем так, если какой-то вопрос политизированный. Приведу такой пример. Допустим, я и многие мои коллеги считают, что в России есть политзаключенные, суды политизированы. Эти вопросы мы не обсуждаем с Владимиром Петровичем Лукиным.
Немножко наивно надеяться, что документ может что-то и как-то сильно повлиять. В нашей стране нужно долго и упорно бороться за конкретное что-то. Управлять можно только постоянной и упорной борьбой.

Максим Ярошевский: Правозащитник, директор Института прав человека Валентин Гефтер лично принимал участие в работе над докладом.

Валентин Гефтер: Конечно, это, вообще, чтение не из легких. Я не завидую читателям "Российской газеты", где он будет опубликован. Наверное, нужен какой-то краткий, сравнительно ударный вариант для широкого пользователя. Я лично, по крайней мере, могу ответить, что мне нравится в этот раз такая итоговая за пять лет работы структура доклада. Она, мне кажется, разумно построена на том, что речь идет о пробеге по всем конституционным правам и свободам граждан и на том, как Европейская конвенция, которой мы участники, то же самое говорит. Поэтому это, с моей точки зрения, сделано разумно. Другой вопрос, кто и как это будет читать, я имею в виду в первую очередь во власти. Но очень полезно было бы просто это принять, как некое руководство к действию.
Что дальше? Это и есть главный вопрос. Институты типа института уполномоченного очень хорошо, что они развились, но они носят пока реактивный характер, то есть только на то, что происходит, с одной стороны, с другой стороны, такой рекомендательно-консультативный. А когда нужно изменить что-то, вот обратной связи ведомства на эту критику, на эти предложения вполне конструктивны и благожелательны. Это не какая-то огульная критика, что у вас тут все плохо. К сожалению, обратной связи нет. Это есть изъян не столько уполномоченного и его доклада, сколько того, как у нас построена система защиты прав человека.

Максим Ярошевский: Говорил правозащитник Валентин Гефтер.
XS
SM
MD
LG